Niksma

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Niksma » Творчество » Просто сказка


Просто сказка

Сообщений 11 страница 20 из 31

11

ГЛАВА 9
Благополучно выбравшись из бухты Квелора, «Рать» вышла в Средиземный океан. Путь ждал не длинный, однако без неприятностей не обошлось. Где-то в средине маршрута их застал туман. Никакие усилия Дима не спасли, им пришлось лечь в дрейф и выжидать, пока этот природный барьер не рассеется сам. Можете поверить, они чуть не сдохли со скуки за те десять дней, которые им пришлось бездействовать. Напрашивалась даже мысль, что кто-то нарочно не даёт  команде попасть в Прибрежный. Зато они успели, как следует отдохнуть и решить, чем займутся, когда доберутся до долгожданного берега.
- Мы не можем таскать «Маликарб» всё время с собой, - настаивал Дим. – Надо спрятать его в надёжном месте, чтобы кроме нас, не нашёл никто.
- Кстати, Дим, - вспомнила Марго, - У меня есть знакомый тор. Он как-то похвалялся своим умением прятать вещи на болоте, да так, что чужак не найдёт.
Катр похвалил девушку за находчивость. – Молодец, Марго, стоящий вариант предлагаешь.
Дим тоже был не против, - Стоит попробовать. А твоего знакомца случайно не Гнед зовут?
- А что? – удивилась Марго, ты его тоже знаешь?
- Поэтому и согласился, - ухмыльнулся эльф. – Он мне не раз помогал. Ему я верю.
Сет и Вой резались в карты, потому как делать нечего, если дальше своего носа ничего не увидишь.
Квентин внимательно следил за Марго, что-то в её облике не давало ему покоя. Пока он ещё не мог понять конкретной причины. Вроде, весёлая, а в глазах такая тоска, самому выть охота. – Неужели никто не замечает. Когда же рассеется этот треклятый туман! Может это он заставляет девушку беспокоиться. Если в Прибрежном она не изменится, - решил ард, - Спрошу у неё, что случилось.
Утром десятого дня Создатели сжалились над ними – туман поредел, спустя три тана появилась возможность поднять паруса. Попутный ветер стёр остатки хандры. Их ждал родной город; много суеты и болота Тора, согласитесь, гораздо интереснее, чем сидение в тумане. Когда «Рать» причалила, Дим собрал всех в своей каюте.
- Пришла пора разделить заработанные нами тарханы. Каждый из нас богат и не просто , а неприлично богат. В связи с этим задам вопрос: Кто-то может, захочет временно покинуть команду и попытаться устроить личную жизнь? Все переглянулись, подобные мысли бродили у каждого.
- Мы давно держимся вместе, на то свои были причины, теперь их, вроде как, нет.
- А ты сам, кеп, что собираешься делать? – спросил Квентин.
- Я бы отправился на остров эльфов, давно не заглядывал домой, - ответил Дим. Наверное, каждого кто-то где-то ждёт, разве я не прав?
- Вой прищурился, - конечно, я не против наведаться к своей подруге. Болота Тора будут у меня на пути, мы можем пойти вместе. А потом каждый отправится в свою сторону. Дим вопросительно посмотрел на Катра, - Ты, дружище, как на это смотришь?
- Мы с Сэтом, - пробасил воин, - Могли бы наняться к купцам в охрану, у них не скучно. А надумаете собраться, вестника к нам пришлёте, я сообщу у кого мы будем.
- Зачем вам работать, - удивился Дим.
- Мой меч любит работу, а Сэту ещё поучиться надо. Негоже ученика баловать. Сэт вздохнул только, - Как Катр, так и я.
- Ну, а ты. Квентин? – дошла очередь до арда.
- Я ещё не решил, что стану делать, но думаю с таким количеством тарханов любой город ждёт меня с распростёртыми объятиями. Хотя, скорее всего, останусь в Прибрежном, чтобы в следующее путешествие вы без меня не отправились. Он повернулся к Марго.
- А я, ребята, куплю себе дом здесь у моря. Адресок у любого вестника узнать сможете, я дам им знать. Так что в любое время забегайте в гости.
- Вот и ладненько, - улыбнулся Дим, раздавая каждому причитающуюся тому долю.
- Ха! Эх я и наемся! – крутанулся на месте Вой. И огромный волчище, задрав хвост, галопом помчался в кабак.
- Фу! – скривила губы Марго. – У этого зверя одна жратва на уме. Кстати, Дим, ты Гнеда сам найдёшь, или тебе помочь?
- Конечно сам, - засмеялся эльф. – Не беспокойся, мы кинжал без тебя спрячем. Иди, ищи приличное жилище, желательно побольше, а то когда мы соберёмся, нам там места не хватит. Девушка рассмеялась, - Знаю я ваши запросы. Чтож мне теперь. Замок покупать? Это – мысль, – повернулся уже отошедший Катр. – И покупай. Мы и тарханов тебе подкинем.
- Вечно ты шутишь, - всплеснула руками Марго, - Мне своих хватит, чтобы пол города скупить, и ещё останется. Не волнуйтесь, дом будет, какой положено. Она обратилась к ардийцу, - Квентин. Я бы не отказалась от твоей помощи.
- И то правда, - поддержал её Дим. – Иди с ней. Мы «Маликарб» и вчетвером донесём. Надеюсь, когда вернёмся с болот, нам не придётся снимать номер в гостинице.
Квентин и Марго пожелали им счастливого пути. На этом и разошлись. Трое отправились в небезызвестный кабак, а девушка с ардом на поиски подходящего для их замысла дома. Нашли они его на побережье. Славный такой небольшой замок, окружённый ухоженным садиком. Короче, лучше не бывает. Хоть за него запросили многовато, они не стали торговаться. Замок стоил того. Его прежние хозяева за ним хорошо следили.
- Ну, Марго, - улыбался Квентин, - Ты теперь обладаешь самым прекрасным домом  в Прибрежном. Тут он замер от неожиданности, в  её глазах он по-прежнему не увидел никакой радости.
- Да что   же это такое?! – вскрикнул он. – В чём дело, девочка  моя? Может ты поведаешь мне о своей беде?
- Потом, Квен, потом, - отвернулась она – Давай сначала устроимся, обживём мой новый домик, а потом, когда я соберусь с мыслями и с силами, я тебе всё расскажу. Ему оставалось только  вздохнув идти за ней.
Замок был трёхэтажным. Розовый гранит оригинально смотрелся на фоне зелени сада, голубизны моря и неба. На первом этаже за огромным холлом следовала роскошная гостиная, а дальше кухня и много подсобных помещений. Второй этаж занимали: парадный зал и восемь комнат для гостей. Ну а на третьем располагались пять шикарных спален, два кабинета  и огромная библиотека. Ещё был большой подвал, забитый бочками с вином и ящиками с продовольствием. Бывший владелец решил переехать в Новый Свет. Он забрал с собой лишь самые любимые вещи, всё остальное он оставил новым хозяевам.
- Похоже, проблем с этим приобретением у нас не будет никаких, - высказала своё мнение Марго. Она немного расслабилась и сидя вечером в гостиной за чашкой гавара, она решилась поведать Квентину свою беду.
- Помнишь того арда, с которым я познакомилась тогда, в кабаке? – начала она.
От нехорошего предчувствия  у Квентина заныло под ложечкой. –Помню,  -осторожно ответил он, боясь спугнуть её признание.
- Так вот, - продолжала она, как во сне, - У меня будет от него ребёнок. Высказав другу то, что так долго   её мучило, она разрыдалась. – Что же мне теперь делать, Квентин? 
Что он мог ей ответить. – Я сделаю всё возможное и невозможное, надеюсь, пронесёт.
- Я умру? – всхлипывала она у него на груди.
- Постараемся, чтобы этого не произошло, - утешал он её, но сердце сжалось от горя. Слишком хорошо он знал, что произойдёт с ней и проклинал Цезаря, вслух  не решаясь сказать про него ни одного плохого слова.
- Я люблю его, Квен, понимаешь! Жить без него не смогу, - плакала Марго. – Он ничего не знает про дитя. Ему надо рассказать.
- Где нам его искать?7 – спрашивал ард, - Хотя, если он в Прибрежном, как гном сказал, я его из-под земли достану и приведу к тебе.
- Найди, Квентин, найди. У меня не осталось сил бороться со своим отчаянием. Может, когда он вернётся, станет хоть немного легче.
- Не плачь, родная. Завтра утром я пойду к  вестникам и будь уверена, узнаю всё, что знают они. Ночь укутала город. Ард сидел на диване и держал на руках хрупкую девочку – воина, которая, выплакавши ему свое горе, заснул, а он не смел пошевелиться, чтобы не дай Создатель она не проснулась и не вспомнила Цезаря.

Четверо мужчин шагали по степи. Они не крались, как обычно делают путники пересекающие эти опасные места, а шли не таясь, словно бросали вызов и псовым охотам и самим Создателям.
- Вы видно, рехнулись после сиденья в тумане, - всё не унимался один из них, высокий красноглазый альбинос.
- Брось, Вой, нам не помешает немного размяться, - урезонивал его Катр. – Нельзя же всё время отлынивать от боя, так и драться разучишься. Дим только усмехался, глядя на них. Сэт развлекался с пойманным под камнем  каюром, и казалось ничто на свете не оторвёт его от этой забавы.
- Никогда не любил змей, - проворчал Дим.
- Вот-вот, поэтому и они тебя не любят, смеялся юнец.
- Уж гляжу, тебя то они любят, как мать родную,  - сострил эльф.
- Как дашь, так и возьмёшь, - был ему ответ. Складывалось впечатление, что если бы змеи умели целоваться, то каюр облобызал бы парня от пяток до макушки. Впереди замаячили болота. Сэт положил змею под придорожный камень, что-то шепнул ей и она исчезла в траве, словно и не было её вовсе.
Пройти по болоту к селению торов – задача не из легких, но Дим успешно с этим справился и друзей провёл.
- Можно подумать, ты тут всю жизнь ходил, - заметил Сэт.
- Приходилось, –  буркнул эльф. – Хотя, правду говоря, малоприятные воспоминания.
На их удачу, Гнед, славившийся своими пристрастиями к путешествиям, оказался дома.
- уф! – успокоился Дим, - не зря пёрлись.
- Привет, Эльф! – радостно кинулся ему на встречу тор. – Каким ветром тебя занесло? Никак дело ко мне есть, просто так дождёшься вас.
Болотные люди – торы считались дальними родственниками людей, а точнее, людьми, сильно видоизменившимися после долгого проживания на болотах. Низкорослые и коренастые они обладали большой силой. Многие считали их болотными гномами, но сами торы на такие предположения обижались, да и гномы не желали иметь ничего общего с торами.
- Давай, рассказывай, чего надо, - пригласил их Гнед в свою лачугу, сооружённую из веток, тины и ещё непонятно чего. Внутри она оказалась более привлекательной, чем снаружи. Усевшись на низенькие лавки и немного согревшись у очага, Дим достал кинжал.
- Вот,  - протянул он его Гнеду. – Эту вещицу надо надёжно спрятать, да так, чтобы никто кроме меня, не мог его взять.
Тор вертел «Маликарб» в руках. – Что. Сильно нужная штука?
- Из Могильников, - ответил ему Вой. – Ты уж постарайся, Гнед. Его хозяина только пару недель как в  царство Теней отправили, и думаю, никто не может ему помешать назад вернуться. Нам надо, чтобы этот ножичек всегда под рукой лежал. Не мотаться же за ним каждый раз в Могильники.
- Хорошо, уговорили, - согласился тор. – Ты, Дим, со мной пойдёшь, а вы, - он посмотрел на остальных, - Тут подождёте. Не могу же я такой толпе своё тайное место показать. Мы дня через два вернёмся. Еда вон в том сундуке лежит, короче, отдыхайте. Гнед вытащил тряпку, завернул в неё «Маликарб», засунул в сумку, висящую на поясе, - Пойдём, эльф, чего тянуть то. Раньше выйдем, раньше придём. Ну, бывайте, ребята.
Они вышли из лачуги и скрылись в надвигающихся сумерках, как провалились. Эти два дня прошли для оставшихся довольно однообразно. Их никто не беспокоил и они не старались сблизиться с кем-нибудь  из торов. Катр и Сэт проводили тренировочные поединки, а Вой в облике волка лазил по окраинам поселения, пытаясь выяснить, есть ли тропа через болота к лесу Ужаса. Уж больно ему хотелось срезать путь и поскорее добраться до  крепости Део, где жила его подруга. Всё надеялся, что она забыла их небольшую размолвку и ждёт своего волка. Однако поиски не увенчались успехом, если тропа и была, он её не нашёл. Пришлось оставить эту затею до прихода Гнеда. – Пожалуй, тор согласится провести меня через топи, если я ему хорошо заплачу, - думал Вой.
Дим с Гнедом месили грязь всю ночь. – Как ты умудряешься видеть тропу в темноте? – не мог понять эльф.
- Ничего странного, - отвечал тор, - Ты же можешь через Эльфийский лес ночью пройти, а я через болото могу. Дома стены помогают.
- Надеюсь, мы не заблудимся? – бормотал себе под нос Дим.
- не боись, я по этой тропе всю свою жизнь хожу. Это моя тропа, ещё в детстве я её зыбил.
- В смысле? – не понял эльф.
- Насыпал и столбил. Кроме меня, да теперь ещё и тебя, про неё никто не знает. А там. Где она кончается – тайник. Туда мы кинжал и положим. Если надо станет, слово заветное скажешь, тропа и откроется тебе, как мне.
Удивительной магией владели торы. Они с детства зыбили тропы по всему болоту Тора и столбили их своими заветными словами. У каждого свои тропы и свои слова. Без этих самых слов, нельзя было пройти по тропе. Она словно уходила вглубь болотной жижи. А стоило их произнести, как тропа лежала у тебя под ногами и вела в нужном направлении. Именно по такой тропе, сказав открытое когда-то Гнедом, слово, Дим провёл товарищей в посёлок торов.
- А у тебя на все тропы  одно и то же слово? – поинтересовался Дим.
- Нет, на эту тропу – особое. Я тебе его потом скажу, когда вернёмся.
- Нам ещё долго идти, может, отдохнём чуток? – сдался Дим.
- Погоди немного, ещё крамов через пять, островок есть, - утешил его тор. – Там и передохнём.
Эта тропа Гнеда была идеальной, они даже сапоги не измазали. – Хорошо постарался! – хвалился тор.
- Молодец! – поддержал его эльф. – Редко увидишь такую ухоженную тропу.
Скоро они выбрались на обещанный остров. Развели костерок. Гнед достал из своей сумы сушеное мясо, пожевали его, погрелись у огонька. Тор подбрасывал в костёр мох, росший повсюду. Едкий дым отгонял мошкару, которая тучами кружила над эльфом.
- Лучше бы ты мне мазь дал, которой сам намазался, – попросил Дим, - Чем дымить.
- Не взял я её с собой, не подумал, - отмахнулся Гнед.
- А ты заклинанием их разгони, - присоветовал он эльфу.
-Выдумал, на такую мелочь магию тратить, - проворчал Дим. – Перебьюсь как-нибудь.
Посидев ещё немного, они отправились дальше. Всякая водяная и болотная нечисть сновала мимо них, словно не замечала путников. Дим знал, что бояться нечего, тропа не только вела их, но и защищала от такого рода неприятностей. Другое дело, если какой чужак пёрся напролом через болото. Такому пришлось бы не сладко. Если бы он и не утонул, то уж точно попался в лапы болов и тянучек, от которых избавиться труднее, чем от болотной трясины. Вдруг Гнед остановился, - Всё, пришли. Теперь смотри. Он достал из сумки кинжал и какую-то трубочку. Дунул в неё. По болоту пронёсся резкий свист. Из воды высунулся зверь, похожий на огромную выдру, и умными глазами уставился на тора. Гнед протянул ему «Маликарб», завёрнутый в тряпку, - На, спрячь! Отдашь потом мне или этому эльфу, - он указал пальцем на Дима. – Больше никому! Понял?
Зверь оглядел эльфа с головы до ног и утвердительно кивнул, затем взял в лапы свёрток и нырнул туда, откуда вынырнул.
Дим в некотором замешательстве уставился на воду, - Ты уверен, что кинжал можно назад получить?- был его первый вопрос.
- Нет проблем, - засмеялся тор. – Это же Вул. Он разумный. Не так, чтобы совсем, как мы с тобой, но всё же. Тем более он под заклятием. На тебе свистун, как свистнешь, он приплывёт; попросишь кинжал – он принесёт. Главное – свистун не потеряй. А то без меня вызвать Вула не сможешь.
- А если он сдохнет к тому моменту, как мне «Маликарб» потребуется? – не успокаивался Дим.
- Что ты, он тебя раз в пять переживёт, за это не беспокойся, пошли.
Всё ещё взволнованный Дим, двинулся за Гнедом, который посмеивался над недоверчивостью приятеля. – Поверь мне лучшего тайника нигде не сыскать. На Вула действует только магия торов, любая другая ему нипочём. Расслабься, нормально всё.
Они дошли до острова, на нём и заночевали, а к вечеру другого дня вышли к посёлку торов.
- Во! Как и обещал, - обрадовался Гнед, - За два дня уложились.
Проведя ещё одну ночь на болотах, по утру Дим с Катром и Сэтом отправились в Прибрежный, а Вой договорился с предприимчивым тором, что тот проведёт его через топи к  Западной границе Торских болот. В уплату за услугу Гнед затребовал, чтобы оборотень взял его с собой в крепость Део.
- Никогда там не бывал, - оправдывался он. – Одному вовсе несподручно, а попутчика не найдёшь. Мало желающих в лес Ужаса идти, а ты, Вой, по-моему, хорошим проводником будешь.
- А назад, ты один пойдёшь? – урезонивал его Дим. Да куда там, если Гнед себе в башку чего вбил, то кувалдой не вышибешь. –
- Не переживай за меня, домой дорога всегда короче, - отбрыкивался тор.
- Как знаешь! – сдался  эльф. – Ты уж, Вой, позаботься о нём. Вой только зубы скалил, - Ладно, постараюсь.
На том и расстались. Гнед с Воем через топи рванули на запад, а Дим, Катр и Сэт – на восток.
Когда эта троица вышла в степь, их ждала засада. Слава Создателям, стая собак оказалась не слишком великой. У Катра давно чесались руки на этих бестий. И Сэт был не прочь подраться. Злобные хари окружали их плотным кольцом. – Повеселимся! – буквально взревел Катр и его меч засвистел в воздухе. К нему присоединились клинки Дима и Сэта.
- Эльф, ты бы лучше заклинаниями занялся! – прокричал ему воин. – Пока они не все подтянулись.  Дим сосредоточился. На этот раз он решил не превращать собак в камни, как делал всегда, а придумал кое-что другое. И ведь сработало,  да ещё как!
Внезапно каждый пёс вспыхнул ярким факелом. Сотня или около того собак визжащих от боли и страха, неслись в разные стороны. Дальше пятидесяти пранов ни одна из них не пробежала – на землю падали обугленные магическим огнём кости. Тут было чему удивляться.
- Ну ты, Дим, и даёшь, - ошарашено смотрели на это зрелище воины. – Чего же ты раньше такое не делал?
- Раньше мне эта идея в голову не приходила, - пожал плечами Дим.
- Интересно, - размышлял вслух Сэт, пиная ногой обгоревшие мослы, - Они к утру снова очухаются?
- Кто знает, всё может быть, ответил эльф. – А теперь вперёд! Нельзя испытывать Судьбу бесконечно. И они зашагали в сторону города, нигде не задерживаясь. Воинственное настроение, как рукой сняло. Встреча с охотой вернула чувство осторожности и желание поскорее где-нибудь укрыться, например, за стенами Прибрежного, до которых они благополучно добрались.
Сухой паёк торов уже поперёк глотки встал. Они зашли поесть в первую попавшуюся таверну. Наевшись. Мужики отправились на Соборную площадь, в надежде получить сведения о Квентине и Марго. Там они нос к носу столкнулись с ардийцем, разыскивающим Цезаря. Этот факт он удачно от них скрыл.
Квентин радостно их приветствовал. – Мы уже обустроились и ждём вас. Пошлите, Марго очень обрадуется. Вой уже в лес Ужаса отправился?
- Представляешь! – возмущался Дим, - С ним Гнед попёрся. Как я его отговаривал, ничего не помогло.
Квентин на мгновение задумался, но потом уверенно сказал, - Насколько я знаю торов. За них не надо беспокоиться.
- А. демон с ним, - успокоился эльф. – Если, что и случится с ним на обратном пути, так сам виноват.
- Вот и наша новая резиденция. – указал Квентин на замок, к которому они подошли.
Сэт присвистнул, - Это получше любых отелей будет.
- Да… протянул Катр, - Теперь  у нас есть, где перекантоваться в этом городе.
Добро пожаловать, - распахнул перед ними двери ардиец. – Вы проходите. Марго! – крикнул он, - Принимай гостей. А у меня ещё небольшое дельце есть, я скоро вернусь.
- Эх, давно я не отдыхал в такой роскоши, - вздыхал Дим, растянувшись на диване в гостиной и потягивая вино, которое  Марго принесла из подвальчика. – С тех самых пор, как уехал из дома. Ничего, скоро я снова туда вернусь.
Катр и Сэт блаженствовали не меньше  него. Кресла казались шедевром мебельного искусства, а вино успокаивало их разгорячённые души. Марго умело вытягивала из них подробности похождения. Время бежало для них незаметно.
Квентин носился по городу в поисках сведений о Цезаре. У каждого вестника он оставлял сообщение для него о том, что его ищет Марго и где её найти. Так промотавшись целый день бестолку, к вечеру он усталый поплёлся домой, с досадой представляя себе разочарование подруги.
- Ничего, - успокаивал он сам себя, - Завтра должно повезти, где-нибудь да он услышит о ней.
После бурного прощального вечера спалось всем замечательно. С утра Дим, распрощавшись, отправился в порт. Там он наложил охранное заклятие на «Рать», а сам  на торговом судне, идущем на остров эльфов, отчалил домой. Воины задержались чуть подольше – до обеда. Ровно столько времени потратил Катр на поиски гномов – купцов из Града. Они направлялись в Новый Свет, на ярмарку Чудес. Маршрут не из лёгких, поэтому они с удовольствием взяли с собой воина и его ученика. Квентин ушёл вместе с Димом. Он продолжал искать, так что тана в три дня, когда в дверь тихо постучали, Марго сидела дома одна в ожидании новостей. Она открыла, на пороге стоял Цезарь, крайне изнурённый и как-то сильно повзрослевший.
- Прости меня, Марго! – были его первые слова. – Я так многого не знал…
- Что было, то было, - Ответила она. – Заходи. Он зашёл. Взрыв эмоций и чувств, сдерживаемых обоими так долго, слёзы горя и радости одновременно, поцелуи и ласки – это оказалось для них сейчас самым главным, а остальное  в этот момент просто не существовало. Когда страсть поутихла, Марго прижавшись к Цезарю, попросила, - Обещай всё отпущенное мне время провести рядом со мной. А потом позаботишься о нашем ребёнке.
- Я сделаю всё, как ты скажешь, но я знаю способ вытащить тебя из царства Теней. Риск значения не имеет.
- Нет!!! – её крик долго звенел у него в ушах. – Нет, - уже спокойнее, но так же твёрдо, сказала она. – Возможность жить я отдала в обмен на жизнь лучшего друга. Пути назад нет. И малыш останется один, если ты погибнешь. Поэтому я требую, чтобы ты был с ним, пока он не вырастет, и ты не убедишься, что он не опасен для окружающих. Как только  у тебя возникнут малейшие подозрения… в общем знаешь… Мир не должен страдать за наши ошибки. Слушать её  было больно и страшно, но Цезарь слушал не перебивая. Он знал – Марго права.
К вечеру пришёл Квентин. Ард считал, что пол дня достаточно для встречи наедине. Он жаждал объяснений. Когда днём он встретил Цезаря на Ратушной площади, он был готов удушить соплеменника. Его удерживала лишь привязанность к Марго. Он понимал – она будет страдать ещё сильнее, поэтому он только отвесил ему звонкую оплеуху и принялся упрекать. –
Как мог, ты сопляк, поступить так с девушкой. За что наказал её? Она прекрасный человек и не заслужила такого отношения! К его удивлению, Цезарь не пытался оправдываться. Он стоял, опустив глаза и от каждого слова Квентина вздрагивал, как от удара. Это немного остудило пыл Квена. Тут – то он и сказал ему, - Она ждёт от тебя ребёнка, придурок! Такая новость окончательно добила парня. Он уселся на землю, прямо туда, где стоял и закрыл лицо руками. Он конечно боялся, что так и окажется, но всё же лелеял надежду  на лучшее. Маленькую надежду. Теперь Цез в полной мере постиг ужас, который он так долго отгонял от себя. – И ещё, завершил экзекуцию Квентин, - Она узнала, что ты – ардиец.
Цезарь вскочил, как ошпаренный. – Где мне её найти? – резко дёрнулся он. И когда Квен ему ответил, помчался туда, крича на бегу, - Дай мне время объясниться с ней, а потом приходи. Я расскажу тебе, почему всё так вышло.
Квентин подходил к дому, ожидая услышать крики и вопли, но стояла мёртвая тишина. Он вошёл и вместо разборок увидел, как Цезарь с Марго спят в обнимку, спокойные и умиротворённые.
- Тьфу, ты! – плюнул он с досады, но будить их не стал. – Дети, ничего не поделаешь, придётся отложить разговор до завтрашнего утра. Он ретировался, закрыв за собой дверь. Еще одна бессонная ночь.
Рано утром Цезарь спустился из спальни вниз. В гостиной сидел Квентин и ждал. Цез присел рядом с ним и начал свою историю с того самого момента, как удрал из дома. Когда он дошёл до места, как убил воина, у Квентина отвисла челюсть, = Постой, если ты его убил, как говоришь, тогда почему я видел Магдаса в бухте Квелора?
- Пожалуйста не перебивай, - попросил юноша, - И так слишком тяжело переживать это заново.
- Ладно, я буду молчать, продолжай, - согласился Квен.
Чем дольше Цез говорил, тем неуютнее чувствовал себя старший ард, и слушал про то, как тот был воином и чуть не съел их. Квентину хотелось провалиться сквозь пол.
- Вы живы, только потому что я вовремя увидел Марго. Это помогло мне взять себя в руки и совладать с голодом.
- Никогда бы не подумал, что такое возможно, - не выдержал Квентин. Цезарь бросил на него умоляющий взгляд, тот замолчал.
- А теперь, самое главное, вздохнул Цезарь. – Благодаря усилиям моих друзей, Бездна закрыта навсегда. За эту услугу Совет Старших выполнил их требование – простил преступника и вернул мне прежний облик. Только в Ард дорога закрыта. Если вернусь – полное развоплощение.
- Да, парень, тебе не позавидуешь, - поднялся Квен.  – Что же ты делать собираешься?
- Жить вместе с Марго,  услышал он ответ. – По крайней мере, пока она жива, а потом воспитывать ребёнка. Больше мне ничего не остаётся.
Квентин оглянулся и заметил Марго. Они не слышали, как она тихо вошла в гостиную и стоя молча у двери, слушала рассказ своего друга.
- Не знаю, ребята, что и сказать вам, - развёл руками он. – Нет слов. Пойду-ка я прогуляюсь малость. Надо хорошенько переварить эту историю.
- Будь так добр, - обратился к нему Цезарь, - Если тебе не лень,  зайди в гостиницу, которая на Соборной площади, и сообщи моим друзьям, где я, а то они волнуются небось. Ведь я не сказал, куда пошёл.
- Ладно, схожу, думаю им интересно будет узнать некоторые подробности.
- Угу, - согласился Цез, - Наверное лучше если ты расскажешь им всё, а не я. У меня не хватит смелости свалить на них ещё и это.
- Точно – ребёнок! – вздохнул старший ард и ушёл, оставив их одних
- У них так мало осталось времени, - думал он, -  За такой короткий срок им предстоит прожить и пережить то, на что у других уходит вся жизнь. И ещё он думал, что наврятли Цезарь сможет один воспитать дитя, и ему придётся обоих взять под свою защиту. Слава Создателям, финансами мы обеспечены, нет лишнего повода голову ломать. С этими мыслями он вышел на Соборную площадь.
Когда Цезарь не пришёл в гостиницу к вечеру, волновались все.
- Ну что опять произошло с неугомонным мальчишкой? – ворчал Лот. – Надеюсь, на этот раз он не вляпался покруче прежнего.
- не пугай так! – обратилась к нему Синдия. – Мне вредно волноваться.
- он дождётся, я его хорошенько вздую, - ерошил перья Эд, - Будет знать, как трепать нам нервы.
- Успокойтесь, - не вытерпел эльф, - Куда он денется. Просто хочет побыть один. Слишком много на него свалилось сразу. Вот если к утру не появится, тогда пойдем искать.
- Ага, ждите, придёт он к утру, - пробурчал град. – у него никакой ответственности нет. Мог бы и сказать, что задержится. Тень рассмеялся, - Ты Эд, как взрослый мужик рассуждаешь, а сам такой же юнец.
- Я не создаю другим проблем, - надулся град. – Нечего меня с ним сравнивать. Носимся из-за него, как очумелые по всему Материку, а он что? Трудно разве предупредить?
- Ладно вам, орлы, - вмешался Рауль, - Кончайте спорить. Ждём до утра, а там посмотрим.
Ясное дело, утром ард не пришёл. Оставив Синдию в номере, на случай если он всё же заявится, мужики отправились на поиски. Столпившись на Соборной площади, рассуждали, куда идти в первую очередь.
- Можно Лонда подключить, - предложил Эдиф, - Пусть над городом полетает, сверху лучше видно. Он пролетит над Северным районом, я Южным займусь, а вы Центральный прочешете. Тана через три встретимся на этом же месте.
- Не выйдет, - заметил Тень. – Лонд с утра собак по степи собирался. Он больше не успел ничего сказать – к ним подошёл Квентин.
- Привет, ребята, а я к вам. Вы, похоже, потеряли что-то?
- Да так… - буркнул Рауль, - Небольшая проблемка.
- Большая проблема! – встрял Эд.
Квентин рассмеялся, - Ваша небольшая проблема или большая, это как вам удобнее, сидит сейчас в обществе милой девушки и просит передать, чтобы вы не волновались.
- Ах, паршивец эдакий!1 – выругался Лот, – у него амурные дела, а мы переживаем.
- Пошлите в какое-нибудь заведение, - предложил Квентин, - Мне есть, что рассказать вам. Ближайшим таким заведением был кабак «Вулф и К, в него и отправились. Здесь Квен и поведал им историю, в которую на сей раз вляпался Цезарь. Надо отдать ему должное, он, как мог, выгораживал арда. Серьёзные лица слушателей подсказывали ему – из всех известных эмоций. гнев и ярость были самыми мягкими названиями для чувств испытываемых теми. Квентин, как ардиец знал, что нарушение клятвы, данной когда-то всем народам ардами приводило просто в бешенство обманутых.
- Успокойтесь, уважаемые, - пытался он их утихомирить, - Он ничего не знал про эту клятву и не давал её. Он удрал из Арда раньше того дня, как должен был узнать о ней, да и о многом другом (он вспомнил воина). Если бы не его неведение, вы бы погибли от зубов старого Кармена. Так что сами видите, нет худа без добра. Ни один ардиец, прошедший обряд совершеннолетия на Совете Старших, не способен убить Магдаса, а он убил, за что и поплатился. Кому, как не вам знать, о суровом наказании постигшем его. Даже Марго, (все удивлённо уставились на него, узнав, кто та девушка, которую обманул Цезарь) да, да, даже она простила. Так что, не вам его судить. Им пришлось согласиться с ардийцем. Он привёл убедительные доводы в пользу Цеза.
- Ладно, - встал Лот, а за ним и остальные, - Нам пора. Скажи ему, мы не в обиде на него, и он может вернуться, когда захочет. Пока мы задержимся здесь. но не думаю, что надолго.
- Он не вернётся в отряд, - встал и Квентин. – Он решил остаться с Марго.
- Это Чтож, он переходит к вам? удивился Эд.
- Нет, - улыбнулся ард, - Наша команда на неопределённое время распалась. Марго проживает в Прибрежном, он будет жить у неё. А потом, кто знает, Квентин пошёл к выходу. – Привет Синди и Лонду. Надеюсь, с вами мы ещё увидимся. Пока.
Ард медленно брёл по улицам города. Он не спешил домой. И ещё подумывал, куда бы ему на некоторое время пристроится, чтобы не мешать молодым людям своим присутствием. Покупать домик не имело смысла. Он решил снять квартиру и переехать туда завтра же. Подходящая нашлась недалеко от замка Марго.
- Так даже лучше, будут у меня под присмотром, - радовался ардиец. – Этот Цезарь, прямо магнит какой-то для разнообразных неприятностей. Не помешает лишний раз убедиться, что у них всё в порядке.

