Niksma

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Niksma » Творчество » Просто сказка


Просто сказка

Сообщений 21 страница 30 из 31

21

ГЛАВА 8
Настал день, когда Тот и Лана решили покинуть родителей и обзавестись личным домом и жить отдельно. Лане не терпелось стать хозяйкой в семье, а не быть на вторых ролях. Она могла выбрать любое место на всей Эвелиде. Тот обещал ей поселиться там. Лана пробравшись тайком ото всех к Комперсу, задала машине вопрос: «Какое место более всего подходит им с Тотом». Комперс долго гудел, а потом выдал точные координаты – Город Ярмарка, что на юге Фленского леса – место жительства гнома Тота, гномелы Ланы и их детей. Сама того не ожидая, мела заглянула в будущее, что во многом предопределило её жизнь. Узнав, где им предстоит жить, Тот отправился посмотреть на этот город. В единый миг он очутился перед вратами Ярмарки.
В данный момент этот городок являлся торговым центром Нового Света. Кого и чего здесь только не было. Однажды гном уже побывал тут, и ещё тогда его просто шокировало скопище народа на улицах Ярмарки. Но тогда всё происходило в спешке. Они с Лондом ужасно торопились в пустыню Безумия, поэтому окунуться в городскую жизнь он не успел, и сейчас решил наверстать упущенное. Слава Создателям, драгоценные камни, оттягивающие кошель, позволяли ему многое. В общем, Тот был благоразумным парнем, но он впервые попал в такое место, где легко попасть в переплёт и сбиться с пути добродетели. И некому наставить на истинную дорогу. Как же было ему не поддаться соблазну. Естественно он повёл себя, как большинство юношей внезапно вырвавшихся на свободу и считающих себя достаточно взрослыми для большой жизни. Родители, Лана и тем более ворчливый Лонд, остались далеко, вот он и зашёл в кабак, попавшийся на пути, с вполне добрыми намерениями – поесть, пивка попить. Но толи пиво оказалось слишком крепким, толи хозяин, узревший чем расплачивается юный гном, подмешал в него чего-то, только через тан, Тот набрался до такой степени, что родную маму не узнал бы. Как всегда нашлись доброхоты, вызвавшиеся проводить парня до дома. И не важно, что он вяло сопротивлялся, его подхватили под руки и потащили в сторону тёмного переулка. Затуманенным сознанием гном понимал – происходит что-то неладное, но руки и ноги его не слушались, и он покорно тащился в неизвестном направлении.
Любителей поживиться за чужой счёт всегда хватает, и Ярмарка не исключение. В столь процветающих торговлей местах, всегда находятся желающие залезть в карман недотёпы. С какой стороны не посмотри, недотёпой на этот раз оказался Тот.
Может так бы и удалось наглецам завершить своё тёмное дело, если бы не вздумалось им немного взгреть парня. Когда они принялись осыпать его тумаками, он инстинктивно схватил «Громотвор». Как только топор попал в его руки, с Тотом произошла разительная перемена. Вместо пьяного парня перед ошарашенными грабителями предстал разъярённый воин. И то, что им удалось унести ноги, было чистой случайностью, всё-таки Непобедимый сильно набрался. Присутствие топора в руку прояснило мысли Тота довольно ощутимо, но не настолько, чтобы он трезво оценил обстановку. Он решил вернуться в кабак и выяснить, кто его выводил оттуда.
Хозяин заведения Крокс сидел в ожидании своих слуг, отправленных обработать облапошенного гнома. Однако, этот самый гном ворвался в дверь с топором наперевес, чем несказанно удивил его. – Чего желает уважаемый гном? - подскочил он к нему. – Лола, кружку пива гостю!
- Подожди, хозяин, - собрал взгляд на лице Крокса Тот. – Ты, лучше скажи мне, что это за чудаки меня отсюда уволокли.
Глаза опрашиваемого забегали из стороны в сторону. – Кто ж их знает, тут многие выпивают. Те двое – не завсегдатаи. Извини, не могу назвать их имён. А что собственно говоря, произошло? Они тебе нужны?
- Да! Хотел бы я встретиться с ними ещё разок и поговорить по душам, - проворчал Тот.
- Видать, крепкий парень, - успел подумать Крокс. – Обычно после беседы с моими ребятами никто не приходит сюда разбираться, а уж тем более их искать. Неужели, у них не вышло… - но додумать свою мысль ему не удалось – открылась дверь от сильного пинка, и на пороге показались порядком избитые и окровавленные Кади и Бади. Те самые, которые схлопотали от Тота. Не заметив сидевшего у окна гнома, они прямой наводкой подкатились к Кроксу. – послушай, хозяин, - заявил Кади, - Этот коротышка оказался нам не по зубам.
- Кто вы такие! – закричал Крокс. – убирайтесь вон!
Недоумевающий взгляд парней давал понять, что с соображалкой у них ещё хуже, чем со всем остальным. – Ты чего, Крокс, рехнулся? Это ж мы – твои вышибалы! – пробасил Бади. Шеф ему показался перепаренным и растерявшим память. Крокс со страхом указал Тота, который уже сообразил в чём дело и тихонечко продвигался по направлению к ним. Тут уж даже такие тугодумы, как Кади и Бади, смекнули, что пора уносить ноги. Им вполне, по их разумению, хватило и одной взбучки. Эти мужики хоть и выглядели здоровыми, на самом деле оказались порядком трусоватыми. До этого раза, их жертвы никогда не сопротивлялись, и отнять у них драгоценности, а потом избить до полу смерти, не представляло особого труда. И вот теперь они растерянно переглядывались, заметив, что путь к отступлению отрезан, тем самым гномом, который чуть не убил их пол тана назад.
Тот, подогревший свою обиженную гордость очередной кружечкой пивка, твёрдо решил проучить недоумков, набивших ему на голове здоровенную шишку. И хозяина кабака проучить за его коварство. Короче, что рассказывать, в конце этой крупной разборки, Кади валялся еле живой за стойкой. Бади, сопротивлявшийся активнее других, выжил лишь по очень банальной причине – его своим телом закрыла Лола. Парень оказался её женихом. К мольбам испуганной девушки Тот не мог остаться равнодушным. Теперь он стоял над поверженным Кроксом и раздумывал, чтобы такое состряпать и преподать урок этому отъявленному мошеннику. Ему в голову лезли всякие глупости, но постоянные подвывания ожидавшего своей участи, всё время сбивали с мысли. – Замолчи, несчастный! – закричал он на Крокса. – А то сделаю так, что больше никогда не сможешь ни одного звука издать! Крокс замолк, но угроза гнома его не шибко напугала. И тут Тота озарило. – Ты, Крокс, в течение трёх лет будешь бесплатно поить  всех желающих пивом! Каждый твой дурной поступок прибавит к этому сроку ещё год.
Он наложил на него заклятие и с чувством выполненного долга отправился прочь.
- Больной какой-то! – проворчал кабатчик, еле поднимаясь. – Разве есть сила, способная заставить меня, отдать кому-то пиво бесплатно? Хватит валяться! – прикрикнул он на слуг. – Пора наводить порядок. Лола, оставь наконец, своего суженого. Принимайся ставить столы и стулья по местам, по ходу сотри пыль и грязь. Жизнь понемногу возвращалась в нормальное русло. К тому моменту, как первый посетитель после заварухи забрёл к ним, уже ничего не говорило о прошедшем побоище.
– Хозяин, мне две кружки елового пива, - попросил мужчина.
- Налей ка ему за счёт заведения, - обратился к Лоле Крокс. Он не поверил своим ушам. И тем не менее, он сказал именно это. Немного постояв в недоумении, Крокс посмотрел на удивлённую девушку.  – Не забудь взять с него пять тарханов за кружку, - хотел сказать он, а сказал – И не вздумай взять с него ни тархана!