12

ГЛАВА 10
Терпение Князя Канала вконец иссякло. Уже целый день, как он закрыл Бездну, а Рок всё не возвращался. Канал строил всякие планы мести и Высшим магам и принцу Вилентайму. С психу он сотни три теней развоплотил, но это не приносило облегчения. Приходили мысли, что его попросту надули, как обыкновенного мальчишку. Он носился по тронному залу взад и вперёд и горе тому, кто попадался ему на глаза. Наконец, известие о его настроении дошло до Аманды. Она шла в тронный зал, ломая голову, что эдакое могло произойти, если всегда невозмутимый Князь в такой ярости.
Когда она вошла, он сидел на троне в демоническом облике и из его глаз во все стороны летели искры. Её он сразу не заметил, а когда увидел, то враз как-то поник и утихомирился.
- Как ты, Канал?
Он долго молчал. Аманда терпеливо ждала, пока он соберётся с духом и скажет ей. наконец, чего взбеленился. А Князь сидел, уставясь в пол, словно пытался на нём прочитать ответ на вопрос. Как он мог ей сказать, что Рок пропал? Достаточно его мучений. Не хватало. чтобы она волновалось. Он глубоко вздохнул, - Наша операция по образованию Империи с треском провалилась. Паразит Карадурн не сумел сделать всё как надо. Придётся начинать сначала. Сама понимаешь, мало приятного.
- Не могу поверить, - Аманда уселась на трон рядом с ним. – Разве это могло так разозлить тебя? Она ясно видела его внутреннюю борьбу. Чтобы не происходило раньше, он всегда в её появлении менял облик демона на человеческий, а сейчас он словно забыл про такую мелочь, что лишний раз доказывало – происшествие из ряда вон выходящее. Ни капли не смутившись его видом, она обняла своего демона, прижалась к нему. – Канальчик, поведай Аманде, что случилось, - попросила она ещё раз. Наконец, он взял себя в руки, тут же сменил облик, рассердившись на себя за невнимательность.
- Солнышко, посиди со мной манов пять, и если ничего не изменится, я всё тебе расскажу.
Так они и просидели обнявшись эти пять манов. а когда он открыл рот, чтобы начать рассказ, перед ними засиял временной проход. Из него к их ногам вывалился Рок.
- Ну наконец – то! Князь осторожно отстранив Княгиню, бросился к сыну. Аманда за ним.
- Что случилось? – спрашивала она.
- Успокойся, - посмотрел он на неё. – Теперь всё в порядке. Сама подумай, что может произойти с демоном.
Рок в данный ман был демоном воплоти. Каналу пришлось перевоплощаться, чтобы отнести сына в спальню. Аманда шла за ним по пятам, ужасно переживая. Магия Канала быстро привела Рока в чувство.  Он открыл глаза. Первое, что он увидел было лицо отца.
- Ты всё же вытащил меня оттуда, с облегчением проговорил он. - Я и не надеялся.
- Не переживай, милый, - Канал чуть не рыдал от радости, - Я сделал, как они просили. Честно говоря, сделал бы и больше, но они сглупили и попросили слишком мало за твою жизнь.
Рок увидел Аманду, улыбнулся  ей, - не унывай, я уже с вами. Как наши дела? – посмотрел но на отца.
- Никаких дел, сынок, забудь про них на время! – так ответил Князь, который никогда не забывал дела сам и не давал забывать про них другим.
Только на пятый день Аманда успокоилась и отпустила от себя Рока, и он смог уединиться с отцом, для разговора о случившемся. Сильные колдуны, они быстро почти полностью восстановили картину происходящих событий. Как же они оба злились на принимавших участие в битве против них. Рок, в общем – то по натуре не был мстительным, наверное в мать, но вот Канал лелеял месть, как любимое дитя. – Придёт и моё время, - повторял он про себя, как молитву. - Вы все заплатите мне. Каждый из вас проклянёт тот день, когда решил со мной связаться. Клянусь на крови своей! А как мы знаем, клятву такую нарушить нельзя. Охота Князя Тьмы началась. Долгая и злая охота…
Рок ему помогать отказался и отправился в родной лес Ужаса. – Чего доброго, без моего присутствия ведьмаки и ведьмы разленятся и лес перестанет внушать должный ужас, - объяснил он свой уход и не смотря на протесты отца, ушёл. Его ждали более интересные  по его мнению дела. Он считал, что сводить счёты с пешками нет смысла. Вот если добраться до Высших магов или до самих Создателей, тогда стоило бы повозиться. Рок сильнее злился на АРТА, запершего его в безвременье, чем на всех остальных вместе взятых. В этом он для Высших был гораздо опаснее, чем Канал. Он смотрел в корень и видел, кто стоит за всеми происшествиями.

Между тем пролетело время и не малое. Синдия должна была вот-вот родить. Весь отряд Лота обитал в городе Крите – родном годе гномов. Лот голову ломал, какой подарок подарить любимой меле в такой знаменательный день. Обшарив все городские рынки и лавки не нашёл ничего достойного Синди. И тогда он решил отправиться на остров Алмазов. Его грандиозный план предполагал одним ударом убить двух зайцев – подарок добыть и финансовое положение команды поправить. Испросив  у Синдии разрешение на недельную отлучку, он рванул к Лонду. Тот, порядком засидевшись, охотно согласился поразмяться.
И вот, боевой дракон с гномом на спине в воздухе, а внизу, поздно примчавшиеся Эд с Раулем, которым он крикнул, - Если через неделю не вернусь, ищите на острове Алмазов. 
- Ловко ты меня прикрыл, - проорал на ухо дракону Лот. – Эх они и злятся, что мы их с собой не взяли.
- С тобой одним я в два раза быстрее долечу, - ответил Лот. – Разве им это объяснишь? – улыбнулся гном, - они же скоро взбесятся от скуки. Ничего, чай, и в Крите найдут на шею приключений.
Не отягчённый грузом Лонд за три дня долетел до нужного места. Когда они приземлились на груду алмазов, дракон аж взревел от такого зрелища.
- Не реви! – замахал на него руками Лот, - а то толпа слаков примчится и наш отряд останется и без транспорта и без предводителя, а мы с тобой будем обедом. Говоря всё это, он спрыгнул на алмазы и принялся нагребать их в немаленький мешок. Лонд рассмеялся, - Великий маг испугался пары слаков.
- А вот и испугался,  - продолжая работать пробурчал гном. – У этих слаков алмазная лихорадка. Они ни за что не захотят поделиться своим добром с другими. Если бы здесь было безопасно, то эти алмазы давно бы находились в другом месте. Лот наполнил мешок. Лонд зубами забросил его себе на спину. Гном вскарабкавшись туда же и уже усевшись поудобнее скомандовал, - Взлетай. И ведь, как вовремя скомандовал. Не понятно откуда взявшееся скопище пустынных ящеров, буквально набросилось на них, пытаясь задавить своим количеством. Тут уж и Лонд испугался. Взмах его огромных крыльев посшибал с ног подобравшихся вплотную.  Взлетев с места почти вертикально, дракон успел спасти себя и своего седока. Глянув вниз. Лонд убедился, что под спинами слаков не видно того места, где они только что сидели.
- Бррр! Ну и гадость, - передернулся дракон. – Теперь я верю, что с ними лучше не связываться. Хорошо укусили меня только за хвост, а не за крыло. Небось, зубы то себе об мою чешую пообломали, - рассмеялся Лонд. Он быстро забывал об опасности, которая уже миновала.
Денёк отдохнули в Прибрежном, в доме Марго и Цезаря. Там им очень обрадовались, примчался Квентин. Короче, небольшой сабантуй оставил у всех приятные воспоминания. Лот подарил Марго и её будущему ребёнку прекрасный алмаз. Такой огромный, что он не помещался у женщины в двух ладонях.
- Лот, где ты его раздобыл? – не унимался Цезарь.
- Молчи, парень, - ухмылялся гном, - Какая разница, где взял.
Квентин, догадавшись о происхождении этого сокровища, только головой качал. – Рисковый ты, Лот. Я бы и на драконе туда сунуться не решился.
День пролетел быстро и незаметно. Лонд, отдохнувший и наевшийся, приготовился к отлёту. К концу недели, как и обещал Лот, они вернулись в Крит. Лонд отправился на отдых, а Лот сначала заглянул к Синдии и только потом пошёл в мастерскую золотых изделий. Из всех сокровищ он выбрал семь одинаково прекрасных алмазов. Их он отдал мастеру, заказав для Синди браслет, украшенный этими драгоценностями.

Наступил тот день, который так ждали все они. С утра город окутало затишье. Не пели птицы, не дул ветер, казалось даже мухи летать перестали. Напряжение Лота передавалось буквально всем жителям города Крита. Никто не знал, чего ждёт, но ждал каждый. Когда повивальная бабка подняла на руках маленький комочек, Лот решил, что его дочь – самый прекрасный ребёнок в мире. – В тебя будут влюбляться всея, милая моя, - прошептал он дочке, взяв её на руки. А так как магическая сила переполняла его в тот миг, то его слова стали реальностью. И тут в комнате возник Князь Канал. Такого поворота не ждал никто.
- Этот ребёнок будет моим, гном, - заявил он. – Это тебе урок, как вмешиваться в мои дела. Возмущению Лота не было предела, - Вон отсюда! Катись в свою Кару! Канал опешил от неожиданности. Очухался он в самом дальнем закоулке царства Теней. Чудненький сюрприз преподнёс ему гном. Он и подумать не мог, что тот обладает такой мощной магией. Всё же своё дело он наполовину сделал. Канал дал понять наглому народцу о его притязаниях на их покой. Слова произнесенные над новорождённым младенцем имеют большую силу. Пусть теперь попробует этот Лот изменить судьбу своей дочки. После исчезновения Князя, Синдия разрыдалась. – Так я и знала. Всё вышло наперекосяк.
- Не плач, - успокаивал её Лот. – Я же смог его прогнать. Наша девочка всегда будет под защитой моей магии.
- Ох, Лот, - простонала гномела, - Я кое-что скрыла от тебя. Сейчас у меня родится ещё и мальчик.
Лот не знал смеяться  ему или плакать. – Ведь у гномов так не бывает.
- А у нас будет! – гордо заявила она. И точно, манов через десять гном держал на   руках двух младенцев. Он просто млел от счастья, глядя на этих крошек. В мальчике чувствовалась неуёмная сила. Вот только Лот не мог понять, светлая она или тёмная. Потом он решил, что всё же светлая, наверное, посещение Канала накладывало на детей тёмные тона. Лот попытался усилием воли разогнать их, наконец, сущность обоих младенцев засияла ярко и радостно.
Синдия заснула – она очень устала. С ней осталась повитуха, а лот с детьми вышел за дверь, где томились друзья в ожидании новостей. Их приветствовали радостными криками и поздравлениями.
- Как же вы назовёте этих прелестных созданий? – спросил Рауль.
- Дочку нареку - Дип, - Лот нежно посмотрел на неё, - А вот этого карапуза – Тот. Мальчишка дрыгал ногами и чему-то улыбался. Тень взглянул на него и заявил счастливому отцу, - С таким сорванцом у вас будет много хлопот.
- Ну и чтож, - засмеялся Лот, - Любая забота о детях приятна.
- Дай ка мне подержать мою племяшку, - попросил Литл. Маленькая Дип перекочевала к нему. – Милый ребёнок, - пробормотал гном, заглядывая ей в личико. У него в сердце разгорался огонёк любви к этому ребёнку. – Её не возможно не любить, воскликнул он.
Каждый хотел подержать юную мелу. Она стойко сносила их грубые неуклюжие руки, не издав ни единого звука протеста. А Тот вцепился бороду Лота, как клещ и совершенно не желал покидать родительские объятия. Так что понянчить племянника Литлу не удалось. Утомленные неуёмным вниманием дети, вскоре заснули. Вечерняя пирушка по поводу нового пополнения завершила этот тяжёлый день.
Хуже дела обстояли в Прибрежном у Марго. Когда пришло её время, и у неё родился мальчик. Канал не замедлил появиться и тут. Вот только Цезарь и Квентин ничего сделать не смогли. Хохочущий демон укрепил свою власть над ребёнком и забрал жизнь у Марго.
- Не думайте, ардийцы, - прорычал он исчезая, - Ваши страдания ещё только начинаются. Цезарь назвал сына Ареваром. Как прав был Канал, тысячу раз прав. Им предстояло растить ребёнка, с самого рождения заклеймённого Тенью. Убить его они не посмели – рука не поднималась ни у того, ни у другого. А жить с мыслью, что когда он вырастет, то будет большим злом – великая мука. Перед взрослым злом сердце не дрогнет, не опустится меч с ним сразиться с ним, - пришёл к выводу Цезарь. – А сейчас, увы, мы не в силах что-либо предпринять. Так два арда стали воспитывать мальчишку, обладающего тёмными силами, надеясь, что их влияние на него переборет проклятие Князя Теней.
Тень Марго Канал развоплотил сразу же, как только она попала к нему в царство. Не оставив ей ни одного шанса вернуться в мир живых. И в этом Цезаря, утешающего себя надеждой возвратить Марго, ждало огромное разочарование и страдание, страдание… Тут месть Канала удалась ему на славу, но на этом он не пожелал остановиться. Ещё многие должны были пострадать из-за его пагубной страсти отомстить. На долгое время он затаился, выжидая подходящего момента. Он не спешил – в его распоряжении, по сравнению с другими, находилась вечность. Чем дольше он ждал, тем страшнее и мучительнее будет мука его следующей цели или точнее жертвы.

13

ЧАСТЬ 2
«Император Теней»

Дети в ответе за ошибки отцов.
Таков извечный вердикт мудрецов.
Аксиому эту отвергнуть двое взялись,
Да только, что толку, молись   не молись,
Закон он один и для всех нерушим.
К чему привело это, мы поглядим.

Был ими прекрасный младенец взращён.
Красивым он стал и к тому же умён.
Могуществом Высшим почти что подстать,
Кто думал, что может он проклятым стать.

Любовью, заботой он окружён,
Жизнь для него – это розовый сон.
Но  Путь предначертан злою рукой,
И стал развиваться сюжетец иной.

Демон Канал вселился в него.
И душу взял в плен и тело его.
Вся сила и мощь обернулись во тьму.
За чьи же ошибки расплата ему?

Пусть разум чужой всё зло натворил,
Но мир то проклятьем его наградил.
В подробности разве кто станет вдаваться,
Во мраке ночи живым бы остаться.
И бьются те двое об стену молвы,
Что он не виновен, поди докажи.
Бедное тело под властью Канала
Ужас творило, а само и не знало.

И стало им ясно – пробил тот миг,
Удар Судьбы невинного настиг.
- Его то за что?! – отец несчастный кричал,
Но Создателей глас почему-то молчал.

И был бы он рад, чтоб его наказали,
Но Высшие Судьи ему показали,
Что нет худшей Кары и муки на свете,
- Когда за ошибки твои, платят дети.

(Архивы вымыслов)

14

ГЛАВА 1
В мире Создателей промелькнули дни, а на Эвелиде годы канули в лету. Прошло не много ни мало целых пятнадцать лет. Заматерели юнцы, достигли юного возраста младенцы. Пятнадцать раз Великий Сбор созывал своих приверженцев и несчётное количество раз кто-то отправлялся в Путь. Бесчисленные турниры и награды победителям… Словом, всё шло своим чередом. Добро занималось добрыми делами, а Зло – злыми. Поэтому победы колдунов сменялись их поражениями. Князь царства Теней, запасясь терпением, небольшими темпами увеличивал армию. монстров в морях и океанах осталось совсем мало. Псовые охоты потеснились под натиском молодых напористых магов. Всё меньше собак восставало по утрам из мёртвых. Многие переняли удачный опыт некоего эльфа Дима палить псов магическим огнём. Если у кого такое заклинание срабатывало, то погибшие от него бестии назад не возвращались.
Всё меньше и меньше героев попадало в царство Князя. Долго он не мог измыслить чего-нибудь такого-эдакого, чтобы ввергнуть мир живых в пучину смерти. Но как говорят, - Нет безвыходных ситуаций. Его озарила идея. Он напустил на Старый Материк Тьмор. После этого странного смертоносного заболевания выживали далеко не многие. Только в том случае везло, если в их душах поселилось зло, или те, в ком жизнь когда-то победила Тень, да ещё Высшие маги. По условиям равновесия, должен был Канал оставить путь к спасению для жителей Материка. Для этого какая-нибудь светлая, невинная девушка обязывалась принести себя в жертву Князю Каналу и стать жрицей Теней, выполняя любую волю хозяина своего.   
Тьмор уносил многих. Войско Канала росло не по дням, а по танам. Западная часть Старого Материка, вплоть до берегов реки Лавы, почти опустела. В живых остались колдуны и всякая нечисть лесная, почему-то оборотни, и те, кто присягнул Каналу.  Страх и ужас охватили тех, кто сидел в ожидании, когда Тьмор и до них доберётся. Все, у кого была такая возможность, переехали в Новый Свет, а оставшиеся надеялись на чудо, да на помощь Высших магов.

Отряд Лота в то время проживал на острове Туманов. Они прижились здесь. Этот остров стал их второй Родиной. Тот и Дипа оставались пока вместе с родителями, хотя Тот уже в этом году собирался на свой первый Сбор в городе Соборе. Дипе Синдия с Лотом запрещали покидать дом. Охранные заклинания надёжно защищали её от происков Канала, но только на территории острова.
Юная мела очень страдала из-за этого. Её романтическая натура просила чего-то большего. Однажды, когда она сидела в библиотеке, изучая приёмы магии по книге написанной отцом, за спиной у неё засветился временной проход, и из него вышел красивый молодой человек. От него так и веяло энергией. Онемевшая от неожиданности мела не могла слова вымолвить. Мужчина, преклонив колени, буквально пожирал её влюблёнными глазами.
- Меня зовут – твой раб, - наконец представился он. – Я давно наблюдаю за тобой. Мне нет жизни без тебя. Позволь нам, хотя бы изредка встречаться.
Дипе ещё никто не говорил подобных слов. Она знала, что влюбляются в неё все подряд, но репутация отца заставляла претендентов держаться подальше, а уж охранные заклятия никто из знакомых убрать не мог. Навязчиво крутилась мысль – Мало, кто на такое способен. Смутившись, она спросила, - А ты случайно не Высший маг?
Он улыбнулся, - Не хотел тебе говорить, но раз уж ты догадалась сама, нет смысла скрывать это. Только убедительно прошу тебя, никому не говорить о моём посещении. Согласна?
Девушка конечно дала своё согласие. Она безумно радовалась, что сам Высший маг обратил на неё внимание. Он ей тоже понравился, а позже она поняла, что любовь к нему дороже всего на свете. Впоследствии они часто украдкой встречались, проводили наедине много танов, и их чувства крепли день ото дня. Дипа свято хранила тайну, поэтому никто и не догадывался про драму разыгрываемую у них под самым носом.

Рок вернулся сегодня к себе довольный. Уж третий месяц пошёл, как он всех водил за нос. Во-первых, он хоть чуть-чуть, но отомстил выскочке АРТУ, употребив его имя, да и гном остался в дураках. Ещё немного и Дипа уйдёт с ним – с Роком. Он чувствовал это. Он вообще чувствовал всё, что было связанно с девчонкой, и магия здесь была абсолютно не причём. Причина оказалась до смеха простой – он демон Рок, как мальчишка влюбился в гномелу и ничего не мог поделать со своими чувствами.
Это произошло в тот день, когда впервые в хрустальном шаре отца он увидел чудо – маленькую, хрупкую, как былинка девушку, неописуемой красоты, которая сразу свела его с ума. Где-то неделю он наблюдал за ней через кристалл у себя в лесу, а потом, не выдержав и улучив момент, когда она осталась одна, отправился к ней. В принципе, он не собирался ей врать, но когда она назвала его Высшим, Рок углядел в этом шанс побыть возле неё. Ему было всё равно за кого она его принимает, лишь бы не прогоняла прочь. Рок, как и Дипа, скрывал свои чувства ото всех. Он страшно боялся, что если отец узнает о них, то обязательно всё испортит. А этого он не мог допустить. Рок твёрдо знал – он поёдёт на крайние меры, лишь бы Дипа осталась с ним. И плохо будет тому, кто встанет у него на пути.

Тьмор не утихал. Болезнь перешла границу реки Лавы и не спеша, но уверенно продолжала косить население Старого Материка. Высшие маги созвали в Цитадель АЛЬБЫ самых сильных магов и волшебников Эвелиды. К празднику Мазавана их собралось числом сорок девять. Они хотели попытаться остановить это безумие. После вызова в Цитадель, Лот с Раулем стали собирать в дорогу. Как останешься в стороне, если долг зовёт.
- Не унывайте, дорогие мои, - успокаивал он остающихся дома друзей. – Мы обязательно что-нибудь придумаем. Не может такое количество магов и волшебников спасовать перед лицом опасности. Высшие тоже обещали помочь. Глядишь, недельки через три мы уже будем дома, тогда ты, Тот, сможешь отправить на Сбор с Лондом. Мы с Раулем и Эдом тоже тряхнём стариной и полетим с вами.
Полёт на драконе всегда был непередаваемым ощущением, а на боевом и подавно. Лонд с двумя седоками, разрезая воздух могучими крыльями, летел, как стрела. Отдыхали одну ночь в Родоне. Успели  понаслушаться всяких страстей мордастей. О том, как многие, не желая умирать, начинают приносить жертвы Каналу, переходят целыми отрядами на сторону темных сил.  И если так и дальше пойдёт дело, то Князю и захватывать их Материк не придётся. Умершие будут его тенями зомби, а оставшиеся в живых – верными слугами, связанными с ним кровавыми и жестокими жертвоприношениями. Такие узы мало кому под силу разорвать. От таких новостей и различных подробностей кровь стыла в жилах, а разум отказывался верить в происходящее. Поэтому к утру они ещё больше уверились, что этому надо положить конец.
И так, в день Мазавана в Цитадели собрались три Высших мага, тридцать Истинных и девятнадцать уступающих им по силе, но всё же лучших волшебников. Были составлены заклинания, которые по мнению Высших, при использовании общей магической силы, окажутся способными если не уничтожить заразу, то хотя бы установить барьер на пути Тьмора.
Высшие маги переместили всех вдоль границ, где Тьмор ещё не властвовал. В одно и тоже время все сразу стали творить заклинания… Что сказать, Тьмор победить они не смогли. Вовсе не магия являлась оружием против него, но защитный барьер всё-таки возник. Вот только ценой за него оказались жизни всех сорока девяти. В одночасье погиб цвет магической силы Эвелиды. Эта весть потрясла весь мир, и только Канал. да его приспешники потирали руки от удовольствия.
- О! Как долго я ждал этого момента, - ликовал Князь,….. встречая новоприбывших. – Теперь. вы в моей власти, а уж вас двоих, - Канал посмотрел на Лота   и Рауля, - Так я вообще заждался. Вас ждёт особый приём. Он расхохотался, - Немедленное развоплощение. Прямо на глазах у Лота, Рауль стал туманом, потом и туман рассеялся. И не стало лучшего друга. совсем не стало. Откуда злость взялась у, казалось, безропотной тени гнома, - Чтоб тебе, как ему сейчас, - взревел Лот.
Канал усмехнулся, - Не мне дуралей, а тебе. Но что же он увидел? Вместо того, чтобы рассеяться, как это делали до него тысячи по первому его желанию, гном стоял целый и невредимый. – Кишка тонка! – процедил он в лицо одуревшему от неудачи Князю.
- Он смерть твоя, поэтому ты не властен над ним, - пронеслись у Канала в голове слова из древнейшего предсказания.
Тени в его царстве не обладали магией, но этот коротышка и тут всех обскакал. Казалось сама матушка Судьба благоволит к нему.
- Ну, чтож, не мытьём, так битьём, - прошипел осипший от злости Канал. – Всё равно моя возьмёт. Не развоплотился, так от вечного одиночества свихнёшься. – Увести его в Башню Криков, - приказал Князь. Неизвестно откуда взявшиеся тени уволокли Лота. Остальные бывшие маги и волшебники, теперь колдуны, пополнили войско Канала. Княжеская армия была уже огромной и мощной не только количеством, но и магически. Оставалось изобрести способ вывести её в мир живых. Канал не торопился. Чего-чего, а уж времени у него предостаточно.

Лонд летел домой. Он никак не мог опомниться после смерти Лота и Рауля. – Как же я скажу детям и Синдии, что их больше нет? – ломал голову дракон. Великая печаль не позволила ему заметить заразный Тьмор, который и в нём посеял свой росток. Драконы сильны, поэтому болезнь не проявилась сразу, а только когда он успел принести её лучшим друзьям. Если бы он знал об этом, то скорее бы утопился в море. Он рухнул во двор перед домом. пока он рассказал им страшную новость, пока они сидели около него, заразиться успели все. Жить им оставалось не больше недели.
Когда Рок, как обычно, появился в комнате Дип. он буквально окаменел от страха. Он сразу понял, чем она больна. В этот момент   он был готов задушить Канала голыми руками. – Родная моя, - бросился он к ней. – Каким образом страшная болезнь попала сюда?
Ослабевшим от горя и болезни голосом Дип поведала ему о несчастьях, свалившихся на них. Потом, глядя на него с укором спросила, - Почему вы, Высшие, ничего не делаете? Разве вам это не под силу?
- Милая девочка,  болезнь  может остановить    только страшная жертва. И он рассказал ей про способ избавления от Тьмора. – Но ты не переживай, я в лепёшку расшибусь, но что-нибудь придумаю. Жди меня, я скоро. Он ушёл, а Дип всё прокручивала в голове историю о жертве. Она любила родных своих, друзей, да и весь мир ей тоже было жалко. И она решилась
- Я приношу в жертву себя, - зазвучали её слова, - Князю Теней Каналу. Клянусь выполнять волю его, только пусть исчезнет из нашего мира Тьмор. На крови своей клянусь. Ей кинжал, подаренный когда-то отцом, плотно прилегал к руке и через миг пронзил сердце гномелы. Когда первая капля крови капнула на пол, когда последний вздох вырвался из её груди, свершилось чудо – Тьмор исчез.
Все болевшие мгновенно выздоровели и никто ещё не знал пока, что ради этого маленькая девчушка ввергла душу свою во тьму и нет ей оттуда возврата к свету. Даже тела не осталось в мире живых Не тенью бледной перенеслась она в царство мёртвых, а Великой Жрицей Тьмы. Канал, как пострел, что везде поспел – благодаря Тьмору он набрал себе войско и ещё в придачу, получил могущественную колдунью, исполняющую любую его волю. По силе своей она, пожалуй, чуть ли не превосходила  Князя, но слушалась, как раба.
Очнулась Синдия у себя в комнате. Болезнь, как рукой сняло. Она тут же вскочила и помчалась узнавать, как чувствуют себя другие. Тот спал здоровым сном, а вот Эду не повезло – он умер. Град оказался сильнее всех подвержен заболеванию. Лонд кружил высоко в небе. – С этим то всё в порядке, - подумала Синдия и поспешила в комнату дочери. Дип там не было. Синди стояла раздумывая, куда могла подеваться дочка, когда воздух в комнате замерцал, и появился Рок. Мела уставилась на него, - Кто ты такой и как сюда попал? Рок растерянно оглядывался в поисках любимой. – Я друг вашей дочери, прошу заметить, хороший друг. Не могли бы вы сказать мне, где она?
-Этого я не знаю, как и вы. наверное, вышла на улицу.
- Но она же больна! – не унимался Рок. – Куда она могла пойти в таком состоянии?
- Знаете, молодой человек, - заулыбалась Синдия, - Произошло невероятное – болезнь отступила от нас. Мы теперь здоровы.
Рок ломал над этим голову. Он решил, раз у Дип всё в порядке, то он может отправиться к отцу и выяснить подробности. Демон заготовил целую речь, чтобы убедить Дип присягнуть на верность Каналу, но похоже обошлось без принуждений. Любимой не придётся поступаться своими принципами. Он обратился к Синдии -  загляну попозже. Всего хорошего, и исчез в мерцающем воздухе. Так Синдия и не узнала, кто он такой. Хотя теперь появилась тема для размышлений.
Передвигаться через временное пространство могли далеко немногие, а точнее: Высшие маги, несколько истинных и ещё демоны. Что это был не АРТ, Синдия знала точно, его она знала лично. Истинные маги способные на такое, погибли вместе с Лотом. Оставались… - у Синдии дыхание перехватило, когда она пришла к этому выводу. – Оставались демоны. Выходит, только что она беседовала с демоном, а ещё он назвался хорошим другом Дип. Эта новость оказалась вообще из рук вон плохой. Как могла Дипа связаться с демоном, Синдия понять не могла. Она считала охранные заклинания Лота безупречными. Они давно защищали девочку от Канальских выходок, так в конце концов, всегда было. Откуда она могла знать, что отношения Рока и Дипы не имеют ничего общего с Князем Теней, поэтому охрана и не сработала. Никаких злых намерений у Рока к меле не было и быть не могло, так что защищать её нужды не оказалось. Вот так и случаются непредвиденные обстоятельства, над которыми мы не властны.
Синдия, подождав ещё немного, отправилась  на поиски дочери, но та, как сквозь землю провалилась. Пары танов хватило на то, чтобы всё население   Острова поднялось на поиски пропажи, но никаких следов Дип  никто не нашёл. Синдия отчаялась, все, как могли, успокаивали её. До этого дня Тот никогда не заглядывал в хрустальный шар, подаренный когда-то Тенью, но сегодняшняя необходимость заставила его взять в помощь удивительный кристалл. Парень перерыл сундук, пока не нашел шар. он сверкал тёплым светом и словно сам просился в руки. Тот принялся лихорадочно вглядываться в глубь хрусталя, пытаясь представить себе лицо сестры.
Поверхность шара затуманилась, а затем перед взором молодого гнома предстал хохочущий демон. Тот понял, что это Канал. Он не знал Канала. но чутьё подсказало. что именно Князь Теней перед ним. Затеи появилась Дипа, но не милая скромная девушка, какой её знал брат, а яркая Жрица. Даже через шар гном ощущал извергавшуюся из неё тёмную силу. И всё же это была его сестра. Он никак не мог понять из-за чего произошла страшная перемена. Потом он увидел себя с каким-то странным топором, но это видение оказалось короткими спустя сек, исчезло. Он снова держал в руках обычный хрустальный шар. Синдия терпеливо ждала., когда сын расскажет ей об увиденном. Тот поднял на неё глаза, - Пророчество всё же сбылось. Дип во власти Канала.
- Но, как такое возможно? Девочка моя… Синдия даже плакать не могла, её сердце разрывалось от горя. Канал отнявший у неё мужа и дочь, знал, как она теперь страдает. Он счёл такую месть по отношению к ней вполне достаточной. Синдия пыталась как-то отвлечься от горестных мыслей и воспоминаний, иначе боялась сойти с ума. Она приняла решение – Собирайся, Тот, завтра мы с тобой отправляемся на Сбор, и будь, что будет.
На рассвете боевой дракон нёс их в Новый Свет. К новой жизни и к новым приключениям. Тоска по потерянным близким, калёным железом жгла  их сердца. Только Путь  мог хоть как-то, примирить их с утратой.

Рок ворвался в тронный зал отца, как ураган. Канал сидел на троне с сияющим видом.
- Отец, - осторожно начал Рок. – Что произошло? Ты в курсе, что Тьмор остановлен?
Князь спрыгнул с трона, как мальчишка. – Я так рад, сынок. Дела повернулись круто. Конечно я знаю про Тьмор. Не беда! Армия у меня уже самая большая. Её вполне хватит для захвата Материка и создания нашей с тобой Империи. Нечего переживать по этому поводу. И жрица у меня теперь есть, - он подмигнул сыну. – Такая лапочка. Надеюсь, она тебе понравиться. Канал обнял его за плечи. – Я считаю, мой мальчик, пора тебе жениться, а она будет неплохой партией для тебя. Рок вывернулся из его объятий, - Не хочу!!! У Канала удивлённо поползли вверх брови, - Почему?
- Сказал – нет, значит нет! – настырно упёрся Рок.
- Ладно тебе, я же не требую, отступил Князь, – просто познакомься с ней, ради меня. Рок молчал. Канал подтолкнул его в спину, - Она теперь не последнее лицо в моем царстве, и я обязан тебе её представить.
- Давай в другой раз, - умоляюще посмотрел на него Рок, – мне сейчас некогда.
- Брось. Всё равно ведь пойдёшь к матери, а она там. Сделай мне приятно!
-Ну так и быть, - расслабился Рок. Он на самом деле не мог не зайти к Аманде.
Она в этот момент беседовала со своей новой подругой. Жрица Дипа оказалась внимательным слушателем и прекрасным собеседником. Княгиня была благодарна Князю за такое знакомство. Аманда сидела к двери спиной, а Дип лицом. Она жутко опешила узнав в вошедшем Высшего.
- АРТ! Как ты сюда попал? – вскрикнув, вскочила Жрица. Княгиня повернулась и увидела входящего сына, - В смысле, АТР? – спросила она. – Рок, разве вы уже знакомы? Следующий вопрос застрял у Дипы в горле.
- проходи сынок, - ворковала Аманда, - Ты так давно у меня не показывался. Негоже забывать маму. Рок же стоял, как молнией стукнутый и отказывался верить своим глазам.
- Дип, - наконец проговорил он, - Ущипните меня, может я сплю?
Аманда строго посмотрела на молодых людей. – Да расскажите наконец, что происходит! – потребовала она.
Рок подхватил на руки изумлённую Дип и закружил её по залу. – Мама! – кричал он, - Это моя будущая жена. Ты представить себе не можешь, как я рад! Дип смеялась и плакала от счастья. Никак не могла поверить, что Судьба улыбнулась им и не разлучила. Он рядом и не отказывается от неё. Когда она очутилась в царстве Теней, самой невыносимой была мысль о разлуке с ним. И вот АРТ, то есть Рок, тут, крепко держит её на руках и жениться на ней хочет.
Незаметно вошёл Канал. Они с Амандой тихонько стояли в стороне и смотрели. как двое сумасшедших обнимались и целовались, носились друг за другом, совершенно не обращая на них внимания, словно весь мир перестал существовать.
- Ну надо же, - прошептал Канал, - Ещё пол тана назад даже знакомиться с ней не собирался, а теперь какая страсть! Всё ваши женские чары. Не зря я его сюда заманил, предполагал, что он не устоит перед такой красотой. Аманда загадочно улыбалась и ни словом не обмолвилась о странной встрече этих двоих. Достаточно видеть счастье Рока и не важно, как произошло их знакомство.
- Дип – прекрасная девушка, по-моему, он не мог не влюбиться в неё с первого взгляда. Она даже сама не знала, что попала в самую точку.
Дип очень сильно изменилась. Рок чутко уловил это, но такая она была ему ещё ближе и дороже. Вот только отцу оставлять он её не собирался. Но об этом решил подумать попозже, а сейчас отдался в плен переполнявших его чувств, кстати говоря, Дип, не отставала.
Старший демон и Княгиня, не дожидаясь развязки, предусмотрительно удалились. Они радовались за сына. Его счастье они ценили превыше всего.

15

ГЛАВА 2
Слава о двух великих воинах, охраняющих купца – гнома, гремела по всему Новому Свету. Распавшийся когда-то на время, отряд эльфа Дима, так больше и не объединился. Каждого ждала своя Судьба.
Катр и Сэт, поступившие на службу к купцу, не оставили этого занятия и по сей день. За прошедшие пятнадцать лет они семь раз посещали Сборы, но неизменно возвращались в Град к своему нанимателю. Главное – он не давал им скучать. Иногда даже его маршруты совпадали с выбранными ими дорогами, и тогда они совмещали полезное с приятным. Гном души в них не чаял. Большее время они проводили в разъездах по Новому Свету. Здесь выросли большие города с огромным населением, да и напастей всяких было намного меньше, чем на Старом Материке.
Высшие предпочитали проводить Сборы в этой части планеты, поэтому ничего удивительного в том, что всё больше и больше материковцев покидали свои дома и перебирались на новое место жительства. А как известно, где народ, там и купцы. Катр и Сэт участвовали почти во всех силовых турнирах и всегда выходили победителями. Гном Квант и не противился – Это стало своего рода рекламой его торговому делу. Он даже всячески способствовал распространению слухов о неотразимости своих телохранителей.
Жизнь била ключом, но их угораздило вернуться в Град именно тогда, когда там появился Тьмор, а он, как помните не обходил никого. Квант умер первым, за ним последовал Катр. Сэт тоже приготовился отдать душу Создателям, как внезапно пошёл на поправку и выздоровел. Тьмор отступил, но никто из спасённых не знал кому обязан своей жизнью.
И так, Сэт остался совершенно один. Наниматься к кому-то другому, он не захотел. Состояние у него скопилось вполне приличное. Он решил посетить Прибрежный, а затем отправиться на Сбор в Собор.
Купив небольшую яхту, он в полном одиночестве отбыл в путь. И скажем так, без особых приключений добрался до пункта назначения, где не показывался, кажется, целую вечность. Лет десять назад они с Катром, как-то заскакивали погостить у Квентина и Цезаря. Те еле справлялись с озорником Ареваром. Гостям тоже изрядно доставалось от этого выдумщика, поэтому они оба вздохнули с облегчением, когда наконец убрались оттуда.
- Сейчас, он остепенился, или всё такой же? – думал Сэт, размышляя снять ему номер в отеле или остановиться в Розовом замке. На всякий случай, решил сначала заглянуть туда.
Дверь ему открыл молодой человек. Судя по тому, как он сильно смахивал на Марго, Сэт понял, что перед ним Аревар. Юноша внимательно оглядел его с ног до головы, потом улыбка озарила его лицо. – Сэт! – вскричал он, - Неужели это и правда ты?! Какими судьбами? Он схватил Сэта за рукав и бесцеремонно втащил его в холл. – Отец! Квентин! – позвал он, - Смотрите, кого к нам занесло! Кстати. а почему ты один? – обратился он к гостю. – Куда Катр делся? Насколько я помню, вы никогда не расставались.
Лицо Сэта помрачнело, - Погоди с расспросами, - остановил он рвущийся следом вопрос Аревара. – Придут все, тогда и буду рассказывать. Не повторяться же мне сто раз.
Паренёк чуток присмирел, но было видно, как его распирает любопытство. Сэт успел подумать, - Засиделся дома пацан, надо его на Сбор с собой утянуть.
Тут вниз сбежали Квентин и Цез. Они почти не изменились. Арды очень долго живут и десять лет для них не срок. Зато внешний вид Сэта явно привёл их в замешательство. Для него эти десять лет явно не прошли даром. Школа Катра сделала своё дело – перед ними стоял огромный мужчина – воин, у которого не было почти ничего общего с тем юношей, которого они помнили. Разве что глаза всё с таким же смешливым прищуром, да неизменная змейка в руках (похоже, подобрал по дороге). Именно по тому, как ласково его руки обращались с гадом, Квентин признал Сэта. Неподдельную радость увидел Сэт в глазах старого друга.
- Цезарь, ты представляешь, - обнял он воина, - Это наш малыш Сэт! Проходи! Ты чтож, Аревар. держишь его у дверей? …
Пока три старика ( как про себя обозвал их Аревар) уютно расположившись в гостиной, болтали обо всём на свете, мальчишка быстро и очень ловко накрыл на стол. Критически оглядев своё произведение (по-другому этот шедевр язык не поворачивался назвать), он плюхнулся на самое большое кресло. – Присоединяйтесь! – пригласил он взрослых. – У меня всё готово.
Наполнив бокалы вином, он с наивным видом предложил тост: - выпьем за нас и за тех кого нет с нами. – Так где же Катр? – обратился он к Сэту. Воин молча выпил вино, поставил пустой бокал  и встал.
- Печальную весть я принёс, - заговорил он охрипшим от волнения голосом. – Катра забрал Тьмор. Цезарь и Квентин залпом осушили свои фужеры.
- Прости, Сэт. – потупился  Аревар, - Я же не знал, что дело так плохо.
- А ещё, - продолжил воин, - Погибли Лот и Рауль. Он узнал эту новость в Граде. Цезарь побледнел, как полотно. – Это слишком, - прошептал он, - Канал не знает меры. Похоже, пришла пора мне с ним побеседовать. Квентин с Ареваром пристально на него уставились.
- Брось, Цез. – заговорил Квен, - Их не вернёшь. неужели ты до сих пор лелеешь надежду вернуть Марго и победить Князя?
- С тех самых пор, как она умерла, - гордо вздёрнул нос Цез, - Я ни на сек не отступился от этой мысли! Сэт сел. Он не особо понимал, о чём идёт речь, в смысле о битве с Каналом, но всё это его крайне заинтересовало.
- Поподробнее, пожалуйста, - подвинулся он к ним поближе.
Цезарь поведал ему, что победив Канала в поединке, можно вернуть из царства мертвых кого угодно. – Именно так  и поступил когда-то Литл, освободив эльфа. Неужели я, здоровый мужик, не справлюсь с демоном, если это удалось гному, - не унимался он.
- Остынь! – охладил его пыл Квентин, - Как помнится, ты обещал Марго не рисковать ради неё, а остаться с Ареваром.
При Ареваре таких разговоров раньше никогда не заводили, поэтому он слушал в оба уха, запоминал каждое слово. Потом встрял в разговор, - Нечего за мной приглядывать, вполне могу сам о себе позаботиться. А на твоём месте, – он сердито посмотрел на отца, - Я уже давно бы отправился за Марго. Не поверю, что ардиец не победит демона.
- Молчи, мальчишка! – схлопотал он подзатыльник от Квентина. – Не заводи отца. Он и без тебя на взводе. Ты демона то в глаза ни разу не видал. Тебе не приходит мысль, что посылаешь родителя на верную смерть? Аревар насупившись замолчал. Он очень любил отца, но не хотел понять – бой с демоном не игра. Тяга ко всяческим приключениям предалась ему от Цезаря. В точности, как родитель, он не обременял себя раздумьями о последствиях. Этого качества, как ни старался Квен, из них обоих вышибить не смог.
- Нет, Квентин, молчи! – встал Цезарь. – Мальчишка прав. Он вырос, угрозы для общества, как мы опасались, не представляет, да и ты у него есть. А мне пора сделать то, к чему я так долго готовился и стремился. Можешь поверить, за пятнадцать лет  я изобрёл способ усмирения  гадского Канала.
Сэт задумчиво потёр лоб, - Пожалуй, нам стоит обсудить этот вопрос вместе, ард. Я не намерен сидеть сложа руки, когда появился шанс вытянуть из царства Теней наших друзей. Думаю, мы сумеем вместе позаботиться об этом паразите Князе.
Аревар стал подпрыгивать на стуле от нетерпения. – А меня с собой возьмете, - наконец, попросил он.
- Не мечтай даже! – на пару закричали Цезарь и Квен. – Тебе к Каналу на пушечный выстрел приближаться нельзя! Не дай Создатель, он вспомнит про тебя.
Аревар насупился и замолчал, но судя по тому, как он зыркал глазами, было очень понятно – мальчишка, что-то затевает.
- И не помышляй! – пристукнул по столу кулаком Цезарь, уставившись на сына. – Знаю я тебя, уже небось сто способов придумал, как удрать. Не надейся, от Квентина не убежишь.
Пацан вспыхнул и резко вскочив, выбежал из комнаты. – Какие же невыносимые эти взрослые, думал он. – Зачем при Сэте выставлять меня ребёнком. Сам для себя он твёрдо решил, что дома не останется, и как только отец уйдёт, Квентину его не удержать. Неважно,  куда он отправится, пусть хоть на Сбор, только не сидеть в этом надоевшем до коликов, Розовом замке. Злиться то он злился, но не мог не согласиться, что у озера ему делать нечего.
Он, не понятно для него самого каким образом,  слышал, о чём говорили на первом этаже. Эта способность открылась у него давно. Он слышал всё, что хотел услышать, даже если говорили на другом конце города. Аревар подозревал и о больших возможностях, но не мог сосредоточиться на тех, кого хотел подслушать. Так что, дальнослышание видать было делом времени. Вот и сейчас, он самым наглым образом подслушивал и постепенно успокаивался. Речь шла о нём.
- Вы нехорошо  с ним поступаете, - это был Сэт. – Он действительно уже не ребёнок. Как вам удаётся удерживать дома такую неуёмную силу? Кончится тем, что он взорвётся и удерёт. Вы ничего не сможете с этим поделать.
Квентин сурово сдвинул брови, - Я задержу его ровно настолько, насколько потребуется.
- Ага, держи карман шире, - угрюмо ухмыльнулся Ар. Я здесь потому, что сам этого хочу, но пришла пора немного поразвлечься.
Сэт, словно ему в унисон читал нотацию друзьям. – Вы не понимаете, его Сбор зовёт! Я это прекрасно вижу, а вы глаза закрываете. Природу не обмануть. Мне в этом году мимо Сбора не пройти, поэтому предлагаю временно отложить поход к озеру Теней и всем вместе отправиться в Собор, и Аревара с собой взять. Пора ему учиться жизни. Или вы собрались из него кисейную барышню сделать? Кем он будет в нашем мире, воином или магом? Квентин хотел было, что-то возразить, но Сэт не дал, - Молчи! – прикрикнул он, - Скоро настанет его время, он должен подготовиться ко всему, а не то наломает дров. Цезарь тому яркий пример. Его заявление оспорить никто из ардов не взялся.
- Хорошо! – согласился Квентин, - Мы поедем с тобой.
- Вот и ладненько, вот и славненько, - заулыбался воин. – Давно бы так.
- Вам придётся отправляться без меня, - подхватился Цезарь, - Я больше ждать не намерен.
- Демон с тобой! – выругался Квен, - В конце концов, ты не Аревар, я не могу заставить тебя силой остаться.
Аревар был доволен – старшие, наконец, пришли к единому мнению. И ему убегать не придётся. Молодец Сэт, вправил мозги зануде Квентину.

С утра пораньше два дракона покидали Прибрежный. Это Цезарь отправлялся на запад, и Квентин с двумя седоками, Сэтом и Ареваром, на восток. Цезарь и не подумал посвятить в свои планы   друзей. Он только сказал: - Если моя затея удастся – мы встретимся и я расскажу про мою идею, а если нет…. Придётся тебе, Сэт, самому придумывать метод борьбы с Каналом. На том и расстались.
Аревар уже пробовал перевоплощаться. Выходило не очень гладко, но он надеялся, что со временем наработает нужный опыт и всё пойдёт, как по маслу. Он знал – до совершеннолетия, ардийцы тоже не могут надёжно удерживать облик, поэтому не переживал. Надо отметить, Ар всячески скрывал свои способности ото всех, а уж от отца с дядькой в первую очередь. В их глазах он был обыкновенным мальчиком, лишённым каких либо способностей, кроме конечно, непоседливости и всяческих выдумок. Но Аревар интуитивно чувствовал, каким именно его хотят видеть, и не спешил разочаровывать любимых воспитателей. Сам же он был очень высокого мнения о своих качествах, которые росли день  ото дня, как на дрожжах. И сейчас, он знал, что смог бы стать драконом не хуже других… однако, куда лучше просто сидеть на широкой спине, чем махать крыльями в такую даль. Его ждали такие приключения, о которых он и подумать не смел. Но сначала предстоял неблизкий путь до Собора. Парень волновался за отца и уже начал корить себя за то, что подбил его на такое опасное мероприятие. В душе он согласился с Квентином и Сэтом – не стоило торопиться. Как не крути раскаиваться было поздно и он решил не думать пока об этом, а наслаждаться коротким мигом затишья.
Погода стояла прекрасная, полёт казался приятным. Сэт рассказывал интересные истории про свою жизнь. Про купца, про Катра, про турниры, победы; короче, за время полёта, Аревар узнал намного больше, чем за все пятнадцать лет жизни. Отец и Квентин   никогда не вспоминали при нём свои похождения, чтобы не разбудить в нём тягу к приключениям, а добились прямо противоположных результатов. Оставим их до прибытия в Собор, а вернёмся к Цезарю, который со всех ног, точнее, со всех крыльев, мчится к озеру Теней. Он позволил себе единственную передышку в Родоне. За рекой Лавы его ждала негостеприимная земля, покинутая светлыми силами. Если кто и остался там в живых, то служил Каналу, короче, безрадостная перспектива. Тем не менее, Цез без малейших колебаний отправился дальше. Когда он встал пред водами озера, солнце клонилось к закату. Не теряя ни минуты, он проревел имя жены и застыл в ожидании.
Как всегда эффектно, появился Канал, но на фоне дракона он не смотрелся. Ему ничего не оставалось, как перенести Цезаря в царство Теней. При этом Князь усиленно ломал голову, как ему справиться с драконом. Ему ещё ни разу не приходилось иметь дело с рептилией, притом с такой огромной.
- Тьфу ты! – успел подумать он, - Я же развоплотил девчонку. Если он победит, что я должен буду делать? Кого отдавать вместо неё? Однако, в тронном зале перед ним предстал не дракон, а демон воплоти, да не кто иной, как он сам.
- Вот шельма этот ард, - внутренне расслабился Князь, - Сам себя перехитрил. Уж я то знаю свои слабые места.
Вместо смущения Цезарь увидел в глазах Канала уверенность, чему не мало удивился. Он мечтал этим обликом пронять  Князя, но ничего не вышло.
- Ладно, - успокаивал он себя, пока Канал произносил церемониальные фразы, - Хоть на равных драться будем. Он вытащил меч, который специально заказывал гномам, для этого случая. Два демона сшиблись. Интересное было зрелище. Абсолютно одинаковые, как отражение один другого, они скользили по зеркальному полу тронного зала. Каждый из них чувствовал, что обязан победить. Только становилось правилом – Цез чего-то не знал. На этот раз он не знал слабого места противника. Канал прекрасно понимал, стоит разрубить кристалл на груди двойника, и тот повержен. Поэтому, не торопясь, он отбивал удары ардийца и когда настал момент, перерубил мечом яркую звезду на груди соперника.
Свет померк в глазах Цезаря и перед Каналом уже не враг, а простая тень. Теперь он – хозяин, и может в полной мере отомстить наглому арду за все его проделки. А сильнее всего Князь сердился на него за то, что но был Карменом и жрал его любимых монстров. Этого он ему простить никак не мог. По началу он хотел его просто развоплотить, но потом решил придумать чего-нибудь пооригинальнее. Так Цезарь – тень отправлен в Башню Криков до того момента, пока не потребуется своему хозяину.
Канал вздохнул с облегчением, - А ведь стоило этому арду остаться драконом, - подумал он, - И ещё бабка надвое сказала, кому повезло бы… Так безрадостно окончился Путь Цезаря в мире живых. Говоря откровенно, Создатели возлагали большие надежды на него. Так хотелось верить, что ему удастся завалить Канала. Что ни говори, идея казалась захватывающей – обратиться двойником Князя, но видать, Судьба недолюбливала Цезаря, и кости Создателей выпали крайне невыгодно. И теперь снова предстоит придумывать, каким образом обуздать совершенно распоясавшегося Князя Канала. Похоже, он решил сам вершить судьбы жителей мира сего, что было совершенно непозволительно. Он не просто превышал свои полномочия, он бросал вызов создавшим его, приставившим к нужному делу, а это не хотелось оставлять безнаказанным. Создатели начинали подумывать, как бы вообще вывести его из игры. Даже решили созвать свой Совет по этому поводу. Как ни странно, Совет не дал никаких результатов. Что-то не клеилось, но к единому мнению всё же пришли. – Пусть Судьба решит, каким способом погибнуть Каналу. Выставили битву с Князем целью ближайшего Сбора. Вдруг да найдётся желающиё отомстить нарушителю спокойствия. На том и закрыли этот вопрос.
Стоит отметить, что именно с того дня власть Создателей над героями начала ослабевать. Толи оттого, что они намеренно возложили свою ответственность на плечи подвластных себе, толи ещё почему, но с этих пор не имело никакого значения, что показывали кости. Наступил перелом, после которого  участники событий, выбранных Создателями для развлечений, сами решали, как дело пойдёт. И не всегда эти решения нравились Великим. Как дети, приобретя какой – никакой жизненный опыт, начинают самостоятельно жить, так и герои вдруг вырвались из-под опёки Создателей. И пока было крайне не  понятно, к чему это может привести. 