Лола подхватила пиво и помчалась к столику заказчика, а Крокс так и стоял с открытым ртом, переваривая свои слова. До него постепенно начало доходить, как жестоко его наказал обиженный гном. – Будь ты проклят! – взревел он, но у него в мозгу прозвучал спокойный голос Тота: «Проклятие невинных – дурной поступок. Срок наказания возрос ещё на один год».
Крокс захлопнул рот ладонью и с вылупленными глазами выскочил вон из кабака. Лола тяжело вздохнула. Похоже, для её хозяина настали тяжёлые времена. - Может поискать себе другое место, - прикидывала девушка. – С его характером мало вероятно, что он избавится от проклятия за три года. Она и не подозревала, как близка к истине.
Тот брёл по улице, не решаясь убрать топор за пояс. – Что за дрянь подсунул мне Крокс, - думал он, но так и не пришёл ни к какому мнению. Голова у него гудела, как пчелиный рой. Во рту всё пересохло и горело. – Вот дерьмо, больше не буду много пить, - поклялся себе Тот. Хоть от этого не полегчало, надо отметить, решение оказалось вполне разумным. День прошёл бурно, а ничего толкового про место, где он собирался жить, гном так и не узнал.
«Комнаты для ночлега» - это его взгляд упёрся в вывеску на доме, мимо которого он проходил. – Ну, если меня и здесь попытаются ограбить, - потряс головой Тот, - Я разнесу в клочья эту Ярмарку.  Он постучал в дверь внушительных размеров. Ему открыл скромного вида старикашка, одетый в опрятный костюм. С коротко остриженной седой бородой и огромной связкой ключей в руках. – Что желаете, молодой человек? – поинтересовался старик.
- Мне бы переночевать одну ночь, - почтительно склонил голову гном, при этом он опирался на топор и старался не смотреть по сторонам. У него начинало кружиться перед глазами и он подозревал, что на этом действие кроковского снадобья наврятли кончится.
- Пожалуйста проходите, - пропустил его в дом хозяин. – Только у нас оплата вперёд.
Тот кивнул, – Нет проблем. Он вытащил из кармана маленький алмазик, протянул его старичку. – Этого хватит?
- Конечно! Даже ещё на ужин и завтрак останется. Дверь открылась пошире. Хозяин углядел, что у стоящего перед ним гнома трудности. – Вам помочь? – поинтересовался он.
- Я сам! Тот собирался перешагнуть через высокий порог, но задел за него ногой. Он упал ничком внутрь, прямо под ноги старику. Топор выпал из рук, а уж что при этом Тот отключился, надеюсь вы догадались. Хозяин, ничуть не смутившись, подхватил гнома под мышку, его топор взял в другую руку, ногой закрыл дверь и почти не сгибаясь от тяжести, которую тащил, отправился по коридору. Затем по лестнице на второй этаж. Дойдя до комнаты 238, он прислонил к стене и гнома и топор, отпёр отмычкой дверь, втащил в комнату Тота. Расправив кровать, он раздел его и уложил в неё; одежду аккуратно сложил рядом на стуле, туда же отправился и «Громотвор». – Эх, молодость! – вздохнул хозяин и вышел. Снова удивительная тишина воцарилась в этом странном доме. Казалось, тут никто не живёт, а если и живёт, то такие тихони, что ни один звук не доносился из их комнат.
Тот проснулся утром. Чувствовал он себя превосходно, не считая болевшей шишки на голове. Одного он не мог припомнить, где находится и как сюда попал. Он лежал в чистой постели, в маленькой уютной комнате, и не малейших воспоминаний, как он в неё входил. Все его вещи лежали тут же, ничего не пропало. Тот потянулся, - Видать в этом городе живут не только жулики, - подумал он и это его обрадовало, даже очень. В дверь постучали – Кто там? – удивился гном.
- Ваш завтрак, милейший, - в комнату просунулась голова. – Разве вам не хочется поесть?
- Я же вроде, ничего не заказывал, - Тот смущённый своей наготой, натянул одеяло до подбородка.
- Вы оплатили ночлег и завтрак вчера вечером, поэтому я счёл возможным принести его вам в номер. Судя по вчерашнему вашему состоянию, он вам не помешает.
- Не помню, что было вчера, и как я сюда попал, – покраснел Тот.
- Не важно, главное я помню. Старичок вошёл, поставил поднос с едой на стол. – Вставайте, молодой человек, умывайтесь и поешьте чего-нибудь. Поверьте моему опыту, это поможет вам придти в себя. Если у вас возникнут какие вопросы, найдёте меня внизу. Он ушёл, дабы не смущать гнома своим присутствием.
Тот мигом вскочил, оделся. В углу стоял таз  и кувшин с водой. Он умылся,  уселся за стол. Покончив с трапезой, проверил наличие всех своих вещей. Подивившись который раз, что ничего не пропало, он спустился на первый этаж, где и застал, как он понял хозяина этого дома. – Позвольте узнать, юноша, - поднялся ему на встречу из-за столика старик, - Вы желаете остаться у нас ещё на одну ночь или уже уходите?
Тот, немного поразмыслив, решил, что не мешало бы забронировать на всякий случай комнату на некоторое время. – Да, я пожалуй, останусь.
- Тогда, - услышал он в ответ. – Вы должны заранее оплатить свою комнату. Алмаз. выданный им на этот раз, покрыл все расходы на целый месяц. – можете не беспокоиться, сударь, - заулыбался Ральф (так представился Тоту хозяин) – эта комната в любое время в вашем распоряжении.
Тот получил два ключа – один от входной двери и другой от дверей своей коморки.
В этот день абсолютно трезвый он снова обошёл весь город в поисках подходящего места для дома. С ним больше не произошло ничего из ряда вон выходящего, и местечко приглядел. В центре Ярмарки он обнаружил пустырь, по странной случайности никем не занятый. Тут же купил его у городского Совета, и вовсе не дорого. Что стоит такому магу, как Тот, построить себе дом. Замок стал венцом его фантазии и единственным магическим строением на Ярмарке. Многие жители приходили поглазеть на это совершенство. Проявление такой мощи дало понять горожанам, что у них поселился маг выдающихся способностей; ему обрадовались. Тёмных сил в его искусстве не наблюдалось, а кто же откажется иметь под рукой светлого мага. Потребность в таких соседях всегда велика.
Закончив свои дела, Тот отправился за Ланой. В последствии, они оба были признаны почётными жителями города Ярмарки. Большее время своей жизни они провели здесь. Здесь же родились их дети – сын Адмет и дочь Эльза. Они, так же как и родители, сделали много хорошего для родной Ярмарки.

22

ГЛАВА 9
Долгое время Аманда не придавала значения отсутствию Канала. Конечно обижалась, что не предупредил о длительной разлуке, но всякое бывало в их жизни. Демон имел право на тайные дела. К этому она уже привыкла, только на сей раз он слишком долго не появлялся, и она забила тревогу. Вызвала Рока, пригласила Дип и устроила совещание. Она надеялась, им известно, где он. Не буду повторять события, которые произошли с Князем. Они их узнали, немного поколдовав совместно. Единственное, что осталось для них тайной, так это, что он жив и вселился в тело Аревара. Для них он погиб.