16

ГЛАВА 3
Сбор этого года проходил в городе Соборе. Его так назвали, потому что он собрал наибольшее количество жителей. Другими словами, он являлся самым крупным городом не только Нового Света, но и всей магической территории Эвелиды. Именно сюда Высшие маги призвали всех тех, кто подчинялся Зову. Не площади Амала с раннего утра толпился народ – целое столпотворение. Через пару танов вестники объявят Цели, а пока неразбериха в полном разгаре. Кто-то радуется, кто-то ругается. Остановленный погодным заклинанием дождь, изредка кидает свои капли на головы собравшихся.
Приблизительно в центре этом кучи - малы, как-то обособленно, хотя не понятно, как это им удаётся обособиться в такой толпе, стоят трое. Двое мужчин и юноша лет пятнадцати. Мальчишка, закрыв глаза, обоими руками сжимает голову. Вид у него такой. словно на него упало небо. Мужчины растерянно хлопают глазами и их недоумевающий взгляд говорит сам за себя – они совершенно не понимают, что же произошло. Наконец, парень открывает глаза, а в них тоска и боль. Один не выдерживает, трясет мальчишку, как грушу и пытается докричаться до его сознания. – Аревар! Ты меня слышишь? Скажи, что случилось! Я могу помочь? Его вопли привлекают внимание окружающих, и шум  вокруг понемногу стихает. Толпа любопытна. Второй мужчина из этой компании, постояв немного, начинает уговаривать народ немного расступиться.
- Смотрите, - увещевает он, - Мальчишке плохо, ему нужен свежий воздух. Понимающие кивки и расстояние отделяющее Аревара от общества, немного увеличивается. Воин оборачивается, - Квентин, выясняй побыстрее, что с ним происходит. Квентин только молча качает головой, прижимая юнца к своей широкой груди. Похоже, это всё, что он может сделать. Сэт, - говорит он, - Наверное, нам стоит унести его отсюда. Будем надеяться, в тишине ему станет лучше и он объяснит нам, почему ему плохо.
Сэт подхватывает Аревара на руки и врезаясь в толпу, прокладывает себе дорогу к выходу. За ним следует растерянный Квентин. Выбраться с площади – задача не из лёгких, они медленно продвигаются без остановок, пытаясь поскорее вытащить Аревара из этой кутерьмы.
Его тело уже безвольно висит на руках воина, глаза закрылись, и он почти не дышит.
- Видно, мы теряем его, Квен, - поворачивая голову назад говорит Сэт, и продолжает упорно пробиваться к выходу. Наконец, они сумели выбраться в узкий переулок, в котором было совсем пусто.
Только навстречу им прогулочным шагом приближались двое – горный гном и эльф. Встреча старых друзей радостна, но в этот трагический момент, рукопожатия коротки, вопросы чётки. Эльф уже осматривает неподвижное тело юноши, задумчиво потирает лоб, - Его душа не здесь, и очень интересно узнать, где.
- Как такое возможно? При столь значительном скопище, да ещё и на Сборе, забрать душу?!
- Вся проблема, мой дорогой ард, в том, что никто у него душу не крал, - ответил эльф.
- Он сам куда-то отправился, а возвращаться почему-то не спешит.
Ардиец смущённо покашливает, - Я и не знал про такие его способности. Вмешивается гном, - Позволь заметить, видать парень и сам об этом не догадывался, иначе с чего ему в толпе откалывать глупые номера. Может у него случайно так получилось, всё бывает.
Внезапно Аревар пришёл в себя, вот только лучше ему от этого не стало.
- Квентин! – вскрикнул он, а потом, как плотину прорвало, хлынули слёзы. – Квентин, - рыдал он, - Этот паршивец Канал! … Всхлипы заглушали слова. Тут уж Квентин встряхнул его ещё разок, как следует. И между всхлипами услышал: - Он убил отца! Я не прощу себе, что … - дальше рыдания надолго прервали рассказ.
Что тут было сказать – нечего.
Если эльф с гномом ещё толком не вникли в случившееся, то уж Сэт и Квен прекрасно осознали, что Цезарь проиграл. Оставалось выяснить, как Аревар узнал про это.
Решили Сэта с Литлом отправить на площадь, а Квентин и Тень взялись отвести мальчика в гостиницу, где собирались узнать у него подробности.
- Цели, хоть вы услышите, - говорил эльф, подталкивая гнома к площади.
Аревар приходил в себя долго и тяжело. Пытавшийся усыпить его Тень, изумлялся всё больше – парень нисколько не реагировал на его заклинания. Если у Аревара и была магическая сила, то она себя никак не проявляла. И в связи с этим, новоявленными способностями юноши поражали ещё больше.
- Ну надо же, - не унимался Квентин, - Мы за пятнадцать лет с Цезарем ни разу не заметили у него никакой магии или колдовства, а мы, хочу тебя заверить, приложили не мало усилий для этого. В последнее время мы абсолютно уверились, что он полный нуль в магии. Даже к Истинному магу обращались, а он заверил нас в отсутствии у Ара какой-либо силы. И вот, на тебе!
Эльф долго раздумывал над словами арда, а потом сказал: - А чего вы хотели? Ведь ещё ни один ребёнок от союза человека и ардийца не был нормальным. Почему вы решили, что он станет исключением? Не дивлюсь, если он старательно все пятнадцать лет скрывал свой дар . Не пойму только. зачем ему это понадобилось.
Лежавший в той же комнате на диванчике Аревар, вдруг, внимательно гладя на Квентина, ответил на незаданный ему вопрос,
- А затем я всё скрывал, что боялся, как бы не разлюбили вы меня. Известно ведь – таких, как я бояться. Поэтому и был, каким меня хотели видеть. Чего ж непонятного? И откуда мне знать, почему ваш маг не заметил моих способностей. Небось, слабый был или обманул вас. Квентин покраснел о ярости.
- Как ты мог подумать, негодный мальчишка, что мы разлюбим тебя? Неужели   ты не видел. Цезарь и я, готовы жизнь за тебя отдать. Если бы ты потрудился сообщить нам побольше, мы бы нашли тебе хорошего учителя,  и сейчас по крайней мере, у тебя не возникло бы проблем с возвращением души обратно в тело. Ты ведь, между прочим, и погибнуть мог, а мы так и ломали бы голову, почему. Хорошо эльф подсказал, чего с тобой творится. Нельзя так пугать меня, мальчик мой! – уже утихомириваясь, закончил он.
Аревар после этой речи, по-новому посмотрел на него.
- Знаешь, Квентин. прости меня, я же не подумал, что придётся задерживаться там. Просто скучно стало ждать, пока трансляция начнётся, вот и решил послушать, как у отца дела идут, тут он вздрогнул, а вышло вместо подслушать, получилось - посмотреть. Я ещё никогда так далеко не слушал, наверное перестарался. Он замолчал. Когда заговорил снова, его голос предательски дрожал, - Квен, ведь он превратился в самого Канала.
Эльф с недоумением уставился на них, - может, объясните мне наконец, чего Цезарь к Каналу попёрся?
- Марго вытаскивать, - вздохнул  ард. – Он, как узнал, что Литл тебя освободил, так и вбил себе в голову идею Князя побить и Марго вернуть. Он ей это сказал, пока она ещё жива была, да она ему не разрешила. Велела Аревара воспитывать. А недавно Аревар узнал про это, - Квентин мельком глянул на страдающего мальчишку, - Да и упрекнул отца, чего мол ты ждешь, я уже вырос, могу и без присмотра. Тот и сорвался. Сказал, что за пятнадцать лет придумал способ надрать Каналу задницу, да видно, не додумал хорошенько. Однако признаю, идея Каналом стать – вполне замечательная, уж не знаю, почему она не сработала. Он замолчал. Аревар встал и начал прохаживаться по комнате. Он явно очухался, только как-то повзрослел.
- Знаете, у меня не возникло проблем с возвращением, а я решил, раз уж там, надо узнать побольше. Узнал кое-что, вы этому не обрадуетесь. Не знаю даже, как и рассказать то про это. В общем, отец зря туда пошёл. Канал развоплотил мать сразу, как она к нему попала. Тень поёжился, он то знал, что Князю ничего не стоит такая забава. Немного помолчав, Аревар продолжил. – И Рауля развоплотил.  Квентин уставился на него, - Как же ты это узнал?
- Неважно, устало ответил парень.
- А что важно? – взорвался ард. – Мне становится страшно от твоих возможностей!
- Сейчас важно то, что Лот цел и отец цел и Катр тоже, но все трое в Башне Криков сидят. А это пострашнее развоплощения будет, насколько я понял.
Эльф вскочил, да так резко, что упало кресло, в котором он сидел. – Это действительно страшно, - начал он, - Души развоплощённых вселяются в тела новорождённых младенцев, а в Башне Криков, даже душа с ума сходит. Лучше бы он их развоплотил, чем такая Кара. Надо срочно их оттуда вытаскивать.
Вмешался Аревар. – Это ещё не всё. Вызвать их теперь невозможно, потому что Канал пошёл против воли самих Создателей и творит ерунду всякую, а они на него управу найти не могут. Он дошагал до двери и наткнулся на Сэта и Литла. Они похоже. давненько тут стояли тихонечко  и слушали его, просто не хотели перебивать. Присутствующие же были слишком заняты создавшимися проблемами и не заметили их прихода. 
лицо Литла посерело от таких новостей. – Но как же так? – заговорил он, - Мне предсказали, что я вытащу Лота из царства Теней. Не может быть, чтобы мы не нашли выход!
- Подожди, - остановил его Аревар. – Я ещё не сказал самого главного. Все умолкли. Недоумение было на их лицах, что главнее спасения близких друзей могло занимать мысли этого юнца? И он сказал … Такое … У них челюсти отвисли до земли. – Канал собрал свою армию, и она готова выступить против Старого Материка.
- Так-так, - протянул Сэт, - Теперь понятно, почему Высшие выставили Цель – битва с Каналом. Многие удивились такой трактовке Я думал, никто не рискнет туда идти, а идти предстоит нам.
- Мы не сможем выманить его в наш мир и заставить драться, если он не соблюдает правил, - вздохнул эльф. – Этот старый лис не захочет рисковать без причины. Аревар задумчиво уставился в пол, - Я бы мог предложить причину, по которой Канал примет наш вызов.
- Что предлагаешь? – повернулся к нему Квентин. Парень заметил, как он серьёзно на него посмотрел и обратился, как к взрослому.
- Так уж случилось, - продолжил Ар, - Я знаю, что ради выхода своей армии в наш мир, Князь готов на всё, даже примет мой вызов. А пока мы будем с ним драться, вы попытаетесь вытащить наших из его треклятого царства.
- А почему драться с ним ты собираешься? - подозрительно покосился Сэт. – это мог бы быть и я. Не обижайся, конечно, но какой из тебя воин. Ты против него и манна не продержишься.
Мальчишка загадочно улыбнулся, - А ты думаешь, он захочет выиграть бой? Ему очень нужна победа противника. Только но захочет сбежать побеждённым, а я приложу максимум усилий, чтобы прибить его. А твой опыт и сила понадобятся в другом месте. Возразить было нечего.
Его идею рассматривали со всех сторон и изъяна в ней не нашли. Тем более он заверил, что точно знает, как убить Князя. Все успокоились, но не Квентин. Он ещё не воспринимал Аревара в роли взрослого. Тяжело смириться с мыслью, что мальчик твой уже вырос и способен на многое, даже больше, чем ты сам. Уединившись с Ареваром. Квен пытался выяснить каким способом он убьет Канала. – Ты же видел, - уговаривал он открыться, - У отца тоже замечательная идея была, но не сработала. Вдруг и эта подведёт? Знай, если Канал останется жив, его армия будет в нашем мире – это катастрофа! Жизнь наших друзей не оправдает последствий этого ужаса.
- Уймись, Квентин, я всё понимаю и рассчитал точно – сбоя не возникнет. Так и быть, слушай. Я превращусь в дракона, но не в обычного и даже не в боевого, а в такого, какого видел во сне. Я уже пробовал. Устрашающее зрелище, скажу тебе. И магия на него не действует. Точнее, она на меня не действует, а заодно и на тех, в кого я превращаюсь. Взгляд арда погрустнел. Мы жили с тобой так долго вместе. Ты знаешь меня хорошо,  а я про тебя выходит – ничего. Скажи, Ар, у тебя не наблюдается нестабильности облика, ведь ты ещё так молод? Аревар слегка пожал плечами. – Первое время было, но теперь, вроде, в порядке.
Тут он немного приврал, чтобы успокоить дядьку. Нестабильность была да ещё какая, но если бы он рассказал о ней, вся эта затея не удалась. Они не позволили бы ему рисковать. Чего доброго. оставили дома. а сами отправились. Квентин и так порывался обратившись драконом сражаться с Каналом. и только убедительные доводы, что он просто обязан со своим опытом помочь остальным в царстве Теней, убедили его отступить.
- я буду в самом безопасном месте из всех возможных, - внушал ему Аревар. – А вам придётся гораздо хуже. Вас будут пытаться убить. Когда вытащите пленников из Башни, ждите, как откроется проход для армии и вместе с ней прорывайтесь и улетайте. Для этого не мешало бы тебе, Квен, тоже обратиться драконом. Меня не ждите. Как бы у меня не повернулись дела, в смысле, убью я Канала или нет, мне придётся сначала его армию назад отправить. Всё ж, как никак, я её хозяином стану. А уж потом, и я рвану домой. Встретимся в Прибрежном,  в Розовом замке.
Квентин умом понимал - ничего лучше не придумаешь, но что-то подсказывало ему – не всё так хорошо, как кажется. Сирена тревоги беспрестанно била в мозгу. Усилием воли он подавил её.
На следующий день из Собора по направлению к озеру Теней, что на Старом Материке, вылетел дракон с четырьмя седоками. Драконом был Квентин. Аревар отдыхал перед предстоящей схваткой. Один раз приземлились в Розовом замке. Второй, в Крите, а оттуда короткий перелёт до врат царства Теней.
Как не протестовал ард, его принудили не менять облик дракона на человеческий и остаться на берегу озера в ожидании команды.
- Согласись, - уговаривал эльф, - Нам нужен надёжный тыл и средство для побега. Вдруг в самый ответственный момент ты не сможешь снова стать драконом. А ведь по закону подлости, именно так и получится. Делать нечего, скрепя зубами Квентин согласился. У всех на глазах Аревар начал превращаться  в монстра. Видок у него оказался ещё тот.
- Оёёй! – закричал Литл, - Таких, наверное, не бывает!
- Теперь, бывает, - довольно ухмыльнулось чудовище. – Ты же глазам своим веришь?
Первоначально все трое: Сэт, Литл и Тень собирались въехать в царство Теней на Ареваре, но увидев это страшилище, Литл заколебался. – Слушай, Тень, - начал он, - Сможешь самостоятельно туда добраться?
- В чём вопрос, конечно могу, только Канал об этом сразу узнает, а не хотелось бы.
- А меня на руках донести? – не унимался гном.
- Конечно! – удивился  эльф. – Не такой уж ты тяжёлый.
- тогда подождём, пока Князь отвлечётся на Аревара, и прошмыгнем втихую, он и не заметит. – выдвинул Литл идейку. – По-моему, нам надо разделиться. Если застукают нас, Сэт останется незамеченным. Если его поймают – повезёт нам. Мне кажется, так больше шансов на удачу.
Тень наверняка догадался, что Литлу не хочется лезть на монстра, но виду не подал. – чтож, в твоих словах есть смысл. Он вопросительно глянул на Сэта, который восседал между спинными зубьями Аревара.
- Попробуем, - пробурчал воин, - Не пойму только, почему должны заметить меня или вас, может все проскочим.
-Тогда, там и встретимся, - закончил дебаты гном. – Начинай, Аревар.
Монстр – дракон набрал побольше воздуха и взревел так, что эхо откликнулось с Ледяного перевала. – Канал! Я вызываю всё войско твоё! на мгновение возникла пауза и тишина стояла такая, что каждый слышал, как бьётся сердце рядом стоящего. Вот, наконец, из воды показался демон преужаснейшей наружности, но куда ему было до чудовища, представшего перед его очами. Несколько мгновений в душе Канала боролись два чувства: страх, что его попросту растопчут и желание вывести армию на Материк. Всё же честолюбивые замыслы побороли ужас. Именно в эти манны колебания Князя, Тень подхватил на руки гнома и вошёл в воду-  проход и мгновенно переместился в царство мертвых. Вполне естественно, что их не заметили. Ещё несколько манов Канал думал, как перетащить в тронный зал то, что перед ним стояло. Даже начинал подумывать, как бы устроить бой прямо на берегу, но осторожность взяла своё – дома и стены помогают. Да и в данной ситуации ему не хотелось нарушать  ритуалов, чтобы не обвинили его потом в нарушении каких-то забубыристых правил. Пока он открывал врата, пока проходил через них, Князь успел много чего обдумать.
- Высшие никак не могут меня упрекнуть, что я не убил ЭТО, - радовался он. – А значит, вина за  действия моей армии будут целиком и полностью лежать на чуде – юде. Ещё ему стало очень интересно, зачем кому-то могли потребоваться его войска. – Не иначе, как решил Материк захватить. Бьюсь об заклад, я найду с ним потом общий язык, и он будет плясать под мою дудку. На этом его размышления были прерваны глухим рёвом Аревара. – Ну ты что, Князь, драться собираешься или так и будешь пялиться на свой трон? Только тут Канал понял – они уже прибыли.
- Что ж, - встряхнулся он, - Бой, так бой.
К этому времени Сэт выскользнул в какой-то коридор, по которому он выбрался из княжеской крепости. У самого выхода его поджидали эльф и гном. Всюду сновали тени. С принцем вежливо здоровались, не обращая внимание на его попутчиков.
- А нас они не видят? – поинтересовался Литл.
- Видят, - одними глазами улыбнулся Тень, - Просто здесь надо провести довольно долгое время, прежде чем  тебя начнут замечать. Теперь двигаемся к Башне Криков. Можешь мне поверить, там вас сразу засекут.
Между тем в тронном зале начался самый длинный бой, который когда-либо проводился в этих стенах. И Канал и Аревар считали, что знают, что делают. Аревар тянул схватку, как можно дольше, а затем собирался убить Князя. Канал тоже не спешил, создавая иллюзию правдоподобности тяжелой битвы, а потом решил, представившись поражённым, смыться восвояси. Он уже напридумывал себе, как они с Роком посмеются над одураченным монстром, и обязательно приручат его. Канал и не предполагал о существовании на Эвелиде такой разновидности драконов. Поэтому, поначалу пытался увидеть, кто скрывается под его личиной. Ничего не узнав, смирился с очевидным. Похоже, это был радиационный мутант с Южного Материка. Насколько он слышал, там поживали злобные твари. Это успокоило его и привело в прекрасное расположение духа.
Со стороны могло показаться, что битва идет не на жизнь, а на смерть, но на самом деле, оба тянули резинку и играли в кошки-мышки. И Канал ещё не осознавал, что роль мышки пока, отведена ему. Оставим их и отправимся в Башню Криков.
В камере сидели четверо. Не глядя на это, душа каждого из них оставалась одинокой до посинения в мозгу. У каждого сидевшего в этой Башне, душа кричала от страдания и всё заканчивалось всегда одним и тем же – сумасшествием души, а затем и распадом тени. Первым в камеру попал Лот. Он сразу почувствовал весь ужас этого места. Если души развоплощённых теней переселялись в новые тела в мире живых, то спятившие души оставались  в Башне на веки вечные. Лишались не только тела, но и тени в царстве мёртвых и кричали и страдали тут до бесконечности.
Его явно не устраивало такое положение вещей. Пусть он потерял  свою магию, но всё же кое-какие силы у него остались. Раз у него хватило духу оказать сопротивление Князю, то хватит и на борьбу с Криками. Ему удалось убедить свою напуганную душу, ничего не бояться. Связь тени с душой очень сильно, не то что души и тела живого. А как оказалось, тень Лота имела огромное влияние на его душу. В общем, когда к нему привели Катра, он ещё держался молодцом. Даже измудрился внушить Катру, что тут можно продержаться, и он тому пример. Катр и при жизни был сильной личностью, поэтому объединившись с Лотом, он тоже не сдался. Следующим пришёл Эдиф. С ним дело обстояло гораздо хуже. Он, когда умер слишком сильно болел и ослаб, да и душа града оказалась слабоватой для такого испытания. Его они потеряли на третий день. Ещё один Крик прибавился в этой демонической тюрьме. Четвертым сюда попал Цезарь. Сказать, что он был подавлен, значит не сказать ничего. Канал не забыл помучить его рассказом о развоплощении Марго, и теперь ард пребывал в полнейшем унынии, а это в Башне становилось равносильно смертельному приговору. Никакие уговоры Лота и Катра не помогали, его душа уже рыдала и до Криков осталось пол шага. Так обстояли дела у заключённых. А теперь о тех, кто пытался их вытащить.
Эта троица была уже на подступах к Башне, когда Жрице Теней сообщили о попытке принца Вилентайма с двумя неизвестными личностями проникнуть в Башню Кары. Это её заинтересовало и она отправилась туда, чтобы самой выяснить происходящее.
Башня не считалась местом, куда бы кто-то захотел добровольно отправиться, тем более было занятно, чего туда понесло этих троих. Вход никто не охранял. Кому в голову придёт попасть в такое ужасное заведение. Войти то туда легко, а вот выйти без помощи Князя Теней, а теперь ещё и его Жрицы, невозможно. Короче, войти и выйти из Башни свободно могли только живые существа. Поэтому эльф надеялся, что Литл и Сэт смогут вытащить оттуда и теней. Его стало быть и пленников. С трудом открыв тяжёлую дверь, первое, что увидели освободители, было удивлённое лицо Дипы.
У Литла глаза чуть из орбит не повыскакивали.
- Девочка моя, а ты  то здесь чего делаешь? Жрица еле переведя дух, пробормотала,
- Я то тут по делу, я вот вы чего хотите?
- Да наверное, тоже что и ты, - нервно засмеялся Литл. – Лота и остальных из этого проклятого места вытащить! Не может быть, что ты в одиночку на такое отважилась, неужели, Тот сорванец тоже где-нибудь здесь?
Дип только глазами хлопала. Эльф первым заподозрил неладное.
- Мела, где Тот?
Она вздрогнула, как от удара. – Я одна, и вы как раз вовремя. Нет! все вопросы потом! – сверкнула она взором на дядьку. Это было уже слишком для него Маленькая тихоня Дип командовала мужиками! Раньше за ней такого не наблюдалось. Но раздумывать стало некогда. Не понятно откуда у Дипы оказались ключи. Не в прямом смысле ключи, а заклятия от каждой двери. Они пробирались по башне, открывая одну дверь за другой, не находя нужного, захлопывали их и шли дальше. Наконец, за металлической дверью над которой Дип пришлось изрядно попотеть, прежде чем она открылась. Их взорам предстала безрадостная картина. На полу лежала почти исчезнувшая тень Эда, рядом сидел Лот и что-то напевал, а по камере, не торопясь, вышагивал Катр с Цезарем на руках. Он бережно укачивал арда, словно пытаясь оградить его от ждавшей того Судьбы.
Литл, оттолкнув плечом Дип, ворвался внутрь и упал на колени перед братом. – Лот! Это я! Я пришёл за тобой! лот открыл глаза. Осмысленность понемногу возвращалась в его взгляд. Когда же он ощупав брата понял, что перед ним не видение, а реальность, вздох облегчения вырвался из его груди. – Почему ты так долго не шёл, брат? Я уже начал подумывать, что ты забыл про меня. Ой! и Сэт здесь, - он оглядел их нестройный ряд, - И Тень. Создатель Великий, вы и Дип сюда припёрли, - воскликнул он, - Не вздумайте сказать, что и Лонда с Тотом прихватили.
-Нет, не скажем, - успокоил его Литл. Сэт уже освобождал Катра от тяжёлой ноши. – По-моему, пора ноги делать, - бросил он через плечо, выходя из камеры. Тени очень даже с ним согласились, они все были на пределе. Входная дверь, как и следовало ожидать, оказалась закрыта. Дип приложила к ней свою ладонь, что-то сказала, дверь открылась. Что-то в этом показалось эльфу неправильным, но он никак не мог сообразить, что именно. Живым этого не понять, а Лот, Катр и Цез находились не в том состоянии, чтобы заметить неладное.
Врата Башни снова закрылись, но они вышли и даже серые тона царства Теней казались приятными в сравнении с её мраком и Криком. Опять всё было не так. Их никто не останавливал,     а только все низко кланялись и отводили глаза. Тут Тень не выдержал, - Что Канал дери, происходит? – остановился он. – Я хочу выяснить это, пока не поздно! Почему они все себя так ведут?
Литл пытался его успокоить.- Чего ты, Тень, ведь тихо всё. Мы сбегаем, а ты привлекаешь к нам лишнее внимание.
- Боюсь, мы не правильно оцениваем обстановку, - сказал эльф. – Это может плохо для нас кончиться.
Дип внезапно открыла дверь в каморку, около которой они остановились и настояла, чтобы все туда зашли немедленно. Её голос стал властным, и ни у кого не возникло желания спорить с ней. Она закрыла за собой дверь. В помещении никого не было.
- Послушайте меня, - начала Дип. – Тень прав – всё не так, как должно быть. А из-за того, что я теперь Жрица Канала, но вы не должны ничего бояться, я обязательно помогу вам выбраться отсюда.
- Но, как? Ты?1 … Лот не верил ушам своим. – Разве моя защита оказалась недостаточной?
- Успокойся, отец, - махнула рукой Дип, - Я сама пошла на это ради защиты от Тьмора.
Вытянувшиеся лица мужчин говорили, что о таком повороте событий они и помыслить не могли.
- И если, я нарушу Клятву, - прошептала девушка, - Болезнь снова вернётся. Отец, - повернулась она к Лоту. – Ты же не задумываясь отдал жизнь только для того, чтобы барьер воздвигнуть, и не ты один. Моя душа ничего не значит по сравнению с Судьбой Эвелиды. В общем, говори, не говори, ничего изменить нельзя. Зато, я здесь и могу вам помочь, пока Канал занят и не приказывает мне иного. Вам стоит поторопиться, а то сведения о вас дойдут до него, и я буду вынуждена выполнять его приказы.
- Неужели, ты даже проход в мир живых умеешь открывать? – удивился Тень.
- Да, - кивнула Дип. Спешите!
- Мне надо на мгновение попасть в тронный зал и предупредить Аревара, - вспомнил эльф. – Открывай проход, я мигом вернусь. Он помчался, а Дип принялась творить заклинание. Внезапно она посмотрела на арда. – Пап, вам придётся оставить Цезаря здесь, - прошептала она. – Он слишком слаб для перехода. Это его доконает. Обещаю позаботиться о нём. Канал подумает, что он удрал с вами. Я его спрячу. Принять такое решение было крайне тяжело, но пришлось. Только Сэт не мог смириться. – Что я скажу Аревару и Квентину? Они не простят меня.
- Успокойся! – остановил его гнев Лот. – Они не простят тебе, если он рассыплется в прах у них на глазах из-за твоего упрямства. В последний миг примчался запыхавшийся эльф. Рот у него был до ушей, - Похоже, наш мальчик замучил Князька. Пора нам сматываться.
Открылся проход, они очутились на берегу озера, где весь измученный ожиданием, их встретил дракон Квентин.
- Как там Аревар? – набросился он с расспросами.
- Держится. – успокоил Тень
- А Цезарь, где, не унимался Квен.
- Так вышло, Квен, ему не перейти в наш мир, - виновато посмотрел на него Сэт. Я ничего не мог сделать.
- Ладно. проехали, - это был уже ардиец. – Грузитесь, пора улетать. Надеюсь, Аревар не подкачает.
Лот и Катр переживали непередаваемые ощущения. Вернуться из Кары  к нормальной жизни – слишком даже для сильных личностей. Эльф понимал их.
Дракон стрелой взмыл в бирюзовое небо. На душе у Квентина было прескверно. Он потерял надежду на возвращение Цезаря. Ответственность за Аревара целиком легла на его плечи. Ард переживал за этого сорванца. И ещё нехорошее предчувствие так и сверлило где-то внутри. Он,  как мог, успокаивал себя. Но помогало мало. Неимоверных усилий стоило ему лететь вперёд. Не физически, нет, а морально. Квентину казалось, что его крылья замашут в другую сторону. Приземлившись в Крите, он не выдержал, таких душевных мук.
- Вы, как хотите, а я больше не могу. Мне необходимо вернуться. Хотя это шло в разрез всем первоначальным планам, возражать никто не стал.
- Хорошо, мы подождем вас здесь, - похлопал его по шее эльф.- Но тебе придётся поторопиться, если хочешь поспеть к концу боя.
Обратно к озеру, Квен летел раза в три быстрее, по крайней мере, ему так казалось. Вырывая огромными когтями береговой дёрн, он буквально у воды остановил свой полёт. И ведь успел точнёхонько к выходу Аревара из царства Теней.
Картина завораживала, и ВТО же время пугала. Вся армия Канала вышла вместе с ним.
- Они смотрят на него, как на Создателя, - успел подумать Квентин, а над ними уже летел приказ Аревара.
- Я приказываю вам вернуться назад и ждать моего вызова. Не смотря на явное разочарование, они беспрекословно подчинились его команде. Мёртвые воины не пошли в озеро, как это всегда делал Тень, они просто испарились. Стало ясно, Канал для своих вояк расстарался и приготовил для них особые врата, позволяющие теням мгновенно переносится из мира в мир
Теперь вернёмся в царство Теней, точнее в тронный зал Канала, в тот самый момент, когда заглянувший туда Тень кивком предупредил Аревара, что они сделали своё дело и настала его очередь.
Монстр и демон довольно долго сражались в режиме ожидания. Каналу успела прискучить эта канитель и он совсем уж было собрался открыться для удара и уйти, как бы сражённым, во временное пространство, но неизвестно по такой причине, его противник вдруг поспешно принялся яростно атаковать. Уверившемуся в неуклюжести дракона Каналу, пришлось срочно пересматривать свою стратегию. До этого тана перемен, дракон только пытался проткнуть его рогами, толкнуть или ударить хвостом, а сейчас выяснилось, что он ещё и огнём дышит, да и кусается. Шкура - броня его, как ранее выяснил Князь, не пробивалась мечом демона.
- Ну, чтож. – сверкнула мысль, - Тем правдоподобнее будет моё поражение.
Аревар слегка запыхался от бессмысленного топтания по тронному залу, и когда наконец, заметил долгожданный кивок эльфа, тут же перешёл от обороны к нападению Поджарив слегка демона огоньком, он оттяпал у него кусок плеча зубами. Надо отметить, что зубки у него в этом облике просто отменные, - подумал он, и тут же его осенила мысль, - Пожалуй, ничто не помешает мне просто-напросто съесть этого Князя. Такая идея могла придти в голову только дерзкому мальчишке, коим в сущности и являлся монстр. Опалив Канала пламенем поболее прежнего, (чтоб волос поменьше было), он открыл пасть пошире, вознамерясь оттяпать от тела демона кусок покрупнее и желательно бы голову. Но тот, словно вникнув наконец, что его ожидает, открыл временной проход в надежде ускользнуть в него. Прямо перед носом демона клацнули клыки, и о, ужас! Князь успел увидеть, что зубки-то сомкнулись не в пустую, а прижали бесценный кристалл, содержащий его дух. Как во сне, он видел перекушенной прочнейшую цепь, на которой висел сей драгоценный камень. В общем, это было последнее, что он видел. Проход закрылся. Демон Канал, да простится этот каламбур, канул в вечность.

… Создатели кидали кости. Они просто не могли пропустить этой захватывающей игры. Расклад таков: Каналу – конец. Общее ликование по поводу избавления от надоевшей фигуры.

После того, как странная светящаяся побрякушка Князя оказалась у Аревара во рту, у него в голове, словно вулкан взорвался. Глотка дракона инстинктивно глотнула, и камень провалился  в желудок, вызвав взрыв ещё и там. Сильнейшая встряска вывела из равновесия способность поддержки облика,  и тут же монстр превратился в мальчика, а уж автоматический перенос в мир живых совершенно лишил его сил. Открыв глаза, он увидел дракона, вернее Квентина в облике дракона, а за его спиной немыслимые рати теней.
- Создатель Великий, дай мне силы, ну хоть чуть-чуть, - мысленно взмолился Аревар. И подумать только, откуда силы взялись. Не важно, что их хватило лишь на то, чтобы отправить  войско туда, где ему место, да ещё на то, чтобы взобраться на спину Квену.
- Неужели, сами Создатели обратили на меня внимание, – успел подумать  юноша, но тут же, ушёл в небытиё.  Он потерял сознание. Квентин летел, как мог осторожно. Боялся, как бы Аревар не свалился на землю. После того, как он заполучил назад своего ребёнка, чувство беспокойства, вопреки ожиданиям, не покинуло его.
- Наверное, старым становлюсь, мнительным, - корил себя ард, да что толку. Он за свою жизнь привык доверять интуиции, а она, как раз сейчас говорила ему, - Квен! Берегись! Большая опасность подстерегает нас. Вот только не могла сказать, чего бояться надо.

17

ГЛАВА 4
После Соборной трансляции Синдия и Тот пребывали в некоторой растерянности. Какой же Маршрут выбрать, чтобы устраивал обоих? В конце концов, решили разделиться. Тот отправился в пустыню Безумия, за сведениями о бестиях, которые там проживали. Высший маг АРТ сулил немалое вознаграждение за них. Парень начинал взрослую жизнь, и первоначальный капитал ему вовсе не помешал бы.
Синдия же задумала отправиться в Лабораторию, что располагалась в Барахских горах. Там, победитель турнира получал Комперс – устройство, с помощью которого можно было получить сведения о любом событии прошедшем или происходящем на Эвелиде Будущее так же не оставалось тайной для обладателя этой занимательной штучки. Цель завладеть таким прибором, захватила гномелу полностью.
- Ты, Тот, - заявила она, - С Лондом отправишься в  пустыню, если так того хочешь, а я уж своим ходом доберусь до Лаборатории. Не больно это далеко от Собора. Вы можете лететь прямо сейчас. На Ярмарке Чудес приобретёте всё необходимое для странствий по пустыне. А от Ярмарки всего один перелёт,  и вы на месте. Мне придётся немного подзадержаться здесь. Надеюсь, удастся на местном базаре купить горное снаряжение. Хорошо бы попутчики нашлись, веселее было бы.
Лонда уговаривать не надо, его мясом не корми, а втяни в чудненькую историю, и он рад будет до посинения. И чем опаснее будет эта история, тем больше боевой дракон отблагодарит тебя за возможность поразмяться, да поразвлечься. Поэтому, когда Тот сообщил ему каковы их Маршрут и Цель, Лонд, как шаловливый котёнок, начал подпрыгивать и взбрыкивать. Только представьте себе котёнка величиной с приличный замок и вы поймёте, почему смеялся Тот, упав на пятую точку от сотрясения земли под ногами.
- Ладно тебе! – утихомиривал он друга. – Полетели отсюда, пока из-за твоих эмоций нас не взгрели хорошенько.
Прощание матери и сына было недолгим, но от этого не менее теплым.
-  Будь добрым и справедливым, Тот, - обняв его, напутствовала Синдия. – Не думала я, что так скоро наши   пути разойдутся. Ничего, надеюсь, мы быстро вернёмся, - утешал её сын, - но она печально улыбалась. – Никто не знает, когда нам предстоит встретиться. Таков наш мир – у каждого своя Судьба. Улетай! Не то я передумаю отпускать тебя.
С юношеской беспечностью, надеясь только на свои магические способности и смекалку, юный гном ворвался на боевом драконе в новую жизнь.

Расклад был таков, что в данное время на Эвелиде по силе  ему не уступал лишь Аревар. Но ни тот, ни Ар об этом даже не задумывались. Их пути ещё не пересеклись. Каждый в своём роде оказался уникален. Магия, которой они владели, в корне отличалась от магии остальных жителей планеты. Им обоим досталось прекрасное наследие. Создатели тщательно подбирали героев, для того, чтобы их качества передались новому поколению. И это самое, новое поколение, не подвело. Их приключения обещали быть не менее увлекательными, чем у родителей. И так, предоставим юному герою добираться до пустыни Безумия без нашего наблюдения, а сами  заглянем в лес Северного Бакода и познакомимся с новыми действующими лицами, играющими, по мнению Создателей, не менее важную роль, чем выше представленные.

Окинем пристальным взором этот зелёный массив. Непролазные дебри по его границе сменяются милым, уютным редколесьем, которое к центру леса переходит в холмистые луга, покрытые такой густой ярко-зелёной травой, что кажется, как-будто ступаешь по мягкому ковру. Трава не приминается ни сколько, и хоть целое стадо гормов по ней пройди, следа не останется. А всё, магия проживающих здесь горных гномов. Трудно сказать, каким ветром занесло сюда этих любителей полазить по горам. Да только поселившись тут однажды, они так и остались и превратили это место в самый красивый лес Нового Света. По старой привычке вырубать дома в скалах, они стали вырубать их в земле. Сверху всё зарастало изумительной травой. Поэтому посёлки гномов было трудно найти. Тем более, что входы и окна маскировались кустарником. Такой прелестный для взгляда пейзаж и не заподозришь, что у тебя под ногами разместился целый городок, а в нём проживают по крайней мере, сотни три трудолюбивых гномов. Они прорыли свои ходы под всем лесом. Поговаривают, есть тоннели, связывающие лес гномов не только с тремя близлежащими лесами, но и с самим Шадизарским массивом, который лежит аж у Барахских гор. Трудолюбие горных гномов давно стало притчей во языцех, но всё же трудно поверить, что они измудрились прорыть подземные тоннели по всему Северному Материку Нового Света. Сами гномы смеются над этими вопросами. Тем, кто привык врубаться в скалы, землю копать – раз плюнуть, тем более земля здесь, как пух. Не захочешь, а выкопаешь. Раз Создатели придумали про прорытые тоннели, значит, так оно и есть.
По одному из таких ходов предприимчивый гном Раптор, тридцати лет отроду, отправился на Сбор и выбрал Целью своего Пути – пустыню Безумия. Посередине этой пустыни располагался Оазис. Здесь и проводился турнир. Победитель в поединке с безумным слаком, становился обладателем заклинания перемещения. Раптор был искусным бойцом, поэтому вполне резонно рассчитывал убить слака. – Эти ящеры порядком сильны, – думал гном, - Но и я не слабак. Во всяком случае, не грех рискнуть ради такого замечательного приза. Даром перемещения владели далеко немногие, и Раптору хотелось быть в числе этих немногих.
К тому моменту, когда они с Ланой высадились на берег, в его мечтах, слак раз сто сложил голову под топором. Прихватив провиант и воду, брат с сестрой углубились в пустыню. До Оазиса было двое суток пути по раскалённым пескам. Как рассудил гном, припекание пяток будет способствовать быстрейшему продвижению. На их счастье, бродячие слаки не напали на них, толи ради турнира их разогнали, толи ещё почему, во всяком случае, удивление по этому поводу долго не покидало разгорячённых гномов. Обычно район Оазиса буквально кишел дикарями. Видать, Матушка Судьба так распорядилась, и они невредимыми добрались до цивилизованных мест.
К закату второго дня они вошли в Оазис. Желающих принять участие в турнире, оказалось мало. Зря Раптор ожидал увидеть скопище претендентов – репутация слаков отпугивала. Лучше ходить самому, но живым, чем заживо попасть в желудок эдаких страхомодин. Говоря уж совсем точно, на турнир, кроме Раптора, прибыли всего пятеро: эльф, два человека, оборотень лев и гном, тоже горный. Гном прилетел на боевом драконе.
По порядку турнира бросали жребий, и по выпавшей очерёдности дрались со слакским бойцом. Если претендент погибал, его место занимал следующий. Если побеждал, то получал заклинание, а остальные соучастники оставались ни с чем. Надо отметить - жёсткие условия, но таковы слаки. Вечно всё извернут шиворот на выворот. А что поделаешь? Они здесь хозяева. им и карты в руки … или в лапы … это в общем, кому. как нравится.
Коротко о том, как выглядят слаки. Поставьте варана, пранов трёх длинной, на задние лапы, прибавьте к нему хорошо развитые передние лапы, прекрасно справляющиеся с оружием; зубы, как у когорта, способные перекусить человека пополам, и вы поймёте, почему с ними никто не хотел связываться. А если прибавить ещё и прановый хвост, стегающий вас, как кнутом, то станет ясно, с чего только шесть смельчаков отважились на такое безумство.
Как только Лана увидела, с кем предстоит сразиться её брату, она принялась с жаром отговаривать его,
- Признайся, Рап, ты не подумал, на что нарвался. Зачем тебе нужно перемещение? Ведь до сих пор мы и без него прекрасно обходились. Думаю и дальше не пропадём. Но того, словно переклинило. Отстранив сестру, он пошёл к месту жеребьёвки. Его номер был первым. После него следовал гном – наездник дракона, потом эльф, затем люди; последним – оборотень.
Глядя на слаков, ни у кого не возникло  и тени сомнения, что до него очередь обязательно доёдёт.
Сражения на арене Смерти состояться завтра, а предстоящая ночь обещала статься какой угодно, но не спокойной. Каждому отвели палатку. Общаться  другими поединщиками не разрешали, каждый оставался наедине со своими мыслями и страхами. Наверное, так слаки пытались запугать тех смельчаков, которые всё же решились бросить им вызов и выступить против них.
Конечно же гномом на драконе был Тот. Проведя в Безумной пустыне пару недель и собрав всевозможные сведения о её обитателях. Он случайно узнал о предстоящем турнире. Отправляясь на разведку. Тот совершенно не собирался принимать в неё участие, но предшествующие ему события изменили его планы. И вот он здесь. Остаётся проверить, действительно ли он непобедим с новоприобретённым оружием. А ещё, у него впереди целая ночь размышлений и воспоминаний. И не только о близких ему, но и о слаках, о которых он знал теперь очень много. Именно слакам он был обязан – они дали ему топор. Этот самый топор он увидел, казалось совсем недавно, в хрустальном шаре, у себя в руках. Как выяснилось в пустыне, очень долгое время, эти немыслимые убийцы хранили своё Священное оружие для него, Тота. А теперь торжественно вручили и рады до смерти. Затем нарекли Тотом Непобедимым, а чтобы стать настоящим хозяином оружию гном должен принять участие в традиционной борьбе на арене Смерти. Обагрив свой топор кровью слака – воина, он пробудит силы, спящие в священном «Громотворе». На гнома с новой силой нахлынули образы и яркие картины дней проведённых в этих безрадостных местах …
А начиналось всё так проблематично. Когда они с Лондом прибыли к границе песков, оба надолго задумались, как внедриться в это сумасшедшее общество. У Лонда остались не самые приятные воспоминании от встречи с алмазными слаками. Прошло уйма лет, а перед глазами до сих пор стояла толпа безумцев, желающих сожрать его и Лота. Теперь, они собирались добровольно  отдать себя на растерзание ящерам. С этим дракон смириться не хотел.
- Мы могли бы, просто полетать над ними, - предложил он. – Узнали бы, чем они питаются, чем занимаются. Думаю, этого вполне достаточно. Но неугомонному Тоту было мало такой информации.
- Стоило из-за такой мелочи к демону на рога тащиться. Кажется, я придумал выход.
На Эвелиде магам просто справляться с проблемами. Очень многое зависит от того, насколько у них работает фантазия. Уж чего, а этого добра у Тота, хоть отбавляй. Он буквально на ходу изобрёл передвижной магический щит для себя и дракона. Пробиться внутрь этой защиты, слаки не могли. Какой бы магией они не обладали, сравниться с гномом по части заклятий они не сумели. Так и передвигались наши герои по пескам, окружённые толпой ящеров, бесившихся от беспомощности. Тот посещал различные поселения. Полученные им сведения были поистине бесценны.
В основной своей массе слаки являлись дикими существами. Вели кочевой образ жизни, и только очень немногие селились основательно. Такие строили себе жилища из песка, смешанного с какой-то жидкостью, вытекающей из-под земли. Застывая, эта смесь становилась твёрже любого камня. Складывалось впечатление, что слаки, когда-то были могучим цивилизованным народом, а затем, почему-то одичали. Тот видел много заброшенных и засыпанных песком городов. В центре каждого возвышался храм. По мнению гнома, не могли дикари строить такие храмы. Однажды, как всегда сопровождаемые слаками, они с Лондом зашли в такой городок. Здесь, похоже, никто не жил, и всё же, что-то притягивало Тота побродить по его улочкам. Раньше с ним такого не случалось, и теперь, поддавшись эмоциям, он брёл тихонько, разглядывая дома, и какой раз поражаясь красоте построек. Наконец, перед ним предстал Храм. Огромный такой, что гному пришлось задрать голову, чтобы увидеть его шпиль.
Двери Храма распахнулись, и из него вышли двое – слак мужчина, одетый в странный балахон, и слак женщина, обряженная ещё чуднее. Наличие одежды у слаков само по себе событие незаурядное, а то, что они не проявляли враждебности, не укладывалось ни в какие рамки. Тот удивился! Они пригласили его в свой Храм, и он не смог отказаться.
Лонд оставался на улице, недовольно ворча по поводу разъединения. – Вдруг, у них там каверза для тебя припасена, а я помочь не смогу.
Ладно тебе, - остудил его пыл Тот, - Мой барьер нелегко уничтожить, а в случае чего, придумаю что-нибудь новенькое. И не глядя на протесты друга, он вошёл в Храм. Дверь за ним захлопнулась.
Внутри не было темно, хотя окна отсутствовали. Свет струился со стен, что лишний раз подтверждало гипотезу о высоком развитии проживающих здесь. И никак не вязалось с тупоумием, окружавшим его на улице. Пройдя в очередной зал, Тот поперхнулся от неожиданности. В центре комнаты, прямо в воздухе, висел топор. Спутать его с другим было невозможно. Это был именно тот, который он однажды уже видел у себя в руках. Слаки внимательно за ним наблюдали, но ничего не говорили. Просто стояли и, казалось, чего-то ждали. Немного поразмыслив. Тот пришёл к выводу, что они его сюда не зря привели. И видение топора, отнюдь, не случайность. Собравшись с духом, он подошёл и взял оружие, которое словно просилось ему в руки. Когда он коснулся рукояти, молния проскочила по телу гнома, его ослепило возникшей вспышкой, но топора он из рук не выпустил. А тот, уже словно сросся с ним, как-будто всю жизнь вместе жили. У Тота возникло ощущение, будто он нашёл, что-то давно потерянное. Гном оглянулся, слаки бухнулись перед ним на колени. Их видок подсказал, что они дождались чего-то очень важного в своей жизни.  Мужчина слак заговорил. Его трескучий голос отскакивал от стен, как горох.
- Гном, ты взял «Громотвор». Теперь ты – Непобедимый. Осталась самая малость – сразиться на арене Смерти с воином моего народа и обагрить его кровью «Громотвор». Тогда с нас падёт проклятие, наложенное когда-то очень давно Высшим АРТОМ. Мы так долго ждали тебя, Избавитель!
- Постой, постой! – перебил Тот, - Может поподробнее расскажешь мне об этом проклятии, и причём тут я. Никакой я не избавитель, а просто мимо проходил.
- Чтож, - кивнул слак. – Время у нас есть. Мы поведаем тебе предание нашего народа.
Они пригласили его в другой зал. Здесь стояли высокие лавки, на которых удобно пристроились слаки, а гном, взобравшись на одну из них, всё время боялся шлёпнуться. Слак начал …
Давным-давно, когда другие народы Эвелиды ещё подвергались различным изменениям, мы, дети пустыни, развивались без каких либо помех. Создатели воплотили нас, а потом забыли. Честно говоря, это и не плохо. Мы шли своими путями, а не вымыслами Великих. Слаки процветали в те времена. Строили города, развивали культуру. Высших магов тогда не боялись, и не особо уважали, так как сейчас. Они жили не сами по себе, а принимали активное участие во всех делах и начинаниях существ, населяющих наш мир. Их безусловно любили, но как я уже сказал не боялись. У них не было тайн и все прекрасно знали о существовании священного оружия. И о том, что если его кто заполучит, то станет Непобедимым. Однажды, наш правитель Иоаг решил выкрасть у Высшего АРТА топор «Громотвор». Он послал лучших воинов в Крепость АРТА, и те не встретив там никакого сопротивления, забрали топор и принесли его Иоагу.
Высшим и в голову не приходила мысль о краже, поэтому, когда они узнали о пропаже, то сразу замешкались. Не знали, что делать. Ведь оружие предназначалось для каждого народа своё. И в конечном счёте, когда-нибудь один из слаков получил бы Великую Палицу и стал Непобедимым. Но её надо было заслужить, а мы взяли оружие нам не предназначенное. Возьми воины Палицу, может и обошлось бы всё. Наказали бы нас, но не так сурово. АРТ взбесился от злости и наложил на весь наш род проклятие. В одночасье почти все одичали. Результат  ты сам видел. Лишь некоторые обязывались жить по-старому, передавая из поколения в поколение предание о проклятии и пророчество о Спасителе.
Как ты, наверное, догадался, топор предназначался горным гномам. Поэтому, гном, который смог бы через полчища дикарей добраться сюда целым и невредимым, а потом ещё и топор в руки взять и не погибнуть при этом,  должен стать хозяином «Громотвора» и снять проклятие со слаков. Представляешь, как страшно хранить веками оружие, которое одновременно и проклятие твоё и избавление от него. Уже очень давно АРТ объявляет целью Пути – сбор сведений о слаках пустыни Безумия, и вознаграждение хорошее предлагает, и только сейчас нашёлся ты, не побоялся, пришёл. Хотя сам не знал, за чем идёшь.
В преданиях нашего народа ты навсегда останешься героем. Мы будем чтить тебя, как чтим Создателей.
- Это вы уж палку перегнули, насчёт, как «Создателей».
- Ничего не перегнули. Ты же видел, во что мы превратились. Некогда разумные, стали страшнее диких зверей. Но ты положил этому конец. Сразись с воином на арене, ничего не бойся. У кого «Громотвор» в руках, тем более по праву,  тому никто не соперник. Завтра жеребьёвка, послезавтра битва, а потом мой народ начнёт новую жизнь, и в ней не будет места дикости и деградации. Лети на драконе в Оазис. Там увидят твой топор и поймут всё.
Тот последовал его совету, и вот он здесь, а утром он освободит слаков от гнева АРТА. Гном поймал себя на мысли о гномеле, которую видел сегодня днём на жеребьёвке. Ему приглянулась эта девушка. Она отговаривала своего спутника от участия в битве, но тот, похоже, не внял её уговорам. Жаль, не мне выпал первый номер. Обидно, если слак убьёт гнома. Представляя себе милое личико мелы, Тот и не заметил, как заснул.
Раптор не успел много подумать – сразу отрубился. Тяжёлый переход через пески сделал своё дело. Тело требовало отдыха. Лана немного всплакнув, тоже забылась чутким сном. Не станем обсуждать, как провели ночь остальные участники завтрашнего сражения, во всяком случае, по палаткам никто не метался и от участия не отказался. Что говорит о мужестве и стойкости бойцов. Лонд растянулся на арене и спал сном младенца. Впервые за длительное путешествие, он не просыпался от каждого шороха и не боялся раздавить, спящего под крылом или под боком гнома. Задача, надо сказать, не из лёгких.
К утру дракон встал свежим и отдохнувшим. Его ждал прекрасный завтрак. Слаки, проживающие в Оазисе, расстарались на славу. Дракон не знал, как называются зверюги, которыми его кормили, но на вкус они превосходили быков и другую живность употребляемую Лондом до этого. Из палаток выходили бойцы. По их лицам трудно было судить, что они думают о предстоящей схватке.
Слаки – зрители заняли места на скамьях, окружавших арену. К ним присоединились пришельцы.
Раптор уверенно зашагал в круг. Ноги проваливались в песок, но это нисколько не охладило его пыла. Увесистый топор ладненько лежал у него в руке. Становилось ясно, что он специалист по части размахивания им. Ему на встречу вышел соперник – слак. Он значительно возвышался над гномом; оружием ему служила огромная палица, утыканная шипами. Вот палица то и была размером с гнома. Раптор криво усмехнулся в бороду, и расставив ноги. ждал приближения противника. Живым с этой арены выходил один.
Лонд взмыл ввысь и с высоты птичьего полёта наблюдал за поединком. Прогудел гонг. Сшиблись топор и палица. Топор едва не вырвался из рук гнома. Неимоверным усилием Раптор вернул себе устойчивое положение. Увёртываясь от ударов палицы, он принялся рубить ноги слака. Ящер, не ожидавший такого поворота, смешно подпрыгивал, пытаясь своим оружием припечатать гнома к земле. Не тут-то было! Раптор двигался так быстро, что в сравнении с ним  слак казался неуклюжим.  Все чётко понимали, стоит ящеру хоть раз угодить гному по голове, и тому – конец. Каждый удар в непосредственной близости от гнома, встречался восторженным воем рептилий. Поединщики же сидели затаив дыхание и каждый разрабатывал личную стратегию. Даже неопытный глаз Ланы подметил, что брату долго не продержаться. Всё чаще палица оставляла вмятины буквально около него. Если манов через десять он не перерубит этому переростку ноги, ему – хана. Лёгкий вздох пролетел по трибуне – стопа слака откатилась в сторону от своего обладателя. Хлынула кровь. На ней-то гном и поскользнулся. Он шлёпнулся плашмя, а слак, удержав таки равновесие, обрушил на него такой удар, который и мамонта бы убил, чего говорить о гноме. Его голова расплющилась в лепёшку.
Крик Ланы оглушил присутствующих. Надо отдать должное гномеле, только этим криком всё и обошлось. Её истерика длилась миг. Сидящий рядом с ней Тот, решил, что она выскочит на арену, схватит топор и продолжит бой за брата. Он тронул её за плечо, - Мела, сейчас моя очередь. Я отомщу за твоего родича. Лана пристально на него посмотрела. – Разве тебе мало его смерти? Ты так молод и не сможешь сравниться с ним в силе и умении. Подумай, может не стоит идти на верную гибель. Пусть эльф идёт, он по крайней мере, почти одного с ним роста.
- Не бойся, - улыбнулся Тот. – У меня есть сюрприз для зубастика.
- Вот-вот, и Рап то же самое говорил, а теперь его упрямая башка похожа на блин. Прошу, не ходи на арену! 
В любое другое время её умоляющий взгляд обязательно остановил бы юношу, но сейчас у него не оставалось выбора.
- Помолись за меня Создателям, - попросил он. – Везение мне не помешает.
- Все вы упрямцы, каких свет не видывал, - в сердцах промолвила Лана. – Ладно, удачи тебе. Как хоть звать тебя? - спросила она.
- Тот, - смущённо представился гном. – А тебя?
- Лана. Ну, иди же, иди, уже ждут.
С арены убрали труп Раптора. Следы крови присыпали свежим песком и на арену вышел новый слак. Этот был чуток пониже предыдущего, но гораздо массивнее, что делало его опаснее. Рукоять его палицы смотрелась коротковатой, но набалдашником, подстать своему хозяину, имел угрожающий вид.
Тот поежился. Неприятный холодок пробежал по спине.
- А собственно зачем мне это надо? – спрашивал он себя и не находил ответа. Ноги сами понесли его в круг. Рука потянулась к «Громотвору», висящему за поясом. Крайне странно осознавать, что ты что-то делаешь, не прилагая к этому никаких усилий. Тело жило, как бы своей жизнью. Его такие верные и точные движения ошеломляли. В один сек гном превратился в идеальную машину убийства. Он заметил ужас в глазах ящера, но даже не удивился этому, словно привык видеть ужас в глазах противника.
Очевидно слак понял, что ему уготована роль очищающей жертвы. Он обречённо поник, но затем гордость родилась в нём. Он приготовился освободить своё племя от проклятия. Топор гнома проведёт черту под веками унижений и страданий. Его оружие просвистело, рассекая воздух. Грянул гонг. Зрители – слаки казалось, забыли, как дышать. Топор нуждался в крови великого воина, а не труса. Если Каур, так звали слака стоящего перед Тотом, подведёт, рухнет последняя надежда. Но он не подвёл. Он сражался до конца остервенело и яростно, понимая необходимость этого. Каур только натыкался на глухую стену – прошибить защиту «Громотвора» было невозможно. Постепенно защита перешла в нападение, и теперь слак едва успевал отбивать натиск крохи, нападающего на него и ничегошеньки не мог поделать. Настал миг, когда гном, подпрыгнув невероятно высоко, вогнал топор глубоко в грудь слака. Каур взревел, уронил палицу и рухнул, как подкошенный.
Средь ясного неба раздался ужасный гром, аж Лонд, парящий над полем боя, почти упал на песок рядом с поверженным воином.
Свершилось! Сверхъестественность покинула Тота. Он вновь стал самим собой. Чары, наложенные АРТОМ, пали. Устыдились вдруг слаки своей наготы, а ещё больше того беспредела, что творился у них в стране, с их народом. Тут же они разбежались. На арене остались лишь чужеземцы.
Все, кроме Тота с Лондом, пребывали в некоторой растерянности.
- Что это было? – поинтересовался эльф. – Они всегда разбегаются, если убить одного из них? Я был о них другого мнения. Мне казалось, нам придётся поспешно уносить ноги, а убежали они.
Лана подошла к гному – победителю. – Ты – молодец, отомстил за Раптора! Тебя не примешь за великого воина. Тот засмущался и покраснел. – Я и сам не знал. Да вот вышло.
Он любовно погладил свой новый топор и засунул его за пояс. Словно не он только что убил слака. Никакой усталости. Можно сказать, наоборот, прилив сил. – Так вот почему тебя назвали «Громотвором», - подумал он, ласково его поглаживая. – Похоже, я теперь и впрямь – Непобедимый.
- Надо же! – воскликнула Лана, - Ты стал обладателем заклинания перемещения. Радостная волна захлестнула гнома.
- Действительно, - буркнул он, - я и забыл про него.
- Как, так забыл? – удивились люди. – Зачем же ты тогда со слаком дрался?
Топор опробовать хотел, ответил Тот.
- Странное желание,- удивились уже все. – Рисковать жизнью ради пробы оружия. Это можно было сделать и в другом месте, не столь опасном, - высказал мнение всех эльф
- Так вышло, - уклонился гном от прямого ответа.
- И ведь удачно вышло, - заулыбалась Лана.
- Пора по домам, - засобирались люди. – Не ровен час, слаки вернуться. От них чего угодно можно ждать.
- Я думаю, они больше не будут зверствовать, - проговорил Тот, но к нему не прислушались. Уж больно тухлой была у ящеров репутация. Эльф и  люди, отделившись от компании, тронулись в путь. Оборотень – лев, ещё немного пообщался с гномами, а затем, тоже ушёл.
Гномела стояла и провожала их взглядом. – Скажи, а ты мог бы меня до дома подбросить? – спросила она
- Нет ничего проще, - обрадовался Тот. Он боялся, что она просто уйдёт из его жизни, а здесь вдруг возникла возможность узнать, где мела проживает.
- Тебе надо только назвать свой адресок, и мы с драконом в миг тебя домчим.
Лана задумчиво посмотрела на него. – Придётся небольшой крюк сделать. На побережье меня баркас ждёт с командой. Надо отправить их по домам.
- Лады! На побережье, так на побережье, - согласился гном.
Путь, что Лана с братом чалили два дня, дракон пролетел за полтора мана. Поведав морякам о смерти Раптора, Лана пожелала им счастливого возвращения домой. А сама с Тотом на драконе отправилась в родимый лес Северного Бакода, раздумывая на досуге, чем же она будет заниматься без брата.
Ссадив её точнёхонько возле дома. Тот залюбовался красотой здешних мест; решил остаться на несколько дней и попросился в гости. Уж больно приглянулись зелёные лужайки и гостеприимные сородичи гномы. Но как заподозрил Лонд, парень неровно дышал на недавнюю попутчицу.
Благоразумный дракон заявил, - Ты временно не нуждаешься в моих услугах, значит, я могу навестить Синдию. Её не помешает моё общество. Заодно, она обрадуется узнать про твои подвиги, небось волнуется.
- А где ты её искать собираешься? – поинтересовался гном.
- Полетаю туда-сюда. Возможно, она уже дома отдыхает, а может ещё в Соборе парится, но первым делом махну в Лабораторию, там порасспрошу, куда она собиралась. За меня не бойся, я же боевой!
- Передавай матери привет. Да, кстати, а где я тебя потом искать буду? Давай договоримся, где и когда встретимся.
- Ну, скажем, через месяц на острове Туманов… - неуверенно начал Лонд.
- Нет! – отмахнулся парень. – Слишком много дурных воспоминаний. Лучше в Розовом замке через неделю.
- Буду тебя там ждать, - проревел дракон. – Бывай!
Тот же остался гостить в семействе Ланы, наслаждаясь обществом девушки и думая, как бы потактичнее признаться ей в своих чувствах.