Аманда была в шоке. Рок страдал не меньше, но тщательно скрывал это. А Дип в душе радовалась, лелея надежду выбраться из мёртвого царства. Княгиня горевала безутешно. Всё изменилось в царстве Теней. Заправляли сейчас тут Рок и Дип. Они, как могли, развлекали Аманду, но безрезультатно. Она таяла прямо на глазах. Слишком тесно Судьба связала её с Каналом. Без него она себя не представляла. Дип жалела бедную ведьму, та стала требовать развоплощения. Демон – сын категорически отказывался, но и смотреть, как она страдает, тоже сил не хватало. Всё же Аманда настояла на своём. - По прошествии трёх лет, - сказал он ей, - Если ты не передумаешь, будь по-твоему. Он погрузил мать в долгий сон, надеясь, что проспав три года, она не так остро станет смотреть на проблему. Он ошибся. Её постоянно посещали кошмары. В них она раз за разом теряла свою любовь, и так измучилась, что решение развоплотиться нисколько не поколебалось. Рок отказаться от данного обещания не смог. Пришёл день, когда ему пришлось исполнить его.
И так, он потерял и отца и мать. Демон стал жестоким по отношению ко всем, кто был причастен к этой истории. Тем больше он привязывался к Дип. - Видать в мать пошёл, - думал он, - А дракона этого подлого из-под земли достану и все рога ему пообломаю. Как только он армию вызывать начнёт, тут-то я его и прищучу. В течение таких долгих трёх лет, дракон, как в воду канул, ни слуху ни духу. Осиротевший демон сидел у кристалла. Он собирался узнать, в кого вселилась душа Аманды. Кто знает, может бедному созданию потребуется моя помощь – размышлял Рок, окидывая зорким оком необъятный мир живых. Ему не откажешь в мастерстве и упорстве, он таки нашёл кроху, в которой Княгиня обрела новую жизнь. И этой малышке угрожала смертельная опасность. Её, только что родившуюся, приговорили к смерти. В чём повинен ребёнок, молодой Князь не стал разбираться. Он просто выкрал её и пристроил в недоступном, как он думал, месте – в городе Кенте. Да ещё Божеством. Гордецы кентавры растили и холили маленькую девочку. Никто не знал и даже не догадывался, какую роль ей предстояло сыграть в спасении того самого мира, который был так жесток к ней.

Лисия родилась и выросла в семье довольно-таки зажиточных ардийцев. Её воспитали в строгости и благочестии. Достигнув совершеннолетия и пройдя посвящение в Совете Старших, она вела теперь взрослую жизнь. Делала всё, что вздумается, правда надо отметить, ничего предосудительного ей в голову не приходило. До тех самых пор, пока однажды она в обличии драконы не решила искупаться в море. Вечерок выдался замечательный, прохладный бриз тянул свежестью, и удержаться от такого искушения она не смогла.
- Чего же тут плохого? – спросите вы, - Если ардийка, став драконой, купается. И будете сто раз правы. Всё бы ничего, да всегда найдётся «но». На беду или на радость ей (этот вопрос до сих пор остаётся спорным), некий дракон Лонд, бывший в тех краях пролётом, поддавшись тем же чарам природы, плескался в тёплой воде. Так они и встретились – гордая своей неотразимостью Лисия и голодный до ласки Лонд. Он был молодым, сильным, боевым драконом, в расцвете своих драконьих лет, не изнеженный бездельем родного острова, а закалённый и накаченный многолетними трудностями и приключениями. Выглядел он потрясно. Это оценила даже такая привередина, как Лисия. Все её прежние ухажёры на фоне бойца, явно тускнели. Сила и изящество, собранные воедино, окончательно покорили сердце избалованной ардийки. Что до Лонда, так он просто опешил от близости такой красавицы, вот уж семнадцать лет, как он удрал из дома, ровно столько же не видел дам своего вида. Наверное самая задрипанная привела бы его в восторг, а здесь перед его взором, как нимфа из воды явилась обольстительная и прекрасная Лисия. Скажем к слову, что и в любом другом облике, она была не просто красива, а очень красива. Драконья же личина поставила её в глазах Лонда на пьедестал совершенства - он был готов молиться на неё.
Так завязались их отношения. Лонд наплевал на все свои дела и надолго завис на побережье близ города Арда. Его чувства к ней не остыли, даже после того, как она призналась ему, что вовсе не дракона, а ардийка. – Какая мне разница, - говорил он, - Знал я одного арда, наплевавшего на Совет Старших. Он плохо кончил, но вовсе не из-за этого. Будем надеяться, что твои родичи ничего не узнают, ведь ты не собираешься им об этом сообщать? – обнимал он за шею Лисию.
- Конечно, нет, - улыбалась она, - Я же ещё не совсем спятила. Если кто-нибудь узнает про нас с тобой, меня ждут большие неприятности.
Их зверская любовь (по-другому эту страсть не назвать) длилась почти три года, пока однажды ардийка не пропала. Он прождал её целую неделю, потом ещё одну за другой семь недель, но она, как в воду канула. Он был готов разнести по камешку весь Ард. Он рвал и метал, но на все свои претензии получал один ответ, - Она умерла! 
Лонд с горя разворотил весь причал, убив при этом немало народа, потом улетел прочь. Его полёт длился, казалось вечность, пока совсем не обессилев, он не рухнул плашмя в каком-то лесу, разбившись при этом вдребезги. – Вот и всё! – сверкнула последняя мысль, - Тут и сдохну. Жить мне теперь незачем. И провалился в пропасть беспамятства.
Так бы может и кончилась эта длительная по времени и короткая по содержанию история, если бы в далёком-далеке не сжалось бы вдруг в комок сердечко гномелы Синдии, и маленькие ручки не пробежали бы по клавишам чудесной машины. И она узнала, что хороший друг, не раз спасавший жизнь ей и её близким, находиться на грани смерти. Она опрометью кинулась к киберу Виру, по счастью находившемуся совсем рядом. А уж тот, достал изумруд Желаний и немедленно пожелал, чтобы Лонд оказался сейчас же во дворе их замка. Тут же окровавленная махина, испускающая последние вздохи, попала в руки искуснейших лекарей. Чего говорить, через три тана после этого, он спал целый и невредимый. Оставалось узнать, что же довело его до такого печального финала.
И снова Синдия у Комперса. Странные события мелькают перед ней. – Вот это вляпался наш дракон, – слышит она за спиной шёпот Лота. – А как всё хорошо у них начиналось.
Сведения продолжают поступать. – Ардийка Лисия была уличена в связи с драконом. За нарушение Клятвы, Совет Старших приговорил её к смерти. сразу после рождения ребёнка. Глаза, смотрящие на экран Комперса округлились, - Тан к тану не легче, - бурчит Вир. Строка бежит за строкой, в ушах звенит механический голос. – Родилась девочка. Признана Советом мутантом – уродом. Подлежит уничтожению воизбежании вырождения расы. Лисия успела назвать дочь – Кали, что значит многоликая. Ребёнок не может сохранить один облик более чем на десять ссеков. Великое множество обликов чередуется беспрерывно. Самый устойчивый вид – дракон, но тоже не более пяти манов. Лисия убита в третий день восьмого месяца. Кали убита… Палец кибера нажимает на кнопку стопа. Синдию трясёт мелкой дрожью. – Что за сволочи, этот Совет Старших Арда! – кричит она.
- Не плачь, милая, - утешает её Лот. – Их общество стало таким подстраиваясь под окружающий мир, иначе, они погибли бы. Нельзя строго судить их за это.
- Всё равно сволочи! – не соглашается с ним мела. – Могу ещё понять – Лисию убили. Она закон нарушила. Но ребёнок тут причём?
- Вспомни Аревара. – пытается убедить Лот. – Его пожалели, а что из этого вышло? Весь Старый Материк проклинает его и тех, кто родил такое. Сама знаешь, в нашем мире проклятие – не пустой звук. Синдия немного успокаивается.
- Ладно, - говорит она, - Лонду про ребёнка ничего не скажем. Пусть останется в неведении. Легче оплакивать одну потерю, чем две.
- Скажи лучше, - хмурится Вир, - Что если узнает, то сотрёт Ард с лица Эвелиды.