18

ГЛАВА 5
Синдия целую неделю бродила по базарам Собора в надежде купить что-нибудь подходящее для лазания по горам. Продавцы предлагали ей уйму бесполезных, по мнению мелы, вещей, а нужное, так и не попадалось. На пятый день она заметила мучившихся в поисках такого снаряжения, двоих парней. В конце недели она подошла к ним и скромно поинтересовалась. для каких целей они снаряжаются.
- В Лабораторию на турнир собрались. Видать так и придётся при подъёме только верёвками пользоваться, - вздохнул один из них.
- А можно мне присоединиться к вам? – попросила Синдия. – Мне тоже туда, а вместе сподручнее.
- Какой разговор, - рассмеялись парни, - Мы всегда рады обществу красивой дамы.
Так за разговорами они свернули на узкую улочку и внезапно наткнулись на лавку «1000 мелочей». Уже ни на что не надеясь, зашли туда, и о, чудо! Горное снаряжение в полном комплекте. Давненько никто из них не чувствовал такой радости от покупок. Затарились так, что еле ноги волокли под тяжестью заплечных мешков, купленных тут же.
Оказалось и в отеле они остановились в одном. Договорились утром пораньше выйти из города, чтобы за предстоящий день преодолеть большую часть степей.
Одного парня звали – Электроном, другой оказался кибером. Он назвался Виром. Что имечко первого, что сущность второго были странными даже для такого разнообразного мира, как Эвелида. Вира создал какой-то маг, он же и жизнь в него вдохнул. И вот, живёт эта чудо – техника и в воде не тонет и в огне не горит. Внешне ни чем не отличается от людей. Попутчиком он был отменным. Как говорил Электрон, - Этому механическому парню крупно везёт. Оба прибыли на Сбор из города Мастеров, что на Старом Материке. Парни рассказывали, что в их городе проживает больше изобретателей, чем во всём остальном мире. Как удавалось его жителям мирно сосуществовать с тварями леса Ужаса, оставалось тайной, покрытой мраком.
Западная граница города Мастеров располагалась непосредственно на территории леса.
- Наши учёные, - хвастался Эл, - Там свои изобретения испытывают, а не очень удачные отпускают по лесу гулять. В двух днях пути от этого чудного городка раскинулся самый мерзкий город – Мор. В нём проживала только нечисть. И почему люди  поселились в непосредственной близости от такого страшного места, Синдия не понимала.
Рассвет следующего дня застиг их в крамах двадцати от городских стен, на пути к лесу Шадизара. По Шадизару проходил тракт, по которому путники собирались идти до самых Барахских гор. Точнее, до Узкого перевала, а через перевал, до пункта назначения.
Электрон болтал всю дорогу, скучно с ним не было. Вир же всё время молчал и казалось, пытался смотреть во все стороны сразу.
- Нам нечего опасаться, пока с нами Вир, - смеялся Электрон. – Он за сто крамов увидит приближающуюся опасность и придумает, как из неё выпутаться. Я давно с ним путешествую, и мы ни разу не влипли ни в одну неприятность. Он просто чудо!
- Тебе стоит гордиться таким другом, - заметила Синдия.
- Я и горжусь! – выпятил грудь вперёд Эл.
Кибер вдруг остановился, попросил спутников притормозить. Походив некоторое время кругами, он  принялся словно огромный бур, вворачиваться в землю.
- Ого! - удивлённо воскликнула мела, - Если он такие штучки умеет проделывать, нам действительно нечего бояться.
Ввинтившись почти на полный свой рост, отметим - не малый, кибер провалился в какую-то яму.
- Что-то новенькое, – проворчал Электрон, подползая на пузе к проделанной Виром скважине. То, что он увидел, поразило его больше, чем земляные работы друга. Вместо ожидаемой темноты, он увидел свет и Вира, который стоял в каком-то тоннеле, разглядывая дело рук своих.
- Давайте оба сюда, - прокричал кибер, задрав голову, - Я поймаю вас.
- Чего, собственно говоря, мы там забыли?- попятился от ямы Электрон.
- Хватит болтать, а то псы отгрызут тебе пятки. Раз говорю, прыгай, значит прыгай!
Почесав макушку, парень свесил ноги в колодец.
- Погоди! – остановила его мела. – А мешки с вещами, кто кидать в яму будет, я что ли? Давай сначала их сбросим, а уж потом сами. Электрон улыбнулся. Друг настолько его напугал, что он напрочь забыл про снаряжение. Быстро покидав вниз весь свой багаж, юноша помог гномеле спрыгнуть туда же и только тогда устремился за ней. Когда его голова поравнялась с уровнем земли, он краем глаза уловил молниеносное движение. Только тут он понял, насколько своевременно они ушли под землю. Над головами раздавались разочарованный лай и злобный вой. Псы пытались лапами разрыть яму, но прыгать в неё они не решились.
Отряхнувшись от земли, Синдия и Электрон оглядывались по сторонам. Они находились в ухоженном тоннеле, его освещали фонари, висевшие вдоль стен. Было видно, что за этим местом тщательно ухаживали, и нечаянный погром возможно, доставит хозяевам много неприятных манов.
- Двинем дальше? – вопросительно посмотрел на них Вир. – Думаю, этот тоннель выведет нас где-нибудь возле гор.
- С чего это ты взял? – хмыкнул Электрон.
- Не знаю точно, но мой сканер показывает проход, идущий в ту сторону.
- Хорошо, идём. Синдия подхватила свой мешок. – Не стоять же тут вечность, а то на турнир опоздаем.
Они зашагали вперёд, сочувствуя по пути тем, кому придётся убирать, устроенный ими кавардак. Шли уже танов пять. Никаких признаков жизни, никаких дверей. - Зачем прокладывать дорогу и не ходить по ней? Этот тоннель до странности напоминает мне горные шахты гномов, - заговорила Синдия.
– Может, земляные гномы завелись? – рассмеялся Электрон. – Понарыли ходов  под всем Материком, как кроты.
- Допустим, - не удержалась Синдия, - Только в горах такие шахты довольно многолюдны, и выход из них через каждые пранов триста наблюдается, а здесь – наоборот, ни гномов, ни дверей.
- Предположим, - встрял Вир, - Они накопали и ушли. Возможен такой вариант?
- Нет, не подходит, - помотала головой Синди, - Кто-то же следит за всем этим. Видишь, какая здесь чистота.
Впереди раздался тихий скрип. Струя свежего воздуха дошла до носов идущих. В тоннель протиснулся горный гном и заторопился им на встречу. Они раскланялись и представились.
- Ты чья же будешь? – спросил гном у мелы. – Я тебя что-то ни разу не встречал в наших краях.
- Не здешняя я, - вздохнула она. – Мы чисто случайно попали в ваш коридор, да и идём, честно говоря, наугад.
- Так это вы засыпали проход на восток от сюда? – догадался гном.
- Прости пожалуйста, - выглянул из-за спины Синдии кибер, - Если бы не ушли под землю, нами бы собаки пообедали.
- Ничего, мы уже всё расчистили, да и дыру заделали. Собаки там такие катакомбы понарыли, что теперь там холмы вместо степи.
- Это они нас достать пытались, - засмеялся Электрон. – Кишка – тонка, - улыбнулся Вир. – Я и то с трудом пробился.
Гном уважительно посмотрел на кибера, - Да, парень, ты силён! Там над коридором слой гравия с глеем вековым чередуется. Мы, когда копали, не одну кирку сломали, а ты, как бур механический прошёл. Вир скромно опустил глаза, - Вам хлопот наделал.
- Прошлое дело, - засуетился гном, - Куда же вы направляетесь?
- Нам до Узкого перевала надо, - ответила Синдия.
- Нет ничего сложного, - гном достал бумажку и перо. Быстро набросал схему коридора, ведущего к Цели. – Чай, не заблудитесь. У нас всё просто.
- Вот спасибо! – обрадовались путники,- а то мы тут до бесконечности блуждать собирались. Гном рассмеялся, - Не зная маршрута, такое вполне возможно, а так выйдете аккурат около перевала. Через него придётся самим пилить. Гляжу, у вас и амуниция вся при себе.
- Конечно! – удивилась мела. – Как же в горы с пустыми руками?
- Что вам ещё на дорожку сказать, - погладил бороду гном, - К месту только к ночи доберётесь, имею в виду, - поправился он, глядя на округлившиеся глаза путников, - Через пять дней к ночи наверх выйдете. Там, около выхода, мой братан живёт, у него  и заночуете. А там, удачи вам! Они простились. Гном отправился по своим делам в противоположную сторону, а наши герои в сторону Барахских гор. Больше им по пути таких разговорчивых гномов не попадалось. С ними вежливо здоровались, но не более того. Они и не настаивали – задерживаться было несподручно.
Заночевав четыре раза в тоннеле, к вечеру пятого дня они наконец, дошли до нужной им двери. Она тяжело поддаваясь, открылась с натужным скрипом.
- Похоже, ей давно никто не пользовался, - убедительно заявил Вир, толкавший сильнее других.
- кто в такую даль попрётся, - усмехнулся Электрон. – Ничем не примечательное местечко.
Свежий горный воздух ледяным жалом впился в лёгкие вышедших из коридора странников.
- Дышите потише, - сразу предупредила Синдия, - А то заснёте от избытка кислорода. А лучше, завяжите лицо шарфами. Механическая дыхалка кибера быстро справилась с неудобствами. Электрону и гномеле пришлось хуже. Почти пять суток под землёй приучили их дышать спертым воздухом, а от чистого, горного у них голова шла кругом.
Как и рассказывал гном, в полутане хода от двери, стоял домик. Такой милый и уютный, что у Синдии защемило сердце. Точно такой же был у её родителей в далёких Драконьих горах. Как же давно она не появлялась там. И даже не знала, живы ли её старики.
- обязательно выиграю Комперс, - подумала она. – Тогда, я буду знать всё, что творится в нашем мире. Хуже нет, чем находиться в неведении. Она задумалась о сыне, - Как ему приходится в той дикой стране? Синди встряхнулась, - Ладно, заходим в гости. Надеюсь, брат нашего знакомого окажется добряком, как и он сам.
Так и было. Их встретили с радостью. Здесь редко, кто показывался и каждый путник считался целым событием, а уж трое и подавно. Горячий ужин, тёплая постель, это всё в чём нуждались Синдия и Электрон. Вир же стал находкой для гномов, которые хотели узнать  мельчайшие подробности о событиях последних лет. Они жили на самом отшибе, новости редко доходили до них. Сами гномы не путешествовали, -  Стары уже, - шептал на ухо Виру дед – гном, однако старость не помешала им выжимать из него новости десятилетней давности. Кибер не сопротивлялся, понимая, что хоть чем-то должен отплатить за гостеприимство. Заодно и сам интересовался, - А что, уважаемый, - обращался он к гному. – Разве через перевал в Лабораторию никто не ходит?
- Что ты, милок, - отвечал гном, - Наш Узкий труднодоступный. В Лабораторию обычный народ не ходит. Всё больше господа волшебники и маги, а они предпочитают или перемещаться или на драконах. За последние лет двадцать пять, вы первые, кто собрался штурмовать перевал.
Вир нахмурился, хотя, чего он хотел. Получить Комперс трудная затея. Никто не собирался отдавать его размазне. Надо было показать себя с наилучшей стороны.
Имея Комперс и способности кибера, Вир рассчитывал создать Единый Архив планеты. Короче, его планы шли очень далеко. Ради науки он был готов жертвовать жизнью. Эта тяга перешла к нему от его создателя, который всю жизнь провёл в научных исследованиях и проектах. Он и завещал Виру перед смертью, достать Комперс. Когда0то он сам участвовал на начальной стадии его разработки. Для этого и создал Вира – кибера, идеально подходящего для работы с Комперсом. Дело за малым – победить в конкурсе. Ещё не известно, какие условия выставят Высшие. Чего же бояться ему, существу, превышающему остальных смертных       и разумом и силой. Синдию и Электрона он даже не считал конкурентами.
Пока он размышлял, сидя у очага, хозяева решили, что он заснул и потихоньку, оставив его одного, удалились на покой. Так он и просидел всю ночь у огня, изредка подбрасывая в него дрова, чтобы не погасло.
Утреннее солнышко подняло на ноги всех обитателей маленького домика. Путешественники. попрощавшись, отправились на восхождение. Их ждал изнурительный подъём и не менее сложный спуск.
Лаборатория располагалась в круглой долине, окружённой со всех сторон пиками Барахских гор. Гости в неё могли попасть или по воздуху или по единственному Узкому перевалу. Пики перевала были почти в три раза ниже остальных, но это ни в коем случае не облегчало подъём. Только по сравнению с другими они смотрелись маленькими. Вершины других просто терялись в облаках, даже если смотреть с вершины перевала.
Электрон не был альпинистом, поэтому поначалу задерживал остальных, но в дальнейшем, Синдия взялась прокладывать путь, а Вир буквально на себе тащил друга на верх. Так добрались до хребта. Спускались тем же макаром.
Оставим подробности подъёма и спуска. Скажем лишь, что через полторы недели они всё ж достигли желанной долины.
Под названием Лаборатория, обнаружился внушительных габаритов замок, между тем изящный и словно воздушный. Его строили изо льда и снега, а потом магическими силами Высшие маги превратили эту постройку в архитектурный шедевр, подобного которому не было на Эвелиде. Путешественники прошли первую ступень испытаний – своим ходом добрались до Лаборатории. Это приравнивалось к подвигу. Не зря старый гном говорил, - Смертные Узким перевалом не ходят.
В тот момент, когда Лонд вылетел из леса Бакода, Синдия входила в Ледяной замок – Лабораторию. Она и её попутчики смертельно устали. Даже Вир, понимал необходимость восстановления энергии, и молил Создателей об устранении всех неполадок до турнира. После перехода его уважение к гномеле возросло до небес. Он никак не мог понять, как ей удаётся выглядеть вполне бодро, когда он – машина, валится с ног. Электрон наконец, слез с него и плёлся сам. Уж он то устал не так, как они, но и на него было жалко смотреть.
Дилетант в горах – самоубийца. Парень решился на это, надеясь на выносливость друга, и Вир его не подвёл. Теперь электрон тащил на себе все мешки, даже у Синдии отнял. Он был в неоплатном долгу перед этими двумя и пообещал себе отплатить им сполна.
- Во всяком случае, - рассуждал про себя парень, - Если получу Комперс, подарю его виру. Слава Создателям, жители Лаборатории отличались редким гостеприимством. Обслуга на высшем уровне – магическая. Путников ждали готовые комнаты, еда, всевозможные удобства. Жаловаться на приём не приходилось.
- Отдыхайте, друзья мои, - приветствовал их сам Высший АРТ. – Завтрашний день будет нелегче сегодняшнего.
- Утешил, - вздохнул Электрон. – Скажи, АРТ, а участников турнира много будет?
- Не столько, сколько хотелось бы, засмеялся Высший. – Мы рассчитывали на большее, но видать другие призы показались героям заманчивее.
- У каждого свой Путь, - заключил Вир.
Они разошлись по апартаментам. Перед завтрашним турниром действительно, не мешало хорошенько отдохнуть.
Следующий денёк выдался на удивление солнечным и приятным, хотя участники побаивались, что погода не будет их баловать. На турнирном ринге к нашим героям присоединился ещё один, не совсем обычный – гоблин. Этот вид вообще редко участвовал в подобных мероприятиях, а уж такой сложности … Даже учредители турнира не ожидали увидеть в соучастниках гоблина. Его звали Васькой. Громоздкий и неуклюжий с виду, на самом деле он был опасным противником. Вир начал сомневаться в своей победе. У Синдии не возникло  и тени сомнения в личном успехе. Электрон себе такой ерундой вообще голову не забивал. Он жил по принципу – куда кривая вывезет. До сих пор она вывозила его в нужную сторону, и то в большинстве случаев благодаря другу киберу. Впервые за долгие годы дружбы, они становились соперниками.
На помост вышел Высший АРТ.- Друзья! – начал он, обращаясь к присутствующим, - Хочу объяснить вам условия нашего турнира. В трёх крамах отсюда есть пик, на его вершине лежат изумруды. Точнее, четыре изумруда – по количеству участников. Каждому изумруду предназначен свой приз. Ваша Цель – достать эти камни и принести их сюда. Вы можете взять только по одному изумруду на брата, кому какой приглянётся. Когда вы вернётесь, в зависимости от того, какой камень вы выбрали, вам вручат приз. Как вы, надеюсь, догадались, совершенно не важно, насколько быстро вы прибудете и какими методами попадёте на вершину и обратно. Комперс получит тот, кому повезёт с выбором. Вопросы есть? 
- Высший, а можно узнать, каковы остальные призы?
- Конечно, - усмехнулся АРТ, - Изумруд Желаний, Амулет Огня и Амулет Воды.
-Вот это да! – присвистнул Электрон.
- Хочу предупредить, - повернулся АРТ, - Мало вероятно, что вам удастся добраться до вершины. Если, хоть один из вас принесёт изумруд, я сочту, что турнир проводился не напрасно. Гоблин , помалкивающий до этого, поинтересовался, - А какова высота пика?
АРТ прищурил один глаз и с любопытством воззрился на Ваську. – Знаешь, - наконец заговорил он, - Я не стану запугивать вас цифрами, скажу только - это наивысшая точка Эвелиды. Кстати, там почти нет воздуха. Вот и всё, что я могу сказать вам. Снаряжение выбирайте любое, провиант тоже. У нас в наличии полно всякого добра. Его получите у привратника, а теперь в Путь. Он ушёл. Все четверо сидели, прикидывая, как им быть. И тут, Васька выдвинул такую идею, что даже у видавшей виды Синдии запершило в горле.
- собственно говоря, - начал он, - Почему мы должны идти врозь? Всем вместе больше шансов добраться туда и вернуться обратно. Тем более никакого соперничества нет. На верху кинем жребий, кто какой камень возьмёт, так я думаю, честно будет. Всё равно ведь не знаем за какой чего дадут. Между прочим, все призы стоят того, чтобы за них рисковать. Не долго раздумывая, толпой ринулись к привратнику. Синдию заставили выбирать снаряжение, как ни как  горный гном.
Тана через три они вышли из замка в сторону Квадана, так назовём пик, на который им предстояло взобраться.
АРТ в это время беседовал с ИРИДОЙ и АЛЬБОЙ. – Надо же, шельмецы, мне и голову не пришло бы. что они догадаются объединиться. Теперь их шансы на получение призов гораздо возрастают.
- Васька не так глуп, каким хочет представиться, - смеялась ИРИДА. – Ведь именно он предложил прорываться сообща.
- Сдаюсь! – замахал руками АРТ. – Твой Васька меня удивил. – Посмотрим, что у них получится дальше, с Кваданом шутки не пошутишь. Думаю, Электрон и пятую часть пути не пройдёт, а ведь изумруд может взять, только поднявшийся на вершину.
-Делайте ставки, Великие, - предложила АЛЬБА. – Я считаю, дойдут все, а что вы на этот счет скажете.
- Нет! – АРТ нахмурился, - Электрон не дойдёт, а остальные, возможно.
ИРИДА, поразмыслив, вынесла свой вердикт, - Чего гадать то, кости покажут, кого, что ждёт.
Создатели кинули кости…
- Жаль, - вздохнул АРТ, - Никто из них не дойдёт даже туда. Можно смело заняться другими делами. Здесь нам больше ждать нечего.
Четверо смельчаков, между тем, наплевав на паскудный расклад костей, мужественно боролись с трудностями, выпавшими на их долю. И ведь дошли все четверо! На исходе второй недели немыслимых мук, каждый положил себе в карман свой камешек. Даже отдохнуть на вершине они не смогли – дышать стало нечем. Электрон почти позеленел от удушья, Синдия ещё так сяк. Виру и Ваське было чуток получше. Преодолев туман в глазах, они начали спуск, вполне осознавая, что подниматься  легче.
Лечебные заклинания Васьки и Синдии почти не действовали. Их едва хватало на спасение от удушья. Поэтому вывихи, ушибы, ссадины и сотрясения мучили со страшной силой. Путь казался бесконечным.
Когда Васька сорвался в ущелье, отчаяние охватило всех. Они так сплотились за это время, что потеря одного становилась  не выносимой мукой. Синдия горько плакала, Электрон шмыгал носом, и только Вир высказал мысль, одолевавшую, как оказалось всех.
- Никогда бы не подумал, что так привяжусь к этому чудаку гоблину. Всегда считал гоблинов низшими существами, а ведь благодаря нему, мы с вами живы до сих пор. По одиночке нам ни в жизнь не добраться даже наверх, не говоря о половине пути назад.
Слушавшая его разглагольствования Синдия, стряхнула с ободранной руки кровь на снег. – Клянусь! – торжественно произнесла она, - Я приложу все свои силы, чтобы вытащить его из ущелья и если он ещё жив, он навсегда будет моим другом.
- Хорошая клятва, - выдавил Эл, - Я присоединяюсь к ней. Он стоит того.
- Увы, друзья, мне не по силам давать клятвы на крови, у меня её нет, но помочь вам, я считаю своим долгом.
Забыли про необходимость возвращаться, осталось лишь одно желание – вытащить гоблина из ледяного плена. Вира обвязали верёвкой и он стал спускаться в ущелье, у которого, казалось, дна нет. Оставшиеся наверху, молили Создателей, чтобы хватило длины верёвки. Как знать, кто услышал их молитвы, кибер добрался-таки до Васьки. Тот был весь окровавлен и еле дышал. Вир крепко привязал его и дёрнул три раза за трос, как условились. Никому не известно, каких усилий стоило хрупкому пареньку и гномеле вытянуть кибера наверх, и уж потом, втроём, они насилу выволокли беднягу гоблина из пропасти. Он оставался без сознания  и почти не дышал, но Синдия уверяла всех, что Васька выносливый. Главное дотащить его до места, где ему смогут помочь. Этим местом была Лаборатория. До сих пор уверенный в своих силах Вир, засомневался, смогут ли они дотащить туда тушу гоблина, но выбора, как всегда, героям никто не давал. Пока обдумывали метод спуска их накрыла огромная тень. Синдия не верила глазам, - Лонд! – закричала она от радости. Такого подарка Судьбы никто не ждал.
- повезло Ваське, - пробормотал Вир. – Даже я не дотащил бы его до мага. Видать, на роду ему написано не здесь умереть.
Дракон выбирал местечко для посадки. Неимоверным усилием ему удалось зацепиться за какую-то глыбу. Только выносливость кибера позволила с молниеносной быстротой загрузиться на Лонда, пока тот держался. Когда последний пассажир запрыгнул к нему на спину, дракон почувствовал, как его когти соскользнули с куска льда, и он начал стремительно падать камнем вниз. Ещё никогда не приходилось Лонду взлетать при стремительном падении, но он справился. Всё же он был боевым драконом, а не так себе рептилией.
Добраться до замка, не составило труда. Дракон пролетел оставшееся расстояние за какие-то двадцать манов. Однако, АРТА в Лаборатории не оказалось, а только привратник.
Он встретил их несказанно удивившись.
- Не ждали нас так скоро? – съязвил Электрон. – Где же обещанная награда?
- Придётся вам малость подождать, завтра Высший маг прибудет.
- А кто поможет нашему другу? – забеспокоилась Синдия. – Он очень плох и до завтра не дотянет.
- Я наложу на него сонное заклятие, – успокоил её страж Лаборатории. – Можете не волноваться.
Ваську уложили на лавку. Привратник поколдовал над ним, и тот затих, словно умер.
- Что ты с ним сделал? – заволновалась мела, - …Он не дышит!
- Остынь, - отстранил он её, - Это магический сон. В таком состоянии он может пробыть тут неограниченное время, и хуже ему не станет. Даже поправится чуток, пока АРТ явится. А теперь пора и отдохнуть, думаю, вам это не помешает!
Всё ещё оглядываясь на неподвижное тело гоблина, все разошлись.
Синдия не пошла к себе в комнату, а ринулась во двор, где расположился Лонд. Её так  распирало порасспросить его о сыне, что усталость отступила на задний план. Дракон, растянувшись на солнышке, отогревался после снегов Квадана. Всё-таки, что ни говори, драконы теплолюбивые существа.
- Рассказывай, Лондик, как там поживает Тот. Почему ты его оставил? – ринулась в наступление гномела. – Конечно, я рада тебе. Ты так вовремя появился, но пойми и ты меня, я беспокоюсь за мальчика.
- Нашла за кого беспокоиться, - заурчал Лонд. – Он у нас теперь Тот непобедимый. Ещё измудрился с целого народа проклятие снять. И заклятие перемещения получил. Кстати, он у нас влюбился по уши и сейчас пытается сказать любимой девушке об этом. Я и улетел, чтобы не мешаться. Он тебе привет передавал и просил не беспокоиться за него.
Синдия слушала этот монолог, открыв рот, - Когда же он это всё успел, а, Лонд?
- Не знаю, прямо ответил дракон. – Только шляние по пустыне и возня со слаками, мне целой вечностью показались. До сих пор песок на зубах скрипит, и солнце в глазах стоит. Насколько я люблю тепло, но тут явно перебор вышел. Меня теперь в пустыню никакими увещеваниями не заманишь!
- Ладно тебе ворчать, - расслабилась Синдия. – Главное, с Тотом порядок.
- Мела, мы с ним через три дня в Розовом замке встречаемся. – Полетишь со мной?
- Спрашиваешь! – закричала Синди. – Конечно! Только приз завтра получу, и тут же отправимся. Надеюсь, ты успеешь долететь.
- Постараюсь, - буркнул дракон, закрывая глаза.- Если мне дадут отдохнуть и поесть.
- Подожди, не спи, - тормошила его Синдия, - Как ты меня нашёл?
- Чего уж трудного, - не открывая глаз, ответил Лонд, - Ты сама сказала, куда отправляешься, поэтому, это было первое место, где я тебя искал. Привратник рассказал, что вы ушли в горы, за изумрудами. Я ждал тебя, потом не выдержал, рванул на поиски. Паразит страж не удосужился сказать, на какой именно пик вы отправились. Пришлось мёрзнуть довольно долго, пока вас не увидал. Вот и вся история, а теперь иди, спи. Сама с ног валишься от усталости,  и мне не мешает вздремнуть. Как пить, завтра и послезавтра придётся жать на всю катушку. Сама будешь торопить меня на встречу ненаглядному сыночку.
- Ухожу, - уступила мела. Она добралась до постели и рухнула не раздеваясь, и тут же провалилась  в спасительный сон. Как только прибывшие разошлись, привратник связался с АРТОМ.
- Высший, прибыли путники и принесли изумруды. Они ждут награды.
Надо было видеть лицо АРТА в этот миг. Впервые с тех пор, как они попали в созданный ими мир, выкинутые Создателями кости, ошиблись. Ничего  не поделаешь что произошло, того не изменить. Наступил момент, когда их власть над героями ослабла.
- Неужели, - думал АРТ, - Придёт  час, и наш вымысел начнёт жить своей жизнью. Он перенёсся в Лабораторию. Было интересно, как Судьба распорядилась относительно призов. Кому, что достанется?
Его уже ждал страж, провёл его к гоблину. Васька действительно выглядел плохо. Лечебное заклинание Высшего сделало своё дело. Через ман гоблин был здоров, слаб конечно, но здоров.
- Пусть поспит до утра, - обронил АРТ стражу. – Сам его разбудишь. Никак не укладывается в голове, как они измудрились вернуться, да ещё и все.
- Изумруды тоже принесли, - подлил масла в огонь привратник. Так и хмыкая от удивления, АРТ ушёл. До утра далеко.
Утренние перезвоны сообщили пробудившимся, что церемония награждения вот-вот начнется. Сломя голову, все ринулись на ринг, где их ждал АРТ.
Вир подошёл к нему первым. Аккуратно вынул из кармана драгоценность и подал Высшему. Тот внимательно её разглядел и объявил: Вир, ты получаешь в награду за пройденный турнир, Изумруд Желаний. Кибер повесил голову. Его ожидания не оправдались. Комперс к нему не попал. Следом за Виром вышел Васька. Он уже вполне сносно себя чувствовал. Его переполняла благодарность к друзьям. АРТ взял у него изумруд и вглядевшись, вручил ему Амулет Воды. Васька радовался, что ему не дали главный приз. Он не хотел разочаровывать тех, кто спас ему жизнь. У Вира ещё оставалась надежда – Комперс мог попасть к Электрону. Кибер бы уж придумал, как направить друга в нужное русло. Парень приблизился к магу, прошла процедура проверки камня. – Амулет Огня! – произнёс АРТ. -  Поздравляю тебя, Эл, это хороший приз, похлопал маг по плечу поникшего молодого человека. И наконец, Синдия. Она просто светилась от счастья. Её мечта сбылась – Комперс принадлежит ей. Высший взял из её рук изумруд, оглядел его со всех сторон, а затем вручил гномеле небольшую коробку, украшенную всевозможными драгоценностями. Но Синдия не обратила на них никакого внимания. Её больше занимало содержимое коробки. Она поблагодарила друзей за оказанную помощь, попрощалась с ними, выразив надежду вновь встретиться. Что-то щёлкнуло в мозгу кибера, он успокоился. Он придумал план, как осуществить свою мечту.
- Конечно мы встретимся, Синди, - улыбнулся он. – Очень скоро.
- Тогда я спокойна и могу с лёгким сердцем отправиться к сыну. Сделав на прощание ручкой, она выбежала во двор замка, где её уже поджидал готовый к отлёту дракон. Пристроившись сама и пристроив новое имущество, Синдия похлопала Лонда по шее. Тот забил крыльями, и подняв при этом приличный ветер, взмыл с места вверх и рванул, что было силы в Прибрежный.
Время не хватало. Оставалось надеяться, что Тот дождётся их в Розовом замке, а не бросится на поиски. Только Создатели ведают, как Лонд спешил на эту встречу.
- С самого рождения, - нудила ему на ухо Синдия, - Мальчик не оставался без присмотра.
- Он уже не мальчик, а воин, - пытался ей перечить Лонд, но это было бесполезным занятием, спорить с матерью, по поводу маленький её сын или вырос. Проще поскорее её к нему доставить, чем пытаться доказать, что сын в безопасности.
Так и влетел Лонд в Прибрежный, подгоняемый пинками изящной ножки в бок. Уже начиная подумывать, что старейшины пожалуй, правы говоря, - Смертные любят сидеть на нашей шее, лучше с ними не связываться. Впрочем, что сделано, то сделано и скорее всего больше ему не придётся возить Синдию на встречу с Тотом. Мужики обычно не занимаются такими гонками по столь пустячному поводу, а один раз потерпеть можно. Ведь он любил эту сумасбродную мелу и ради неё вынес бы и не такое.
Теперь остановимся немного поподробнее на призах, которые получили остальные участники турнира. Изумруд желаний, доставшийся Виру, был исключительной вещью. Его обладатель мог загадать любое или почти любе желание, и оно исполнялось. Многие отдали бы за него пол жизни, а Вир не очень радовался. Он бы согласился обменять его на Комперс. Что поделаешь, он не человек и мозги у него работали по-другому. Но он нашёл выход – Вир загадал желание. А пожелал он, чтобы Синдия в Прибрежном создала Архив Планеты и взяла в свою команду его и электрона. И как вы понимаете, его желание исполнилось.
Амулеты Огня и Воды, тоже уникальны в своём роде. Они создавались индивидуально для владельца. Никто другой ими воспользоваться не мог. А истинный хозяин приобретал поразительные способности. Васька теперь умел обращаться в воду, причём, хоть в мощную струю, хоть в спокойное озерко, по своему усмотрению
Электрон приобрёл огненную сущность, короче, мог стать пламенем любой величины. В отличии от Вира, Васька с электроном безумно радовались своим новым штучкам. Ради таких способностей, - считали они, - Стоило рисковать головой.
Всего Высшие маги создали четыре Амулета стихий. Два уже нашли владельцев, а два других – земли и воздуха, ещё нет, Высшие считали, что для них время не настало.
Турнир окончился. Участники собирались в дорогу. Васька через перевал рванул домой. Вир же пожелал вместе с Электроном попасть в Прибрежный, куда они благополучно и переместились, да ещё вперёд Синдии. У гоблина, похоже, началась полоса невезения. Он сдуру решил испробовать новые способности в горах, но не учёл, что вода на морозе льдом становится, а на перевале было очень даже холодно. Он превратился в ледяную статую. А так как Узкий перевал посещали немногие, и не часто, то шансов на то, что его найдут и отогреют, у него оставалось один на тысячу. Более вероятно, что его сдует с места ветер и он разобьётся о камни. Как ни крути, на этот раз он влип похлеще, чем в прошлый. Так он и стоял прозрачный и одинокий, вполне сознавая происходящее. В голове билась мысль, -  Создатель Великий! За что мне такая невезуха. Пусть стоит до поры до времени, мы же вернёмся в лес Северного Бакода и узнаем, как идут дела у юного гнома и милой гномелы.

19

ГЛАВА 6
Целую неделю Тот и Лана провели гуляя по лесу и наслаждаясь обществом друг друга. Каждый успел рассказать всё про вою жизнь. Им казалось, они знакомы целю пропасть лет. Однако в конце недели случилось непредвиденное происшествие Когда они, как обычно под вечер, вернулись домой, отец Ланы сообщил новость, рассеявшую всю прелесть окружавшего их мира.
- Лана! – начал он. – Сегодня ко мне приходил Лазекс. он принёс за тебя огромный откуп. Послезавтра ты выйдешь за него замуж. слова застряли в горле у обоих влюблённых.
- Но, папа… - прошептала мела. – Я не хочу за него выходить.
- Совсем недавно, ты была другого мнения, хотя это не имеет никакого значения, я уже потратил половину тарханов. В любом случае тебе некуда деваться. Девушка опустилась на пол, слёзы текли по её щекам. Сердце Тота разрывалось от горя. Он не успел открыть ей своих чувств, но понимал, что она тоже тянется к нему. И такой страшный поворот буквально сломил её.
- А какой откуп он принёс? – спросил он.
Гном с сомнением посмотрел на него. – Лазекс самый богатый гном в нашем лесу, я сомневаюсь, что за один день ты сможешь раздобыть даже половину, которую я истратил.
Лана безо всякой надежды взглянула ему в глаза, - Тот, тебе не стоит пытаться. Этот откуп он три года собирал при всём своём богатстве. Я специально такую сумму назвала, чтобы он не приставал.
- Вообще не могу понять, зачем ты ему сумму называла. если он тебе не нужен? – пробурчал отец.
- Я тогда ещё Тота не знала, и он мне немного нравился, - засмущалась девушка. – Кто знает, как Судьба бы повернулась, не повстречайся мы. Может и вышла бы за него, а теперь не хочу. Давай, я уйду, пап? А когда насобираю тарханов, всё ему верну.
- Нет уж, милая! – рассердился старик, - Я уважаемый гном и не позволю меня опозорить.
- А если я достану всю сумму до завтра? – в упор посмотрел на него Тот. – Вы отпустите Лану со мной?
- Нет, разлюбезный, - расплылся в ехидной улыбке гном. – Почему я должен терять вторую половину. Вот принеси мне столько же, сколько Лазекс дал, а ещё лучше, чуток поболее, чтобы успокоить моё уязвлённое самолюбие, тогда она твоя.
Ведь, когда я верну тарханы Лазексу. его семейство на меня обязательно обидится, да ещё проценты с меня потребует за подержание суммы и за моральный ущерб. У нас строго   с этим. Ты разве не знаешь этих тонкостей?
- Не в курсе я. Мои родители сошлись без откупа, а там где мы жили, горных гномов, кроме нас, не было. Для меня откуп – старое придание.
Отец Ланы нахмурил брови. – У нас – это жизнь! И если хочешь получить Лану в жёны, выкладывай тарханы или драгоценные камни. А если у тебя их нет, проваливай и не забивай голову моей дочери!
Лана закрыла лицо руками и плакала уже не таясь.
- Не забывай, уважаемый, у меня ещё есть время до утра, - пытался его утихомирить Тот.
- Вот завтра и поговорим или простимся, – старый гном остался непреклонным до конца.
- Не вздумай удрать с ним, прокляну! – посмотрел он в сторону дочери.
Лана шмыгнула носом, поднялась, - Пошли, Тот. У нас мало времени, что бы попрощаться. Они вышли.
Гном жалел свою малышку Лану, но он хотел для неё спокойной богатой жизни. – Подумаешь, - бурчал он. – Эка невидаль, влюбилась в молокососа. Завтра он уйдёт, и она забудет про него. Будет спокойно жить с Лазексом и рожать мне внуков. Так, успокоив свою совесть, он улёгся спать, надеясь, к утру проблема рассосётся сама собой.
Молодые люди сидели молча под раскидистым крабом. Тот тихонько положил руку на плечо девушки. – Ты правда согласна отправиться со мной? – спросил он.
- К чему этот вопрос, - всхлипнула она. – Тебе не найти откупа.
- Это не твоя проблема, - повернул он её к себе. – Скажи, ты действительно меня любишь?
Мела прижалась к его груди, – Я бы отдала всё на свете, лишь бы быть с тобой.
- Тогда, до утра, - отстранил он её. – Дай мне только мешок побольше.
- Что задумал? - пыталась она заглянуть ему в глаза.
- Утром узнаешь, - усмехнулся он. Когда она вернулась, он робко поцеловал её, взял мешок и испарился. Мела вздрогнула от неожиданности, но потом успокоение пришло к ней, как и уверенность. – В конце концов, его же не зря нарекли Непобедимым, - думала она. Лана зашла к себе в комнату и легла спать. Отец понял, что девочка одна, а гость куда-то пропал. – Вот и славненько, - повернулся гном на другой бок, - Что он ушёл сейчас. Так даже лучше. К утру появится Лазекс и она быстро выкинет из головы свою сентиментальность. Любовь, видите ли!
Утром произошли события, потрясшие всех жителей гномьего посёлка, как гром средь ясного неба. Тот в полной мере оправдал свой новый титул.
Спозаранку к дому Ланы приближалась процессия. Это был её жених с многочисленной роднёй. Около дверей их терпеливо поджидал Трандот (отец Ланы).
- Мы прибыли за тем, что уже купили, - с поклоном проговорил Лазекс.
- Погоди, не спеши, может, кто большую цену даст, - остановил его гном.
Лазекс удивлённо огляделся по сторонам. – Ты, что старый совсем рехнулся? – захохотал он. – Где ты найдешь гнома богаче меня? Да и кто даст за твою дочь больше, чем я?
Лана выглянула из дома, и с вызовом глядя на него, спросила, - Может ты думаешь, я не стою большего?
Это были всё традиционные фразы и слова. Во все времена, выкупая невесту, кто-то торгуется, но Лазекс почувствовал в словах Ланы скрытую угрозу. – Ладно тебе невестушка, примирительно залебезил он, - Если мало, я ещё могу добавить, у каждого своя цена. Гномела видела, как отец довольно потирает руки, в надежде урвать куш поприличнее.
Но тут, так же внезапно, как и исчез, появился Тот с мешком, очень огромным, и было совсем непонятно, чем он его набил. Складывалось впечатление, что он напихал туда булыжников. Вот тут-то и начался настоящий торг, да такой, какого ещё не удостаивалась ни одна невеста.
- Назови свою цену, отец, - обратился Тот к Трандоту. Гном почесал затылок и брякнул такую Цифру, что у Лазекса рот открылся. Это было гораздо больше, чем он заплатил, но не настолько, чтобы он отступил.  – Я заплачу и эту сумму, вскричал он, опередив вновь прибывшего незнакомца.
- А я – больше! – спокойно заявил Тот. Тут уж Лазекс обезумев, назвал столько, что потом сам опешил от сказанного. По рядам зевак и родственников прошёл смешок. Тот, которому порядком надоела эта комедия, тряхнул головой. – Всё, хватит. Сколько бы ты не сказал, я дам в два раза больше.
- Чем платить собираешься? – зло рассмеялся бывший жених. – Уж не теми ли камнями, что у тебя в мешке лежат?
- Ты не ошибся, - улыбнулся Тот. – Именно ими. Он развязал мешок, и все ахнули. В утренних лучах, упавших на него камни вспыхнули всеми цветами радуги. На эти сокровища можно было купить весь Материк, и ещё соседний в придачу. Такое зрелище лишило гномов дара речи. В мёртвой тишине голос Тота звучал ясно и чётко. – Моя невеста стоит во сто крат дороже. Все сокровища мира лягут к её ногам. Он приблизился к застывшей Лане. – Пойдём, нам здесь делать нечего. Наш дом в другом краю. – Это, - кивнул он на мешок, - откуп за тебя. Самый мелкий алмаз, лежавший у ног Трандота, был величиной с его голову. Такого здешние гномы ещё не видели. Тот обнял онемевшую невесту, и они исчезли у всех на глазах, как будто их и не было вовсе.
С тех самых пор Трандот стал самым богатым гномом на Эвелиде, не считая конечно, Тота. Этот был вне конкуренции. Думаю, вам будет любопытно узнать, где бесёнок достал такие богатства. Как ни странно, идею ему подкинул сам Трандот, когда заикнулся, что откуп можно оплатить драгоценными камнями. Тут молодого гнома осенило. У них дома часто рассказывали историю, как Лот с Лондом перед рождением Тота и Дипы, побывали в Алмазном ущелье и привезли целое состояние. Тогда они оттуда еле ноги унесли, но сейчас, ситуация в корне изменилась. Слаки больше не охраняли это дорогостоящее место. Вот Тот и решил, почему бы ему ни прибрать к рукам эти алмазы, пока, кто-нибудь другой не сделал того же. Он отправился туда, воспользовавшись заклинанием перемещения, оказавшимся в его распоряжении так вовремя. Прибыв в ущелье, он был ослеплён зрелищем, представшим перед ним. Сюда действительно стоило попасть, чтобы хотя бы полюбоваться на алмазы, сверкающие в закатных лучах.
Большую часть острова, на котором расположилось Алмазное ущелье, занимала пустыня. Долгие века драгоценные камни охраняли слаки. Можете поверить, они оказались достойными стражами. За всё это время мало кому удалось поживиться в природной сокровищнице. Представьте себе долину, усыпанную десяти прановой толщей этих славных камушков, окружённую со всех сторон безграничными песками и палящим солнцем. Добраться сюда по пескам не представлялось возможным, да и тех кто прилетал по воздуху или просто перемещался, поджидали слаки больные алмазной лихорадкой. Мало того, что они из-за проклятия были дикими тварями, так ещё и попали под власть блеска камней. Всё вместе это делало Алмазное хранилище неприступным.
Так как проклятие пало, нападение слаков Тоту не угрожало. Он преспокойненько провёл целую ночь, собирая крупные алмазы в мешок. К утру он был готов отправиться назад. Оставалась самая малость. Тот представил себе, что всё ущелье укрыто непреодолимым куполом, через который может проникнуть только он. Магическая преграда отделила столь желаемое многими место от мира надёжнее, чем раньше. Проникнуть внутрь купола могли, разве что Высшие маги, и то хорошенько попотев. Оглядев внимательно магическое сооружение, Тот вернулся в лес Северного Бакода, не забыв прихватить с собой мешок. Остальное вам уже известно. Вплоть до того момента, как они с Ланой исчезли, оставив удивлённых зрителей гадать, куда, оставив гному мешок, изменивший жизнь старого Трандота очень даже к лучшему.