- Это тоже не исключено, - кивает мела.
– Думаю, он долго проспит, восстанавливая силы, - предположил Лот. – Никогда не видел нашего Лонда в таком плачевном состоянии. Насчёт долгого сна он не ошибся. Дракон спал пять дней и ночей. Если физические силы его восстановились полностью, то морально он был подавлен ещё лет десятью. Вы глубоко ошибаетесь, если думаете, что у этой трагедии нет продолжения – ещё как есть. Начнём с того, что кибер, нажав на кнопку, не дал дослушать важнейшую часть сообщения, а именно – Кали убита… - не была. Ребёнок в последний момент похищен демоном Роком. Перемещён в город Кент, где девочку обменяли на Лотос. Одурманенная фантазия диких кентавров возвела Кали на одну ступень со Священным цветком. Её жизнь долгое время будет в безопасности. Далее Судьба девочки, пока не предсказуема. Это и не узнали Синдия, Вир и Лот, и уж тем более Лонд, который и не подозревал, что стал отцом удивительного ребёнка.

Три долгих года Канал  в теле Аревара скрывался в горах Иштара. Чего он только не перепробовал и не придумывал, чтобы пробиться через магический кокон, воздвигнутый Тотом. Бесплодные попытки приводили его в бешенство, он крушил и ломал всё вокруг и казалось, сами великие горы съёживались в ужасе перед его гневом. Напрасно. Чем сильнее он нападал, тем прочнее становилась преграда. Наконец, он сдался, убедившись в тщетности попыток  прорваться к душе Аревара. – Может и он не сможет выйти наружу, - успокаивал себя Канал. Верилось в это с трудом, но хоть какое ни какое утешение. Возведя вокруг кокона на всякий случай ещё и свой барьер, Князь решил взяться за создание Империи. Показываться в царстве Теней он не смел. Боялся, как бы Великие Создатели и Высшие маги не покарали его за нарушение закона. Для этого ему было необходимо, чтобы все считали его погибшим. – Аманда и рок поймут и простят меня, - храбрился он, когда0нибудь я открою им тайну, вот только подходящий момент подберу, когда все про меня позабудут.
Тело Аревара прожило рубеж совершеннолетия. Нестабильности прекратились. Весь ум, опыт и мощь переплелись в нём с юношеской пылкостью и неподражаемым магическим талантом мутанта арда – человека. Это было взрывоопасной смесью. Сам Канал трепетал пред возможностями, открывающимися ему. Но ещё больше он боялся, того факта, что его могут выгнать из этого распрекрасного тела. Он постиг с кем играл в опасные игры. Сохрани меня Создатель, - содрогался он, - Когда этот ребёнок вырвется из своего закоулка и вернёт себе власть над телом. Похоже, тогда меня уже ничто не спасёт. До сих пор удивляюсь, как я измудрился взять над ним верх. Чем же интересно он был ослаблен. Не хочется думать, что произойдёт, собери он всю свою силу… Всё! – оборвал себя Канал. – Забудь про это, а иначе заранее умрёшь от страха. Лучше берись за дело. Когда настанет кризис, тогда и меры станешь принимать. На этом закончились его сомнения и он приступил к действиям. Это стало началом порабощения Старого Материка, а точнее, начало войны Князя Теней с миром живых.
Один миг и Канал на берегу озера Теней. Ещё миг и он призывает  к себе свою армию. Вот уже она перед ним во всём жутком величии. Гордость распирает его. Он строит планы, как будет покорять лежащий вокруг мир. Затуманенный тщеславием мозг, улавливает внезапное открытие временного прохода. Взору предстаёт гневный Рок. Он рвёт и мечет. – Ты! Сволочь! Кто ты такой. чтобы владеть войском моего отца! – кричит он. – Ты поплатишься за его смерть!
Но что ему неотразимому, непревзойдённому, сила молодого демона. Он знает слабые места сына.
- Рок, - отвечает он, - уймись! Я всё объясню тебе.
Чем-то стоящий на берегу, напоминает Року отца. От этого ум заходит за разум. – Не может быть! – уже хрипит от потрясения Рок. – Не вздумай сказать. что ты жив и не удосужился мне сообщить об этом! 
Канал в некотором замешательстве. Не похож этот голос на выражение радости при встречи с отцом. – рок, - шепчет он, - Это действительно я.
То, что произошло потом, не мог предвидеть никто. Самим Создателям такой поворот и в голову бы не пришёл. – Будь ты проклят, отец! – кричит Рок. – Из-за тебя я развоплотил маму. Она не захотела жить без тебя. Зачем я согласился на это!
- Нельзя так, мальчик мой, - пятится Канал. – Забери свои проклятия обратно. Не может быть, что её больше нет!
- Такие простые слова. Их же говорила Аманда, - шепчет Рок и … исчезает.
Канал остаётся наедине со своей болью. Один … совсем один! Он виновен в смерти той, что любила его, да что там, которую он любил! Ещё и сын – последняя надежда, проклял его и не хочет даже поговорить с ним, разделить его страдания.
Демон взревел. Демон вышел из себя. Проще понять, когда человек вышел из себя, и то какие последствия бывают. Не знаю, как представить вышедшего из себя демона с такой властью и с такой армией, стоящей пред его очами. Указующий перст на восток и крик, услышанный по всему Старому Материку. – Стереть всё и всех с лица этой проклятой Эвелиды! Мертвецы пошли в наступление. За ними оставалась выжженная пустая земля, только ряды их пополнялись новыми бойцами. Теми, что до этого доблестно отстаивали свои земли. дома, жизни.
Мёртвым не надо ни есть, ни отдыхать, их грозный марш непрерывным валом катился на восток и не было от него спасения. когда до живых наконец дошло, что сопротивление бесполезно, что никакая магия не действует на эту прорву, все ринулись бежать, кто куда с Материка. Теперь представьте себе огромное пепелище от реки Лавы на восток почти до самого побережья. И Лишь некоторые оазисы нетронутой земли, по непонятной причине обойдённые страшной чёрной саранчой. И тогда вы поймёте, что Канал не пощадил никого, даже лес Ужаса сжёг дотла, чего уж про другие места говорить. Канал обезумел, потерял рассудок. Назовите это, как хотите, легче от этого погибшим не станет.
Одним из оазисов, нетронутых демоном оказался Кент. В данном случае причина явно прослеживалась. Канал пристрастился к Лотосу. Его кошмарные видения не давали покоя и только цветок кое-как помогал ему забыться и заснуть. по мере того, как вокруг расстилались лишь пепелища, Кент процветал. можно сказать, Рука Судьбы уберегла его от уничтожения. Крепости Высших Канал тоже не тронул. Эту грань он и в безумии не преступил. Зато все остальные, сторицей платили ему дань своими жизнями. Столько проклятий пало на голову бедного Аревара и его родителей, а у Князя даже не осталось моральных сил порадоваться этому. Силы его подорвались потерями. Он начинал понимать – за владение Империей заплачена слишком высокая цена. И вернись время вспять, ни за что не пошёл бы на это… Но время ушло. Пустота внутри росла, росла и он пытался заполнить её убивая и убивая.
Рок и Дип отсиживались в царстве Теней. Оба находились в полнейшей прострации от таких его поступков, но изменить ничего не могли. Рок догадывался, что сказываются последствия его проклятия, и начинал даже себя винить в гибели Родины. Дип уговаривала мужа отправиться к отцу, поговорить с ним, однако Рок был неумолим. – Он испьёт свою чашу до дна, - цедил он сквозь сжатые зубы. – Я не властен отменить проклятие. Вот и все разговоры, ничего не менялось. Только узкую полоску Восточного побережья мертвецы не захватили. Что-то заставило их остановиться. Круг его Империи сомкнулся. Старый Материк стал пустыней, только вместо песка, там перекатывались от ветра пепел и зола, зола и пепел. Слишком внезапно обрушились несчастья, никто не успел опомниться и что-либо предпринять и противопоставить демону. Высшие маги не понимали, отчего их волшебство не действует. Тело Аревара не поддавалось никакой магии. Канал бессовестным образом пользовался этим, сам оставаясь в тени. Дурманные грёзы Лотоса уносили его в те времена, когда Аманда и Рок ещё не покинули его. То были короткие мгновения сладкого забытья. Приходя в себя, он всё отчётливее осознавал своё одиночество. Тысячи тысяч зомби выполняли любую его прихоть, а ему не доставало любви Аманды и упрямства сына. Пробуждаясь, он зверел с новой силой. уничтожив живых, он принялся крушить горы. Когда расправился и с ними, двинул своё войско на запад. Река Лавы не стала ему преградой. Эту часть Материка постигла та же участь, что и восток. Здесь он не тронул лишь озеро Теней.   
  И так, он создал новую Империю Теней. Короновал себя на царство. Тени бродили по всему Старому Материку, как неприкаянные. Война кончилась. Тогда Канал распустил войско. Начался новый этап в нежизни не живых. Они отстраивали города, возрождая процветающую страну под властью несгибаемого Императора. Они вели обычный образ жизни, почти, как живые, с той лишь разницей, что все до единого беспрекословно подчинялись своему Повелителю.
Время лечит. Канал немного утихомирился, рок почти простил отцу обиды. За пять лет старший демон осуществил мечту - создал могущественную Империю, которая теперь позволила себе дружественность по отношению к живым. Их признали, с ними смирились, приняли, как неизбежное. Сначала отважились вернуться тёмные силы, за ними потянулись другие, надеясь вновь обрести дом на Родине.
Много трудностей им предстояло пережить и потрясений. Они не узнавали тех мест, где родились  и выросли. Это был уже не Старый Материк, а совершенно новый континент. Кто-то уехал, но оставшиеся, принялись творить мир по образу и подобию того, который помнили и любили. Канал не препятствовал. Только сразу предупреждал, - Если хотите жить с нами, должны мне подчиняться. Он всех подловил на простую приманку. – Будете слушаться, после смерти не отправитесь в царство Теней, а останетесь в моей империи равноправными жителями. В сущности, он предлагал им бессмертие. Кто же откажется от такого заманчивого предложения. В душе его проклинали за жестокость, но протестовать даже и не пытались. слишком строптивых, сами понимаете, без особого труда делали тенями, и проблема отпадала сама собой. 
Из Империи любая тень могла, с разрешения Канала, отправиться куда угодно. Князь часто давал им такую свободу, надеясь этим способом заманить к себе живых. Эти уловки всегда срабатывали. Большинство покинувших Материк во время войны, вернулись. Встретились с близкими, которых уж и не чаяли увидеть. Такова жизнь – они начали даже испытывать какую-то признательность к князю. Империя стала первым монархическим государством на Эвелиде. И монархом был первостепенный тиран. Когда-то Создатели надеялись, что в их мире не будет места таким образованиям. Они ошиблись. По правилам, придуманным ими же, они не могли в данной ситуации вмешаться в историю. Разными путями они пытались повлиять на события, но неудачно. Герой Аревар имел право на любые ужасные поступки. А что в его теле находился демон… Увы, этого они не знали. Те, кто знал, не были заинтересованы в распространении таких сведений. Только Квентин по-прежнему пытался пробиться в стан Канала и уничтожить тело Аревара. Но что может простой ард против столь могущественного чудовища? Ничего! Однако, он не сдавался. Однажды в образе кентавра – воина, он подобрался достаточно близко, а теперь ломал голову, почему Князь не убил его. 

Это произошло жарким летним днём в одном из узких улочек Кента, куда Канал периодически наведывался за Лотосом. По одному ему известным причинам, в городе кентавров он передвигался всегда пешком и в гордом одиночестве. Тут-то Квентин и застал его врасплох. Не ожидавший такого подвоха демон, вначале растерялся, так во всяком случае показалось арду, затем ярость возобладала над ним и он бросился на противника с мечом, не прибегая к магии, что вполне устраивало Квена. Убить в близком бою кентавра не так-то легко, он демон был слишком силён – арду приходилось туго. И когда занесённый над его шеей меч, приготовился выпить жизнь; и Квен успел проститься с жизнью, сожалея лишь о том, что не сумел выполнить свой долг, Канал вдруг застыл, как вкопанный. Потом его скрутила страшная судорога, и он внезапно испарился. Сказать, что ард разочаровался, значит не сказать ничего. он последними словами ругал Князя, не забывая в душе пожалеть милого Аревара. Сердце кровью обливалось в тот миг, когда он увидел родное лицо искаженное демоническими чертами. За одиннадцать лет поисков, это был первый и единственный шанс пришибить сволочного Императора, Нои тот он упустил. Однако, польза от встречи чётко высветилась – Квентин понял, что по каким-то причинам, Канал не может его убить. Это давало надежду на освобождение Аревара. – Он борется за себя, - с облегчением подумал Квен, 0 А значит, он жив!
Аревару опять снился кошмар. – Он вот-вот убьет дядьку Квена. он изо всех сил пытался проснуться, потому что даже во сне совершить такой поступок он считал святотатством. Ар чудовищным усилием открыл глаза и наконец, почти проснулся. Создатель мой, что же он увидел… Распростёртого на земле кентавра и себя с мечом, занесённым у того над головой. В этом кентавре он мало-помалу начинал узнавать дядьку, его охватил ужас. Он не понимал, что делает в этом странном месте и вообще, что происходит! Как сквозь кровавый туман к нему пробивались чьи-то чужие мысли, которые он никак не мог разобрать. – Может, я ещё сплю? – пронеслась в мозгу спасительная, как ему казалось, мысль.
- Конечно, спишь! – поспешил подтвердить кто-то. Внезапно видение Квентина перед глазами сменилось красивым цветущим лугом. Очень мирная картина. Гудели насекомые, собирая нектар, пели птицы. Аревар прилёг, всё тело наливалось тяжестью сна, а вокруг ничего мешающего такому сладкому покою. Он вновь погрузился в свои сны, по большей части душераздирающие, но иногда и прекрасные, вот как сейчас например.
Ужас, затопивший Канала, откинул его сознание на какие-то задворки разума, почти вышвырнул вон. Он кое-как успел зацепиться за самый краешек и не сгинуть. Магические заклятия демона тщетно искали брешь в могучей защите мальчишки, который ещё и не пришёл в себя то до конца. Молниеносно оценив ситуацию, Канал переместил не принадлежавшее уже ему тело, в лесок, что близ Кента, и со всей силой отчаявшегося существа, которому нечего терять, стал напускать сон на этого неуёмного юнца. По мере того, как Аревар засыпал, он тихонько полз и занимал место, откуда его так круто вышибли. На этот раз он победил. Никто никогда не узнает, как тяжело ему дался этот поединок, но поле боя пока осталось за ним. Уже его разум поднял тело, бессильно лежавшее среди трав, вновь Канал владел украденным телом Аревара. Сидя у себя в замке и разбираясь в происшедшем, он понял, что чуть не убил, кого-то  очень близкого парню. И впредь, дал себе зарок – узнать по возможности всё о друзьях и родственниках Аревара и держаться от них подальше. Рисковать он не хотел. – Дожились! – злился Князь. – Демон не в состоянии удержать в узде маленького паршивца. Хорошо хоть запах Лотоса постоянно усыпляет разум арда – мутанта. Иначе Канала уже давно бы не было в этом мире. Его разум метался в западне, так и не изыскав до сих пор метода проникновения через магический кокон. Аревар так и спал в своём заточении, недоступный ни для какого колдовства демона.
Канал начал употреблять Лотос утихомиривая боль и тоску от одиночества, но постепенно стал замечать, что этот запах каким-то странным образом действует и на его врага. Вскоре без цветка, он уже не мог совладать с ним. Чем дальше, тем больше одури требовалось. Князь стал «привязанным», так называли тех, кто не хотел жить без галлюцинаций священного цветка. Отчётливо понимая уязвимость этого метода. Он отчаянно пытался решить проблему, но выхода не было. В конец отчаявшись, он решил обратиться за помощью к Року.
- Пусть, он меня недолюбливает, - рассуждал демон, - Но всё же и смерти моей не хочет. Может он чего-нибудь на свежую голову придумает. Так он вновь, через долгие годы отсутствия, попал в свои бывшие владения. Канал шёл и ничего не узнавал вокруг. Слишком уж царство Теней походило на мир живых. Гораздо больше, чем его Империя. – Рок излишне мягок для управления этим местечком, - размышлял он. – Ещё немного, и живые перестанут бояться и уважать смерть, а это в корне неверно. Ладно, займусь перевоспитанием сына потом, сейчас же главное, чтобы он согласился мне помочь.
В тронном зале замка Теней сидели трое – новый Князь Рок, Княгиня Дип и тень Цезарь. Они обсуждали, как пресечь переход теней из царства Теней в Империю Канала. Слишком у многих возникал соблазн вернуться в мир живых, но не по правилам, установленным Создателями. Не сказать, что Рок так уж считался с мнением Великих, но было обидно видеть, как распадается твоё собственное царство. По мере сил он пытался удержать своих подданных, но вскоре понял, что не ему тягаться с отцом в жестокости. Тогда он сменил тактику и решил максимально приблизить условия пребывания теней у себя к жизни  живых. Сейчас в его владениях, кроме серого неба и приглушённых тонов, ничего не говорило о том, где ты находишься. Он всё же преломил волну бегства. Естественно не без помощи Дипы и Цезаря, которые стали теперь его незаменимыми помощниками.
Цезарь очень много знал и умел. Здесь, в царстве мёртвых, где ни одна тень не обладает магией, он как-то измудрился её приобрести. Дип и Цезарь целенаправленно обращали Рока в нечто иное, чем он являлся на самом деле. Конечно, он оставался демоном в чисто внешних проявлениях, но суть его неуклонно менялась, выразимся так – в лучшую сторону. Теперь открыто охарактеризуем создавшуюся обстановку – царство Теней с недавних пор больше походило на Хвалу, родившуюся когда-то в вымыслах живых, а теперь воплотившуюся в реальность. Империя Теней смахивала на Кару. Именно это бесило Канала, входившего в тронный зал. Он кипел внутри, но на лице его сияла ослепительная улыбка. Обернувшийся на скрип дверей Цезарь, замер с открытым ртом. Перед ним стоял его сын, его родной Аревар, повзрослевший, возмужавший, хотя что-то в нём было не так. Да разве станет отец обращать на это внимание, после столь долгой разлуки. Он кинулся навстречу ему, раскрыв объятия, а натолкнулся на глыбу брезгливости и зла. Цезаря отшвырнуло назад на добрых прана три. Он стоял в замешательстве с отвисшей челюстью и наконец выдавил из себя, - Ты обалдел что ли, Аревар? Или я так изменился, что ты не узнал меня?
Рок и Дип, как могли, уберегали его от этой новости, точнее сказать, от тех событий, что произошли с Каналом и Ареваром. И вот теперь Цезарь, как и всегда впрочем, расплачивался за своё незнание. – Чего тебе надо от меня, мерзкий ард? – сквозь зубы процедил, как ему казалось, его сын.
Канал и так был зол, а здесь ещё этот недотёпа пристаёт. Грозный комок зашевелился у него в груди. Напуганный Канал притих. Повнимательнее приглядевшись к ардийцу, он узнал его. Холодок пробежал по спине. – Опять чуть не вляпался, - запаниковал он. Неизвестно каким образом подавив гнев, он повернулся к отцу Аревара. – Привет, Цезарь. Прости, но ты ошибаешься, я не твой сын, - мягким воркующим голосом проговорил он. И даже глаза его казалось, излучали нежность. Настал черёд удивляться Року и Дипе.
- Что же это такое твориться? – уставился на Дип Цезарь. – О чём он?
Рок сурово сдвинул брови, - Дип, проводи Цезаря  и если сможешь, успокой его. Княгиня проворно схватила арда за руку и силой выволокла из тронного зала.
- Ну! – хмурясь ещё сильнее, Рок надвигался на Канала. – Может, объяснишь мне, зачем ты сюда припёрся? Хотя бы меня предупредил, могли бы предотвратить эту никому ненужную встречу.  Пристыженный демон стоял навытяжку перед сыном, с горечью осознавая, что готов вот так стоять целую вечность по струнке, только бы заслужить его прощение. Аревар затихал внутри него, продолжая смотреть свои странные сновидения. Всё происходящее с Каналом, он принимал лишь за сны.
Тепло разливалось по всему телу демона – опасность временно миновала. – Я хожу по лезвию ножа! – Не дай мне умереть и сгинуть! – он упал на колени. Столько мольбы и  отчаянья слышалось в его крике, что сердце Рока – сына, наконец, дрогнуло, и он сжалился над отцом. – Расскажи мне всё, - поднял он его с колен и усадил на свой трон. – Если смогу, помогу. Долгих три тана, представившихся для Канала  и Аревара бездной, он повествовал свою прошлую и нынешнюю жизнь.
Всё глубже и глубже Рок вникал в проблему вдруг вставшую перед ним. Как спасти отца, не повредив при этом Аревару. Далеко идущим планам Рока нужен был такой сильный маг, как Ар. Управляющий своим телом, он поистине стал бы незаменимым. Ещё играло роль, что ни Дип, ни Цезарь, не простили бы ему смерть этого парня. А с их мнением он  считался, но отца тоже жаль. Старый демон сидел рядом и смотрел глазами полными надежды. Рок кусал губы. 
- Ты должен довериться мне, - изрёк он наконец. – Если ты обещаешь беспрекословно выполнять всё, что я скажу, я смогу выручить тебя.
- А что надо делать, - поинтересовался, правда без всякого энтузиазма, Канал.
- Мне придётся усыпить тебя на некоторое время, - невозмутимо заявил Рок. – Вы будете спать оба, и ты и Аревар, пока я не придумаю, как без вреда для обоих, извлечь тебя из этого тела.
- Но я не хочу уходить их него, он великолепен! – вздрогнул старый Князь.
- Ты против? – обозлился Рок. – Ты и так слишком много накуролесил, хотя, если хочешь, выпутывайся сам! Это всё, что я могу предложить тебе. Он встал, собираясь уйти.
- Погоди, сынок, - испугался Канал. – Не бросай меня. Я на всё согласен! Только пока я сплю, ты должен взять на себя управление Империей. Нельзя же развалить такое хорошее начинание.
Князь задумался. – Хорошо, я не брошу на произвол Судьбы твоё детище.
Успокоившись, Канал сходу приступил к делу. – Как ты собираешься усыпить это тело? На него только цветок Лотоса действует.
- У меня есть кое-какие связи с кентаврами, - улыбнулся молодой демон. – Положись на меня. Тана через два мы отправимся в Кент и всё утрясём.
Впервые за долгие годы Канал расслабился, вверив свою жизнь и душу в чужие руки, в руки сына.

Дип, объясни, что происходит? – тряс свою Княгиню Цезарь. – Почему он такой странный и чужой? И ей пришлось рассказать ему обо всём. Это был удар ниже пояса. – Великие Создатели! – рыдало ард. – Это меня надо было наказать за все мои грехи и ошибки. За что такая несправедливость?
- Их пути нам не ведомы, - как могла, успокаивала она его. – Может Рок придумает чего-нибудь.
- Да что он может сделать, это же его отец! – совсем сник Цез. – Надо было убить Аревара, когда он только что родился. Каюсь, наша с Квентином вина. Мы пожалели его, а теперь весь Старый Материк страдает из-за этого. После этих слов он совсем замкнулся в себе, и никакие уговоры не помогли. Он уединился и не хотел ни с кем разговаривать.
Оба демона тем временем переместились в Кент. Здесь Рок, грозясь забрать богиню Кали, заставил кентавров – жрецов построить усыпальницу для отца. Среди дурмана и Канал и Аревар погрузились в глубокий сон, сначала наполненный галлюцинациями, которые перешли в видения ставшие жизнью для них обоих. Плотью от плоти, кровью от крови, неотъемлемой их частью. От них они не захотели избавиться и когда проснулись через семь лет. В Храме Кента появилась ещё одна достопримечательность – хрустальный саркофаг в Священном гроте, внутри которого безмятежно спал красивый юноша, и время было не властно над ним.

-Что тут спорить, ему надо другое тело, - хлопнул по столу ладонью Цезарь. Он уже опомнился и со всех сил пытался помочь сыну. – Ты же можешь – это он к Року обращался, - Создать ему новое тело демона, чем плох такой вариант?
- Нет, – теребит волосы Рок, - Я не могу. Если снова появиться демон Канал, равновесие в нашем мире вовсе рухнет. И Дип снова его пленницей станет. Меня это не устраивает.
- Давай, я ему своё тело отдам, - бледнея говорит Цезарь. – Пусть Кара Создателей на меня падёт.
- Тоже вход нашёл, - подходит к нему Дип. – Я понимаю, ради Аревара ты на всё готов, но ты не подозреваешь, на что собираешься подвязаться. Врагу не пожелаешь такой Кары.
- Вся беда в том, что у демонов нет тени, нас нельзя развоплотить, - закрывает глаза Рок.
- Как он постарел, - смотрит на него Дип, - Чтоб пусто было этому Каналу, вечно создаёт проблемы!
Рок резко встаёт, - Остаётся одно – оставить его без тела. Дип и Цезарь знают насколько тяжело далось ему это решение. Княгиня тихонько скользит к своему Князю, - И ты поёдёшь на это?
- А разве у меня есть выбор? – вопросом на вопрос отвечает он. Цезарь, зови сюда Карадурна. Пришла ему пора пошевелить мозгами и руками для пользы общего дела.
Цезарь срывается с места и стремительно мчится к старому колдуну. Однако, Карадурн встаёт в позу. – Ага! Прям так я вам и помог! В Империю меня не отпустил, - кивает он на Рока, - А как помощь понадобилась, так ко мне.
- Ты совсем обнаглел! - округляет глаза Дип. – Чтож думаешь, раз Рок развоплощения отменил, так для тебя исключения не сделает? Будь уверен, я ему первая посоветую расправиться с тобой!
Колдун маленько сбавил обороты. – Ладно вам, и поворчать уж на них нельзя по-стариковски. Чего надо-то? Когда его посвящают в суть дела, смешно шлёпает себя пониже спины, - Ишь удумали! Самого Канала запереть хотите?! Хотя… - он замолкает и хмурит лоб. – Хорошо, я согласен сделать для него новый кристалл, но с условием – вы отпустите меня в Империю. Это моё последнее слово.
Рок, мрачно улыбаясь, слушает своего подданного и думает, - Отцу то небось, так не смел хамить. Что я за демон, даже тени и те не бояться, вертят мной по своему усмотрению. Может прав был отец, когда не церемонился с ними. Он прищуривается, в упор глядя на колдуна, - Но учти, старик, в мир живых ты всё равно не прорвёшься! не выйдет! Хорошо меня понял? Если поймаю на этом, развоплащу не предупреждая, и ни какие уговоры и заслуги твои не помогут.
Карадурн поёжился, - Я учту это.
Так началось создание кристалла, такого же, как когда-то сотворили сами Великие. Кристалла, в который решили заключить дух демона Канала. С той лишь разницей, что выйти из своего плена он мог только по воле Рока. Карадурн конечно же торопился, но работа действительно оказалась трудной и тонкой. Без помощи Рока и Дипы он не справился бы. И вот через год кристалл родился. В него вплелись такие сложные и страшные заклятия, что по доброй воле создать их повторно не согласился бы ни один из них.
На шее Рока висело теперь два кристалла. В одном заключался его дух, а другой пока пустовал. Он ждал своего часа. Только час этот пробил, увы, не так скоро, как хотелось  бы многим. По очень даже простой причине – У Рока и Дип родился сын. Такой долгожданный, что были оставлены на потом все дела, и нытьё Цезаря, поскорее освободить его дитя, осталось пропущенным мимо ушей. – Чего ты мечешься? – убеждали они его, - Пусть спят себе, от этого всем лучше. Аревар всё равно не сможет вернуться в мир, где его тело столько бед натворило. Ещё неизвестно, как он себя поведёт. Сможешь ли ты уговорить его остаться с нами. Ведь он проснётся таким же юнцом, каким заснул. Многому ли научишься во сне. В конце концов, Цезарь плюнул на уговоры и решил ждать, пока всё само собой рассосётся. А тем временем занимался воспитанием «милейшего» демонёнка Янга. Этот никому не давал покоя. Всех теней на уши поставил, и на какой-то, длиной в шесть лет, миг, царство Теней стало одной большой нянькой для Янга – непоседы. Шесть чудовищно беспокойных лет папаша Рок еле успевал вылавливать сынка из временного пространства, пока тот наконец не осознал, что это занятие не безопасно. И это были ещё самые безобидные шуточки из тех, которые он выкидывал. В облике человека, Янг представлялся прямо ангелочком. Все на него налюбоваться не могли. Отказать в чём-либо ему никто не смел. Но стоило ему перевоплотиться в демона, так беда одна – не знаешь, что в следующий момент учудит. А потом снова перед тобой маленький человечек с невинными глазками, и рука не поднимается наказать его, а язык не поворачивается поругать.
И так до тех пор, пока в день своего шестилетия, он не вздумал подшутить над всеми – вдруг взял и исчез, и никто не мог найти его целых двенадцать дней. Рок плюнул на гордость и отправился к АРТУ за помощью. Ясно дело, АРТ не камень, тоже ринулся на поиски. Нашли его еле живого в каком-то закоулке безвременья. Насилу выходили. И тогда, он стал примерным ребёнком. Слушался родителей, правда, только их, и вообще перестал мудрить по-чёрному. Никто никогда не узнал, где он побывал и что же с ним на самом деле произошло. Сам Янг упорно это замалчивал. Так что, оказывается, иногда случаются и такие чудеса – дети в шесть лет взрослеют и умнеют. Можете поверить, он стал именно взрослым, что так же нимало удивило всех.
Обладал Янг ещё одной особенностью, как и  отец – мир теней и мир живых были ему домом родным, то есть для него границ между этими мирами не существовало. На Эвелиде Янг стал третьим по счёту демоном. Вот так-то, не слишком много проживало тут демонов, а точнее, совсем мало – раз, два и обчёлся.
Рок управлялся с Империей ни шатко. ни валки. Надо признать, не обзавёлся он хваткой отца. Не был он деспотом и всё тут. Но в одном он не уступал своим подданным – всё же измудрился сократить территорию Империи. Теперь её границей стала река Лавы. Рок отдал всю восточную часть Материка живым. За что приобрёл среди них прозвище – Даритель. На этом окончательно рухнул стереотип злобности демонов. Обитали на Эвелиде существа куда похуже Рока. Только в Империи Теней всё меньше и меньше живых оставалось. Живые тянулись к живым, а может и Создатели к этому руку приложили – больно уж хотелось им, чтоб правила не нарушались,  так во всяком случае думал демон.

23

ГЛАВА 10
- Юлика. ну кидай же скорее мячик! Долго тебя ждать? – звенит в Храме тонкий девичий голосок. – Скорее же кидай! – раздаётся тут же нежное рычание. Юлике нравиться беспрерывная смена голосов и личин любимой Богини, и она, как может дольше растягивает удовольствие – держит мяч у себя. Вот на неё несётся вихрь непонятно чего, а у самых ног вверх взмывает белая голубка, садиться Юлике на плечо, ласково трётся головкой ей об ухо и сейчас же несётся ввысь и камнем падает на пол. Вот уже такая же девочка – кентавр, как и она перед ней. глаза весёлые, - Хитрющая ты, Юлика. Знаю я тебя, специально дразнишься. И уже человек – девушка вспрыгивает Юлике на спину, и они со счастливым хохотом мчатся по Храму, забыв про мяч. На улицу Юлика выскакивает в компании с милой эльфийкой. И такое веселье длится днями напролёт. И сколько бы девочка не пыталась угадать, кем в следующий миг станет Кали, всё напрасно. Этого не знает даже сама Богиня. – Кали, замри, - просит Юлика., та послушно замирает и она успевает запечатлеть в памяти незабываемую красоту любого из её обликов. Такова её Кали, её любимица. Священный Лотос, она готова без перерыва на сон и еду любоваться этой круговертью. Их можно было бы назвать подругами, если бы отец всё время не долдонил ей, - Юлика, у Богини не бывает подруг, ты ей рабыня! Как я рождён для служения Лотосу, так ты предназначена ей – нашей Кали. Однако девочки мало прислушивались к бурчанию Главного Жреца Храма Священного Лотоса. Прежде всего, они были детьми, не слишком то ограниченными в своих действиях. Чтож с них спрашивать. Жрец смотрит на их игры и сам молодеет душой. – Вырастут – поумнеют, - рассуждает он. – Ещё придёт время и Юлика станет Главной Жрицей в Храме Многоликой кали, а пока… пусть порезвятся, да меня старика порадуют.
- Ой, Юлика, а что там в Храме твоего отца жрецы делают? – любопытничает Кали. – Так красиво получается!
- Это они какого-то мужчину усыплять собираются, - смеётся маленькая Жрица, – Говорят, он пока там лежать будет, в гроте Лотоса.
- А он красивый? – тут же спрашивает богиня.
- Не видела ещё, - уже серьёзно отвечает Юлика. – Но ты не переживай, мы с тобой потом прокрадёмся туда, когда все уйдут. У меня ключи от грота есть. Вот и посмотрим, - она заговорщицки подмигивает ей. Наморщивается лобик гномелы. смеются огромные янтарные глазища драконочки, и затем в довершении всему улыбается прелестный ротик с белоснежными зубками милой человеческой девчушки. – Затейница ты, Юлика, а ну, как нас Жрецы там застукают? Стыда не обберёшься! Мне кажется, им не нравится, когда мы в их храм ходим.
- Да это они не хотят, чтобы мы с тобой священный Лотос нюхали, - отмахивается кентавра. – Ну их, мы недолго, только одним глазком, и убежим.
У них, что сказать, что сделать. Не успели Жрецы за порог выйти, как они потайным ходом туда проскользнули. Куда там – одним глазком – во все глаза давай глядеть на красавца, что раскачивался в хрустальном сундуке на священных волнах.
- Юлика. он просто прелесть, - шепчут губки ардийки на ушко Жрице. Крохотуля дельфийка ныряет в тёмные воды и приближается к саркофагу. Голова драконы выныривает и большой глаз вплотную приближается к лицу спящего. – Он неотразим! Ребёнок град выпархивает из воды и приземляется возле Юлики. – кажется, сюда кто-то идет! Бежим! – тянет та её толи за крыло, толи за руку, толи уже за лапу. Они убегают. Примчавшись в свой Храм, веселятся без удержу, вспоминая, как провели Жрецов. Замечательно, что все существа на Эвелиде говорят на одном языке, а то туго бы пришлось и Кали и Юлике.
Её Жрица спит, сладко посапывая и причмокивая. Ещё никогда Кали не ходила никуда одна, без сопровождения, но сейчас Богиню так и подмывало спустить в грот и полюбоваться прекрасным незнакомцем в одиночестве. Он пленил её необычностью. Среди своего народа (кентавров Кали считала родичами) она не видела ни одного такого. Он походил на принца из сказки, что рассказывал им на ночь отец Юлики. Не было ничего странного в том, что она в него влюбилась. Вытянув потихоньку ключи из сумки подруги, она тот час же отправилась в грот. И там до рассвета любовалась спящим красавцем. Это осталось её тайной, которую никто не узнал, даже Юлика. Как только появлялся шанс, она сейчас же отправлялась туда и созерцала обожаемый предмет.
Перед Каналом возникло необычайное видение – на него смотрело чудо! Хотелось схватить его, сжать в объятиях и не отпускать от себя. Такое тепло исходило от существа, стоящего рядом, что он захлебнулся в своих эмоциях. Подобные ощущения он испытывал, когда находился поблизости от Аманды, но и они не шли ни в какое сравнение с этими. Пустота в его душе наполнилась нежностью и любовью, изливаемой на него, как бальзам на рану. Он качался в волнах блаженства. Затем видение исчезло, но радость его былого присутствия осталась.
Сны Аревара резко сменили направление, и вместо кошмаров перед его взором проносились сладостные картины. Увидев прекрасное лицо, он сказал себе, - Без неё я не смогу жить, а затем вглядываясь в чередующие образы. – И без неё, и без неё, а уж без неё вовсе. Его сердце билось, как колокол и готовилось выпрыгнуть из груди и пасть к ногам тех, что смотрели на него. Вдруг его словно молнией шарахнуло, - Это же одно и тоже лицо, только в разных обличьях! Потому что глаза, какую бы форму они не принимали, оставались одного и того же цвета, выражали одни  и те же чувства и могли принадлежать только одному существу. И это самое существо стояло возле него и ещё оно любило его! Уж это он даже кожей чуял. Он беспрекословно отдался на волю обуревавших его ощущений.
Впервые за долгие годы пребывания в одном теле, обе души испытывали одинаковые чувства, думали в унисон. Смотрели на вожделенную девчушку одними глазами. Разумом, мыслями правили обобщённые единым порывом души. Они оба улыбались блаженной улыбкой, что озарило лицо юноши. Так хотелось обоим вскочить и бежать вслед уходящей Богине, целовать следы, оставленные ею. Но, увы, каждый раз, как она удалялась, они оставались лежать, скованные Священным Лотосом. А их мечты неслись вслед за ней, не покидая ни на сек обожаемое божество. Может, такая любовь бывает только в сказках, а может, это и была сказка – одно сердце на двоих влюблённых безумцев, но зато два ума, что как известно, лучше, чем один. Тем более, если оба стремятся к одной цели, а так и было в данном случае, да плюс неуёмная энергия, ключом бившая внутри и искавшая выход наружу. О! Поверьте, они договорились эти два совершенно чуждых друг другу разума. Они даже смогли дать ей понять, что умирают от страсти, не сказав при этом ни слова. Да и что такое звук речи, когда в груди бушуют два урагана безграничной страсти. На этом пожалуй, остановимся поподробнее. 
Кали уже исполнилось четырнадцать лет. По меркам кентавров она стала взрослой девушкой. И Жрица Юлика – не та смешливая девчонка, с которой они предавались детским забавам. Вот уже пол года, как все без исключения кентавры посещают Храм