20

ГЛАВА 7
Переместились Тот с Ланой в Розовый замок. Появившись у дверей, они приводили себя в порядок.
- И где мы? – оглядываясь по сторонам, спросила мела. - Красивый дом!
- Да! – обнял её Тот. – В этом замке мы должны с Лондом встретиться. Только что-то его пока не видать.
- Вон, смотри, – указала Лана вглубь двора. – Там явно следы дракона.
Тот должен был признать, что она права.
- Может, отлучился куда, - пожал он плечами.
- А кто здесь живёт? – не унималась девушка.
- Старые друзья родителей. Думаю, они будут нам рады, - подёргал он за дверное кольцо.  Через пару манов дверь открылась. – Отец!!! Тот чуть не свалился со ступеней. – Как?! Ты же… Лот притянул сына и крепко прижал к себе. Тот, попав в его объятия, боялся пошевелиться. Было страшно, что иллюзия рассеется и вместо отца окажется кто-то другой.
- Да, я это, я!- встряхнул его Лот,- Не стой столбом, и из царства Теней возвращаются. Только после этих слов парень маленько расслабился. – Я так скучал по тебе, - еле выговорил он. – И мама – тоже.
- Я знаю, сынок, - Лот втащил его в холл. – А вы, юная мела, чего стоите, - оглянулся он. – Милости прошу.
- Давай, Лана, проходи, - протянул ей руку Тот. – Познакомься, пап, это - моя жена Лана, - представил он её Лоту.
- Поздравляю! – улыбнулся гном. – Располагайтесь поудобнее, там, на верху, по-моему, ещё осталась свободная комната. Если нет, я переберусь к Литлу с Тенью и освобожу свою.
- Они тоже здесь? – удивлённо уставился на него Тот.
- Ты даже представить не можешь насколько большая компания тут собралась, - улыбался гном. – Похоже, прибыли все, кто мог. Чем же мама занимается? – обратился он к сыну.
- В Лаборатории, на турнире. Лонд отправился её искать. Думаю, она не упустит возможности со мной повидаться, значит, должна вместе с Лондом на днях сюда прилететь.
- Тогда, вообще полный комплект соберётся, - рассмеялся Лот.
- Вы то сюда как попали?
- У Тота теперь заклинание перемещения есть, - вставила своё словцо Лана. – Он его в пустыне Безумия выиграл.
Лот с уважением посмотрел на сына. – Как это тебе удалось слака завалить?
- Да… - засмущался парень, - Вышло так. Подробности он собирался рассказать ему потом как-нибудь, уединившись. Эта история была не для всех. Абсолютно незачем посвящать Лану во все подробности этой эпопеи.
- Ты говорил, что здесь народу полно? – переменил он тему. – Почему же никого не видно?
- А! – махнул рукой Лот. – Они все на верху. Там Аревар без сознания уже третьи сутки лежит. Они с ним. Чего только не перепробовали делать - толку никакого. Даже понять не можем, что с ним происходит. Он ещё тот фрукт, на него никакая магия не действует. Вот и бьёмся, как о стену.
- Хочу тоже попробовать. Проведи меня к нему, - поднялся тот. – Ты, Лана, тут посиди немного, мы недолго. Девушка пожала плечами, Идите, конечно, я подожду, но не стану сидеть, а поброжу по замку, посмотрю всё. Можно? – вопросительно взглянула она на Лота.
- О чём речь, - засуетился гном. Своими манерами он очень напоминал ей застенчивого Тота. Она улыбнулась и направилась на экскурсию, а отец с сыном в комнату, где лежал Аревар, и находились остальные обитатели этого дома. Когда двери перед ними открылись, тот увидел такое напряжение на лицах присутствующих, что невольно напрягся сам. Что-то странное витало в этой комнате, даже больше опасное, чем странное. Он поспешил в этом разобраться.
- Можно, вы все уйдёте? – обратился он к друзьям. Его голос произвёл эффект взрыва. Затем последовали удивление и радость от встречи с ним. Они ему были родственниками, кто по крови, кто душой. Их любовь явственно читалась на лицах, как в открытой книге. – Постарайся, мальчик мой, - обратился к нему Квентин. – Я чувствую, Аревару очень плохо, но мы бессильны. Чего только не пробовали.
- Хорошо, - перебил его Тот. – Прошу, выйдете, мне надо остаться побыстрее с ним один на один.
Взрослые послушно покинули комнату, предоставив ему самому разбираться с ситуацией. Тот присел на край кровати, на которой лежал Ар. Прикоснулся к нему и сосредоточился. То, что он почувствовал и понял в этот миг, откинуло его аж к двери. Ужас, исказивший черты лица, только что умиротворённого, привёл гнома в замешательство. Тот ощутил присутствие в этом теле  демонического духа, и никакого, там-нибудь, а самого Князя Тьмы. И этот дух боролся за своё существование с душой Аревара. Самое страшное было то, что парень проигрывал. Прикосновение Тота подорвало и без того иссякающие силы. Тот задумался, чем можно помочь погибающей душе друга. Дух Канала сейчас находился на пике подъёма. Попытаться соединиться с Ареваром, было опасно. Если он откроется для него, Князь тут же пробьётся через защиту. Оставалось гадать, как Аревар измудрился продержаться на грани целых три дня. Времени на особые раздумья у Тота не оставалось, и он решился. Не сказать, чтобы ему нравился такой метод, но делать нечего, гном принялся окутывать душу парня, лежащего перед ним, прочным магическим коконом, через который дух демона не смог бы до неё добраться. Конечно, при удачной изоляции дух Канала приобретал полную власть над телом, но душа оставалась цела и невредима, и что самое главное – на своём месте, то есть в теле Аревара. Сейчас она ослабла и не могла бороться с чужим присутствием. Однако, Тот надеялся, что со временем Аревар соберётся, взломает кокон изнутри и выгонит из своего тела дух Князя. Как скоро это произойдёт, Тот не знал. Хотелось верить, что за это время, Канал не успеет натворить, пользуясь телом Ара, много бед. Как оказалось, зря он возлагал на это свои надежды. Слишком сильно оказалось желание Канала создать Империю и слишком долго Аревар не приходил в себя. Но все беды случились потом, сейчас же такая мера спасения, казалась Тоту единственной.
Он плёл кокон старательно и прочно. И видел, как разглаживается лицо Аревара и как оно приобретает демонические черты, которые в свою очередь переходят в обычные черты юноши. Когда магия Тота полностью окутала душу Аревара, его тело попало во власть Канала.
Хоть Канал и не убил, как рассчитывал, душу окончательно, он всё же стал хозяином положения. Это было не совсем то, о чём он мечтал, но лучше, чем ничего. Душа Аревара пряталась от него и копила силы, чтобы однажды избавиться от поработителя.
Тот немного расслабился. Демон в теле Ара открыл глаза. Гном хорошо понимал, кто перед ним и ждал, как поведёт себя Князь. В отличие от него Канал не догадывался, что Аревар спасся от него с посторонней помощью, и поэтому совершенно не собирался выдавать положение вещей. Он старался вести себя так, как вёл бы Аревар. пользовался его памятью и поведением. Короче, распоряжался им по своему усмотрению. А ещё Канал решил свалить всю ответственность за то, что намеревался совершить, на бедного парня. Чтобы все проклятия сыпались на того, а не на него – Князя.
Тот читал мысли Канала вполне свободно и ужасался, что позволил этому чудовищу действовать. Не лучше бы было убить Аревара, чем дать свершиться тем ужасам, которые бродили сейчас в голове демона. Он уж совсем собрался приступить к исполнению своего намерения, как Канал заподозрил неладное. Не успел Тот и рот открыть, а тело Аревара уже переместилось в неизвестном направлении, оставив гнома в бессильной ярости. Создатель Великий, - шептал Тот, - Как он меня провёл! Что же теперь будет? И не находил ответа.
Ещё его ждало самое трудное – объяснить суть произошедшего, ждавшим за дверью. – Как-то это Квентин переживёт? – вздохнул парень и согнувшись от навалившейся на его плечи ответственности, пошёл к дверям. Там его ждали с нетерпением.
- Ну, как он? – напал на него с расспросами Квен. – Ты, что-нибудь узнал? Уже можно к нему? Он забежал в комнату и застыл, как вкопанный. – Куда он делся? Да не молчи же ты, скажи чего-нибудь!
- Остынь, Квентин! – вмешался Тень. – Ты парню рот открыть не даёшь своими вопросами. Ардиец немного умерил пыл, сел в кресло, сложил руки на груди и приготовился слушать. Тот, немного помолчав, начал рассказывать.
- Мне удалось проникнуть в его мысли. И там я выяснил, что в него вселился дух Канала.
- Так я и знал! – вскочил Квентин. – Нельзя было мальчишку к Князю подпускать, а меня никто не слушал!
- Дай ему договорить, - прикрикнул на арда Лот. Квентин поник.
- Единственное, что я смог сделать для его спасения, - продолжил Тот, - Это изолировать душу в кокон. так чтобы демон не добрался до неё, но из-за этого Аревар потерял власть над телом, а Канал её получил. Не думал я, что так получится. Князёк такие мысли лелеял страшные, я и собрался убить тело Аревара, но эта сволочь что-то заподозрил и слинял, прежде, чем я успел нож в него воткнуть. Теперь и подумать жутко, на что он способен в этом теле со способностями Аревара и со своими знаниями. короче, он горит желанием создать какую-то Империю. Какую, я толком не понял, но дурную, даже невооружённым глазом видно.
Квентин ахнул, - Великий Создатель! Ведь Аревар – хозяин армии Теней. Стало быть Канал жив – здоров, магически силён, да ещё и свою армию в мир живых вытащил. Это – конец Старого Материка! Он опустил голову, - Кто бы мог подумать, что Аревар так кончит. Я уж совсем уверился спасению его от тёмной силы, и на тебе. Пока он причитал, Тень над чем-то ломал голову, остальные молчали, представляя себе картины того ужаса, который ждал их Родину.
- Тот, - обратился к гному в возникшей тишине, эльф, - А Аревар сможет когда-нибудь освободиться от Канала?
- Уверен, сможет! – кивнул Тот. – Только не знаю когда. Он очень слаб. Когда его силы вернуться, то сразу.
- Не так всё просто, как кажется, - проронил Квентин. – Когда он родился, припёрся Канал и предназначил его себе. Наверное по этому мальчик и не справился с ним. И кто знает, достанет ли у него сил уничтожить демоническое проклятие.
- Он силён! Я имею в виду Аревара, - промолвил Литл. – Кокон Тота поможет ему отстоять независимость. Слава Создателю и Тоту, ему есть, где затаиться  на время.
- Ага! – подтвердил молодой гном, - Гарантирую, пока он сам не захочет выйти, Канал до него не доберётся.
- Это мало утешает, - вздохнул ард. – Я потерял нашего Аревара и не оправдал надежд Цезаря и Марго. Чего бы теперь не натворил князь, все шишки будут валиться на моего парня, который так добр, что добровольно и мухи не обидит. Его имя и честь будут загублены. Лучше бы он умер. Вдруг, Квентин засобирался
- Куда это ты, - прищурился Лот.
- Мне надо выполнить свой долг. – Квентин методично укладывал вещи в заплечный мешок.
- Тот нахмурился. – Неужели, ты не дашь своему воспитаннику ни единого шанса вырваться из плена? Квен пожал плечами, - Что значит одна жизнь, когда на карту поставлена участь всего Старого Материка! И он ушёл. Никто его не останавливал. Каждому предназначался свой жизненный Путь, и каждый пройдёт его независимо оттого, что ему говорят. Зачем же зря терять время.
- Пусть, Аревар успеет! – подумал Тот. Все подумали так. Видать сильно оказалось их желание, точнее желание, чтобы Квен не убил Аревара. Поэтому ардийцу не удалось с этим справиться. Канал же организовал свою Империю и никто ему в этом помешать не смог. У кого сил не хватило, а у кого не возникло желания убивать Аревара. Слишком быстро произошли последовавшие за данным днём события. Но это отдельная история. Оставим пока в покое Канала и Аревара и их Империю. Наши герои, оставшиеся в Розовом замке, не принимали участия в её развале. Мы остаёмся с ними.
Хозяева  замка ушли. Гости разбрелись по всему дому, надеясь заняться какими-нибудь делами и отвлечься от неприятных эмоций. Лот и Тот вышли на улицу.
- что-то Лонд задерживается, - недоумевал Тот. – На него это не похоже. Как бы с Синдией чего не случилось, может рвануть в Лабораторию? – вопросительно уставился он на отца.
- Нет! – убеждённо заговорил гном, - Лучше здесь ещё подождать, а то разминётесь, так и будете друг за другом скакать.
- Хуже нет – ждать да догонять, - нахмурился Тот.
- Чего тебе то дёргаться, – удивился Лот. – У тебя же медовый месяц! Лана заждалась мужа. Пока вы будете заняты собой, время пролетит незаметно.
Тот воспользовался советом отца, и действительно, три дня до прилёта Синдии с Лондом промелькнули на едином вздохе. Когда дракон показался в небе над замком, гном решил, - Лучше бы они ещё на пару денёчков задержались.
Розовый был почти пуст. Литл и Тень отправились в свой вечный поход. Сэт и Катр пожелали отдохнуть на Золотых пляжах Нового Света. Катр нуждался в разрядке. Что ни говори, башня Криков оставила не шибко приятные воспоминания. Сэт взялся развлечь друга по высшему разряду. Где Квентин искал Аревара. никто не знал. Вот и выходило, что в замке остались Тот с Ланой и Лот.
Большой дракон сложил крылья, поудобнее устраиваясь на месте, где собирался поспать.
- А есть будешь? – поинтересовалась Синдия. соскальзывая с его спины.
- Не буду, сначала посплю, - был ответ. – Всё остальное, потом. Ты меня в конец загоняла. Звонкий смех гномелы заставил его снова открыть глаза. – Чего смеёшься? – Раньше ты никогда не сознавался, что устал, - продолжала смеяться Синдия. – Не подумай, что я над тобой смеюсь. Просто впервые слышу от великого боевого дракона, что его загоняли. – Ну и пусть, - буркнул  Лонд и опять закрыл глаза.
Кто-то подошёл к Синдии сзади и руками обхватил её голову, не давая повернуться и посмотреть. Эти руки! Создатель Великий, эти руки! Они могли принадлежать только одному, единственному в мире. Она узнала бы их из миллионов рук. Сердце приготовилось выпрыгнуть изо рта, который отказывался выдавить родное имя. – Как это возможно, - ломала она голову, но всё тоже сердце подсказывало ей, что она не ошибается.
Наконец, лот не выдержал и заговорил первым. – И долго ты будешь так стоять? Я ещё чего доброго подумаю, что ты меня не узнала! Тут нервы у Синдии сдали и она просто упала в обморок. Лот едва успел подхватить её на руки. – Вот тебе и раз, - забеспокоился он, - Чего это она?
Дракон проснулся от странного ощущения. – Ну, всегда так, - успел подумать он, - Эта женщина никогда не оставит меня в покое. - Синдия, я же просил тебя, - Лонд открыл один глаз  и слова застряли у него в глотке. Прямо  возле него стоял, кто бы мог подумать, Лот и держал на руках Синдию, та по-видимому, была в отключке. Гном при этом, казался крайне озабоченным.
- Привет, родной мой! – взревел Лонд. От его рёва все стёкла замка задребезжали.
- Вот как встречают старого друга, - проворчал Лот, - Один спит, другая в обморок падает.
- Небось, от счастья, - предположил дракон, - А может, от неожиданности. Всё-таки согласись, твоё появление было внезапным.
- Всегда считал её покрепче духом, - засиял Лот. – Привет, дружище! Я так скучал по всем вам. Он осторожно положил мелу на траву и принялся хлопать её по щекам. – Любимая, очнись. Это всего навсего я, твой Лот. Она открыла ошалелые глаза и посмотрела на него с такой любовью, что у гнома отпали всякие сомнения – конечно, она его узнала.
- Ты всё же вернулся ко мне, - прошептала она.
- А как же, - обнял он жену, - Не мог же я оставить тебя одну.
Чувство пустоты, поселившееся у неё в груди в тот миг, когда Лонд сообщил ей о смерти, начало уходить, оставляя поле себя радость сбывшихся надежд. - Как надолго ты? – начала она.
- Навсегда! – успокоил Синдию Лот. – Надеюсь, навсегда, - поправился он
- Так-так, - вклинился Лонд, - Поспать мне всё равно не дали, так что не мешало бы подзакусить. Кстати, а Тот не появлялся?
Широкая улыбка расплылась по лицу гнома. – А то как же, он уже давно здесь и не один. Он подмигнул Лонду.
- Наверное, с Ланой, - предположил дракон.
- Откуда знаешь? – удивился Лот.
- Как же, - заёрзал Лонд, - Я присутствовал при их знакомстве, и ещё тогда понял – никуда Тот от неё не денется.
- От кого это я, никуда не денусь? – вышел Тот. – Привет, мам, чего у тебя видок такой странный?
- От радости, - засмущалась Синдия. – До сих пор поверить не могу в его присутствие.
- Думаешь, у тебя вид лучше был, когда я тебе дверь открыл? – захохотал лот.
- Ладно тебе, пап, прямо в краску меня вогнал. Нельзя же выставлять сына на посмешище.
- Синдия, ты как? – пророкотал Лонд. – Здорово, Непобедимый!
Тот вздрогнул. Так  к нему ещё никто из друзей не обращался. – Здорово, боевой! – не остался он в долгу. – Гляжу, ты спать тут собрался.
- Не дали, - пробурчал себе под нос дракон. – Теперь жрать охота, да видно у вас нет ничего подходящего, для голодного дракона.
- Не переживай,  сейчас организуем.  Вы, в дом заходите, - обратился он к родителям. – Там Лана обед готовит, а я нашим драконом займусь. Ты манов двадцать подождешь? – это он уже  Лонда спрашивал.
- Ты главное поспешай, а то во мне звериные инстинкты проснуться, - пошутил дракон. Тот мгновенно исчез. Пришла очередь Лоту и Синдии удивляться. – У него же заклинание перемещения есть, - невозмутимо пояснил Лонд.
Гномы ушли в дом, а дракон принялся топтаться от нетерпения, которое до этого тщательно скрывал. Надо отдать Тоту должное, он вернулся спустя пять манов, вместо двадцати обещанных. При виде быков, прибывших вместе с ним, у Лонда забурчало в животе.
- Ну, лады. Я пошёл, - отвернулся гном, – Не буду тебе мешать.
Зрелище обеда дракона мало приятно, да и Лонд недолюбливал, когда на его трапезу пялились. – Если хочешь быть здоров, ешь один и в темноте, - говаривал он, и наверное, был по-своему прав.
Семья гномов почти в полном сборе устроилась на кухне. Не хватало только Дипы. Лот, знавший о ней поболее других, предусмотрительно помалкивал. Синдия гордо втащила в дом свой Комперс. поставила на стол и любовалась им, всё ещё не решаясь, приступить к вопросам крайне её интересовавшим.
- Что За штука такая? – обступили её.
- Эта штука задумчиво оглядела их мела, - Очень полезная. Благодаря ей, я могу узнать о прошлых, настоящих и будущих событиях нашего мира. Стоит лишь захотеть.
Тот присвистнул, - И правда, хорошая вещь. Так значит, ты победила в турнире?
- Там не было проигравших, - посмотрела на него Синдия, - Просто мне повезло.
- Разве, это ни одно и тоже?  - лана поглаживала полированную поверхность коробки.
- Нет, милая, награда других мало чем по ценности отличается от Комперса. Победили все участники, только Комперс достался мне. Она пробежала пальцами по клавиатуре, надеясь узнать, чем занимаются сейчас Электрон и Вир. По данным выходило, что в данный момент они направляются к ней и полтана спустя придут в Розовый замок. У Тота глаза загорелись, - Мам, ты у нас теперь прорицательницей заделаешься. Отлично всё знать заранее.
- Опасная перспектива, - не согласился с ним Лот. – Иногда, лучше находиться в неведении о будущем.
- Это, кому, как! – возразил тот.
Лана лишь наблюдала, да прикидывала в какую интересную семейку она угодила. Её жизнь круто изменилась с тех пор, как она познакомилась с Тотом. Этот парень с самого начала завораживал её своей силой и необычностью, а тут ещё и родители его мало в чём ему уступают. – Как я и мечтала, – думала она, - Жизнь моя не будет скучной и серой. Она ещё сто раз благодарила Создателей, что не вышла замуж за Лазекса. 
Лонд, утолив голод, свернулся калачиком, если такое сравнение применимо к дракону, скажем так, - Большим калачом, - и мирно посапывал, отдыхая от гонок, устроенных Синдией. А в это время к замку со стороны Южного причала подходили два парня.
Как вы наверное, уже догадались, это были Вир и Эл. – Мы потратили так много танов на поиски замка, - жаловался Вир. – Она могла запросто улететь на своём драконе.
- Ты бы пожелал, около неё оказаться, - отвечал другу Электрон.
- Эх, парень, сразу видно, ты не в ладах с принципиальной магией, - махнул рукой кибер. - Кто знает, где она в этот миг находилась и чем занималась, а тут  мы, как снег на голову. Так не прилично делать, тем более у нас к ней предложение. Зачем же её против себя мелочами настраивать? Но чтобы он ни говорил, Электрон считал, что лучше попасть в неудобное положение, чем так долго разыскивать нужный дом. Наконец, сегодня утром, они нашли парня, который видел, как дракон с гномелой на спине приземлился во дворе этого замка. Оставалось проверить, действительно это была Синдия, или им снова надо рыскать по городу в поисках неугомонной девицы. На стук вышла гномела, но не та. Это была Лана.
- Извините пожалуйста, - обратился к ней Вир, - Я вижу, здесь находится  дракон Синдии. Можно ли предположить, что и она здесь?
- Проходите в дом, - пригласила их девушка, - Синдия действительно здесь.
Оба парня робко вошли. Синдия никогда не рассказывала, где она живёт,  и теперь оставалось гадать её это дом или она сама в гостях. Лана предложила им присесть, и немного подождать, а сама отправилась на поиски свекрови, раздумывая по дороге, где могла Синдия познакомиться с такими приятными молодыми людьми.
Юношам ждать долго не пришлось. Синдия, знавшая заранее и их прибытии, уже спускалась по лестнице, ведущей на первый этаж. С ней был Лот. Он горел желанием познакомиться с  участниками турнира со столь сложным заданием. Даже по рассказам Синдии, он проникся уважением к киберу и симпатией к Электрону.
- Мальчики! – всплеснула руками мела. - Как вы меня нашли, ведь город такой большой?
- Нам пришлось попотеть, - признался Вир. – Но, как видишь, мы достигли своей цели
- Какова же ваша цель? – заинтересовался Лот.
- Кто, вы? Мела, представь нам своего друга, - забеспокоился Вир.
- Это – мой муж Лот, - засмеялась гномела.
- Ты же говорила, что он погиб! – растерялись парни.
- Так и было, - заверил их гном. – Просто слишком долгая история, я в неё и Синдию ещё не посвятил.
Вир понимающе кивнул, а вот Эл явно остался недоволен. Но делать было нечего, и он усмирил своё недовольство, тем более Вир, заметивший его смятение, сжал ему плечо рукой, да так, что у Электрона тут же отпало желание вникать в подробности.
- Синдия!1 – взял быка за рога кибер. – Мы пришли к тебе с предложением. Давай, организуем Планетный Архив данных, чтобы информация, имеющаяся  в Комперсе, не пропадала даром. Любой житель Эвелиды, тогда бы смог при желании узнать интересующее его событие.
Вмешался Лот. – Я уже говорил Синдии и вам скажу. Не всякая информация полезна. Некоторые знания убивают. Вир призадумался. – Знаешь, в чём-то ты прав. Если мы будем контролировать эти знания, ну в смысле решать, что можно сказать, а что нет, тогда риск значительно снизится. Так же можно почти не сообщать сведения о будущем, а только о прошлом и настоящем. Лот задумчиво потёр лоб, - Это другое дело. При таком раскладе идея вполне безобидна. Кто же будет решать, что говорить, а что нет?
- Конечно, Совет Архива, то есть все вместе, - уверенно ввернул электрон. – Возникнут разногласия – голосовать станем.
- Всё-то у тебя просто, - улыбнулся гном. – А в Совете, кто будет?
- Синдия, и мы с Виром, конечно, - парень аж покраснел от волнения. – Если она ещё кого предложит, мы непротив. Вир согласился. – В конце концов, ей решать.
-Синдия раздумывала. Идея казалась замечательной. И мальчики всецело правы. Держать такое чудо техники без цели и работы – преступление. – Нам нужно помещение подходящее, - начала она. Вир её прервал, - Всё, что захочешь! надеюсь, ты не забыла про мой приз?
- Погодите бездумно желать, - остановил их Лот. – Этот дом остался без хозяев на неизвестное время. Будет лучше, если вы расположитесь здесь. Прибрежный – прекрасный городок и вполне годится, чтобы в нём разместился ваш архив. И за замком пригляд. Синдия обрадовалась. – Славно, тут и останемся. Места достаточно, на всех хватит.
- Да… - протянул Лот. – Марго с Квентином когда-то хорошо постарались, выбирая себе дом. В нём целую армию при желании разместить можно.
- А когда хозяева вернуться? – осторожно поинтересовался Вир.
- Кто знает, - пожал плечами гном. – Во всяком случае, двое из них уже никогда, а двое других влипли слишком круто, чтобы вернуться быстро. Так что, располагайтесь. Даже если они и подтянутся, Синдия включит их в состав Совета, и дело в шляпе.
- Всё, ребята, считайте, что Архив открыт. Ваши комнаты на верху, устраивайтесь. Синдия, как всегда, принимала решения мгновенно. – Лот, я надеюсь, ты согласишься войти в Совет? – приблизилась она к мужу, когда бывшие гости, а отныне жители Розового замка, водворились в свои спальни. Он весело на неё посмотрел, - А как ты думаешь? Разве я смогу снова тебя покинуть?
- Ты такой непоседа! – попрекнула она его. --- Возьмешь и отправишься в Путь. А мне придётся сиднем сидеть возле своего приобретения.
- Ну, сгоняю куда-нибудь пару раз, не велик страх! – отшучивался гном. – Вернусь ведь. Убить меня нельзя, а хуже пока ещё не придумали. Это успокоило Синдию. Она сомневалась, усидит ли сама тут, или пойдет вместе с Лотом по старой привычке.
- Ещё бы Тота с Ланой уговорить остаться с нами и вообще мне больше желать нечего, - делилась она с мужем сокровенными мыслями.
- Эт, ты милая, лишка хватила, - засмеялся он. – Нашего ребёнка теперь ничем не удержишь. Он уже испробовал приключений, ещё захочет, весь в нас с тобой вышел.
- Лот, - осторожно приступила Синдия к наболевшему вопросу. – Ты, случайно, в мире Теней Дип не встречал?
- С чего ты так решила? – нахмурился гном.
- Ты ни разу не спросил о ней, а это значит, знаешь, что произошло. Лот помрачнел ещё больше.
- Конечно, может тебе всё Тот рассказал, - продолжала мела, - Но ты бы не удержался и поговорил и со мной про неё. А ты молчишь, вот я и решила, что знаешь о Дипе больше нас и скрываешь это. Я угадала? – она вопросительно глядела на него.
- Знаешь, - буркнул Лот, - Я ещё не готов вдариться в воспоминания о моём пребывании там. Не обижайся, придёт тан, и я расскажу тебе о нашей дочери. А ещё лучше, если ты по Комперсу это узнаешь. Мне так легче будет.
- Хорошо, успокойся, - обняла гномела разволновавшегося не на шутку мужа. – Мы не станем пока касаться этой темы, во всяком случае, не сейчас. Лот притих. Он любил Синдию и испытывал вину. Негоже было так грубо отказывать ей в разговоре. Он представлял, как трудно справиться с тяжкими новостями в одиночку, но ничего не мог поделать. Башня Криков надолго отбила у него возможность вспоминать царство Теней. А уж то, что Канал с Дипой сотворил, вовсе повергало его в ужас. Он никак не мог простить себе своё бессилие. Он – тень находился в мире живых, а она живая – там среди мертвецов. Вернуть её ему не дано. От этих мыслей он пришёл в полное расстройство духа, и только сейчас понял, что убежав из башни, он не избавился от Криков. Стоило лишь вспомнить тот мир, они целым хором принялись изводить его, не меньше, чем там. Хуже всех плакала душа Эда. Этого вынести он никак не мог. Лот выскочил из комнаты и помчался к сыну, надеясь, что он что-нибудь придумает, чтобы избавить его от кошмара.
Лот читал книгу. Ланы не было. Перекошенное лицо отца заставило парня вскочить с кровати и кинуться к нему.
- Что случилось? – спрашивал он, но ответа так и не дождался. Лицо Лота приобрело цвет земли и  он начал мерцать. Не вдаваясь в подробности, парень окутал отца своей мощью, отдавая ему всю силу, до тех пор, пока сам не сел на пол от изнеможения. Лот выглядел немного получше, но явного прогресса не наблюдалось. Тот решил, что кто-то вытягивает из отца энергию и его и ту, которую он даёт. Тогда последним усилием воли юный гном сплёл вокруг него свой магический кокон. Этот трюк он отработал достаточно хорошо, поэтому сил хватило. Как только но закончил работу, Лот перестал мерцать. И хотя, выглядел всё также неважно, его дыхание понемногу выравнивалось и постепенно цвет кожи менялся и становился бледным, а не серым. Тот вздохнул и завалившись на кровать  заснул. Вбежала обеспокоенная Синдия. Лот стоял посреди спальни, бледный, как полотно, а сын спал, похоже очень крепко.
- Тебе не лучше? – тронула она за рукав Лота. – Может, не будить его?
У него хватило сил кивнуть ей, и еле передвигая ноги, отправиться вместе с ней назад к себе в комнату. Синдия ругала себя на чём свет стоит, за то, что подняла эту тему. Она догадалась из-за чего стало плохо мужу. Синди не видела самого пика приступа, но ей хватило  начала и конца кризиса. Мела поклялась никогда первой не заговаривать о мире Теней, и никому не позволять. Когда он убежал столь резко, у неё ёкнуло в груди. Сначала она не поняла, что происходит, а потом бросилась следом. Пока до неё дошло заглянуть в комнату сына, она успела пол замка оббегать, так что самое главное пропустила, но и расспрашивать не стала. Она скорее бы откусила себе язык, чем заговорила с ним о вещах, приведших к таким результатам. Она бережно уложила его, он и не сопротивлялся; укрыла потеплее и вышла, надеясь поймать момент, когда Тот проснётся и всё ему рассказать.
Лот проснулся. Он лежал в кровати, один. Последнее, что он помнил, как он вбежал к сыну, потом – ничего, провал в памяти. Единственное он знал твёрдо – Ни в коем случае нельзя возвращаться к воспоминаниям. Это Лот усвоил крепко. Он всем телом ощутил, как крики рвутся к нему, пытаясь поглотить. Ещё он осязал барьер, сдерживающий их. Усилием воли  отогнал от себя эти мысли и принялся думать о новом Архиве. Постепенно стало гораздо легче. Гном встал и вышел в гостиную. Там никого не оказалось. Лот выглянул на улицу. во дворе Лонд, проснувшись, разминал крылья.
- Полетаем? – прокричал ему гном.
- Садись, - дракон подставил лапу.
Полёт всегда захватывал Лота, а тут Лонд, словно ощущая его настроение, выделывал такие кренделя, что всадник забыл про всё на свете. Брезжила единственная мысль – не свалиться с широкой спины. Лонд опустился на воду и поплыл, как большая рыба.
- Ты, любишь плавать? – пошлёпал его по шее Лот.
- Не особо,- ответил дракон, - Но по-моему морская ванна ни мне, ни тебе не помешает. Он вновь взмыл ввысь. Горячий, сухой ветер побережья обдувал их мокрые тела, высушивая и согревая. Приземлились они уже полностью высохнув.
- Благодарю за прогулку, - улыбался Лот, слезая на землю.
– Мне было приятно полетать с тобой, друг, - скалил клыки в ответной улыбке дракон. – Надеюсь, вода остудила твою разгорячённую голову.
- Не только остудила, но и подарила идейку, - засмеялся довольный гном.
- Ну, я ещё полетаю, может, чего интересного найду, в смысле – вкусного, - осторожно расправил крылья Лонд.
- Счастливо повеселиться, в смысле – поесть, - в унисон ему пошутил гном и вошёл в дом. Дракон стрелой полетел в сторону степей.
В гостиной за столом сидели Лана и Синдия. Лот занял свободный стул, - Приятного аппетита! Спасите меня бедного от голодной смерти. Спустился Тот и присоединился к трапезе. Болтали о чём угодно, только не о вчерашнем происшествии. Лот хвастался утренним моционом в компании Лонда; Лана рассказывала о новостях, услышанных на рынке; Синдия поведала турнирные подробности. С небольшим опозданием, пришли позавтракать Электрон с Виром. Кибер вежливо отказался от предложения Ланы поесть и устроился в кресле у окна. Зато Электрон уплетал за двоих. Только Тот молчал и сосредоточенно поглядывал на отца, гадая, как бы поаккуратнее поднять вопрос о возникшей проблеме. Что проблема существовала, он не сомневался, но вот её решение, даже и не маячило на горизонте.
- Скажи, Вир, - подсела к киберу Лана. - Это правда, что ты выиграл Изумруд Желаний?
- Да, - охотно включился в разговор он. – Замечательная игрушка, выполняет почти всё, что я захочу
- Что именно она не выполняет, – заинтересовался Лот. В его мозгу окончательно сформировался метод избавления от недуга.
- Я толком и не знаю, - отвечал Вир, - Наверное, что идёт вразрез с законами Великих, и во вред Высшим, а так – всё.
- Тогда, мне нужно поговорить с тобой наедине, - встал изо стола Лот.
- А мне с вами можно? – вскочил Тот. Лот, немного подумав согласился. Втроем они направились в комнату Вира.
- Вот так всегда, - надула губки Лана. – Как секреты, так без нас! Синдия с упрёком на неё посмотрела, - Успокойся, есть вещи, которые нам лучше не знать. Если будет возможность, потом расскажут, если нет – на нет и суда нет. Она тоже встала и направилась в сад, надеясь унять внезапно пронзившую её дрожь. Гномела поняла – Лот решился на что-то важное, и уважала его за такое решение. Лана с Электроном остались за столом одни, но они не скучали. Электрон был занимательным рассказчиком, а Лана благодарным слушателем. К тому моменту, как взявшая себя в руки Синдия, вернулась в дом, они увлечённо беседовали, забыв про всех остальных. Синдия тихонько поднялась по лестнице и прошла в свою спальню. Решив подождать Лота там.
В комнате Вира шло короткое совещание. Лот вкратце изложил суть всего дела. содрогаясь при этом и душой и телом. Однако кокон – защита Тота уберёг его от неприятностей.
- Так в чём же заключается твоё желание, - спросил Вир.
- Я хочу забыть про своё пребывание в этой ужасной Башне. Как будто этого и не было вовсе, - ответил гном. – Может, такое исправление моей памяти поможет, иначе, Башня заберёт меня к себе.
Вир покрутил Изумруд и что-то прошептал. Внезапно свет вокруг них померк, а затем засверкал небывалыми красками. – Чего, собственно говоря, мы тут собрались? заговорил Лот. Он потирал лоб, словно пытался вспомнить что-то и не мог.
- Ты же хотел Изумруд желаний посмотреть. Вот, на, - протянул кибер камень гному. – Правда, красивый? Лот взял Изумруд. Он поражал своей красотой и совершенством.
- Действительно, прекрасный, – вздохнул гном, возвращая камень владельцу. – Пойдём доедать завтрак, - обратился он к сыну, - Я почему-то зверски проголодался. В его взгляде при этом отражалось полнейшее недоумение происходящим.
- Иди, мы последуем за тобой, - подтолкнул его сын. – Не понял я ничего, - обратился он к киберу, - Ради чего мы сюда пришли, на камень любоваться? Будто другого времени не нашли. Оба помотав головами, так и не придумали рационального объяснения данному феномену.
Лот спустился в гостиную. - Ну что, кончили секретничать? – протянула Лана.
- Тот ещё не договорил с Виром, они и меня выпроводили, - улыбался гном. – А ты вкусно готовишь, - отдал он должное кулинарным способностям мелы. Лана расцвела от удовольствия. – Спасибо, что вы оценили мои старания. Тот и кибер не заставили себя долго ждать. Завтрак прошёл в мирных беседах.
Оставляю на ваше усмотрение предполагать, что именно загадал кибер. Только в царстве Теней вдруг исчезла Башня криков, словно и не было её никогда. Все Крики пропали в неизвестном направлении. Цезарь сразу поправился и существование его тени перестало вызывать у Дипы беспокойство. Она не могла понять, почему Цез сильно болел до этого. Короче, все забыли о существовании какой-то там Башни. И Башни не стало. С какой стороны не посмотри, она была живым существом, которое жило за счёс энергии Криков и всех тех, кто о ней знал. Они постоянно подпитывали страхами эту тварь. Сама по себе она просто исчезла.. Вероятно, она являлась вымыслом, воплощённым в реальность, как и всё в мире Эвелиды. Кто знает, сколько детей родилось до срока в тот миг, как испарилась Башня, и сколько душ обрело покой в новом воплощении.
Синдия принесла Комперс, - Пора приниматься за работу.
- Чем же мы поинтересуемся в первую очередь. – пристроился у неё за спиной Электрон.
Сначала, - призадумалась Синдия, - Мы посмотрим, как Васька добрался до дома, всё же Узкий перевал не просто место для прогулок. Возражать никто не стал. Пальцы мелы замелькали по кнопкам прибора. – И когда только успела научиться?  - спросил Лот.
- Не знаю, пожала плечами мела, - Ничему я не училась. Как–то само собой получается.
На экране появилась странная картинка – ледяная статуя, в которой   угадывались черты гоблина. Механический голос оповестил присутствующих. – Гоблин Васька, заморожен в ледышку. Место нахождения – Узкий перевал в Барахских горах. Координаты… тут он выдал серию цифр ничего никому не говорящих. Находится в этом состоянии семь дней, пять танов, сорок манов. Вероятность разрушения катастрофически велика и возрастает с каждым манном. Синдия пришла в ужас. – Создатель Великий! Что же это твориться. Срочно ищите Лонда. Надо лететь туда и отогревать его.
- Зачем же куда-то лететь? – утихомирил её Вир, – лучше его сюда доставить.
- Я мигом, - вскочил Тот.
- Да не суетись, - нахмурил брови кибер, совсем как человек. – Всё гораздо проще. Он достал свой Изумруд, и в тот же миг перед взорами удивлённых зрителей предстала глыба льда. Этот самый ледяной монумент, хлынул потоком холодной воды на пол, обдавая брызгами не успевших отскочить спасателей.
- Просто великолепно, – съязвила Лана. – Убирать всё это, кто будет?
- Не надо убирать, милая девушка, - услышала она. За каких-то пару ссеков вся вода собралась в одну огромную каплю и вот уже эта капля обернулась нахохленным гоблином, который расплывшись в страшноватой улыбке, сиял от радости. – Как радостно, что вы не забыли про меня. Я уж было решил, стоять мне там веки вечные памятником моей беспросветной глупости.
-Как же тебя угораздило, так облапошиться? – поинтересовался Электрон.
- Всё новые способности виноваты. Решил проверить их в действии, а того не додумал, что замёрзнуть могу. Будет впредь мне наука, где можно играть с водой, а где не стоит. Чем это вы тут занимаетесь, разрешите узнать. Синдия в мельчайших подробностях изложила ему свои планы. – Здорово придумано, - наморщил лоб Васька. – А меня в команду возьмёте? Я буду вашим вестником. А то, кто же  в ваш Архив пойдёт, если знать о нём никто не знает. Буду путешествовать и всем про вас рассказывать.
- Ты меня поражаешь с каждым разом всё больше, - хлопнул его по плечу Вир. – Такие идеи выдаёшь, какие нам в головы не приходят.
- Конечно, мы рады, - согласилась Синдия. – и думаю, как вестнику, тебе цены нет.
Васька обрадовано взъерошил и без того лохматые волосы. – Всю жизнь мечтал делать что-нибудь полезное.
- Твоя способность уникальна, - обратился к нему Лот. – Ты можешь путешествовать морем, как волна. Думаю скорость разовьёшь бешеную.
- Дельное предложение, - забасил гоблин. – Стоит попробовать.
- Только не заблудись, смотри, - предупредил гном, - А то будешь по океану шляться туда-сюда. Васька засмеялся, - Не страшно, вы меня вытащите. Иногда справки обо мне наводите, и если чего, то поможете.
Вир хлопнул себя рукой по колену, - Не кажется вам, что Высший не зря наградил нас такими призами. Мы нужны теперь друг другу, поэтому и собрались снова вместе.
- А я то причём? – спросил Электрон. – В смысле, мои способности какую пользу могут принести?
- Не знаем ещё, - закончил свою речь кибер, - Но уверен, придёт и твой черёд проявить себя.
На этом первый Совет Архива был закрыт. Все разошлись по своим делам.


Вы здесь » Niksma » Творчество » Просто сказка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC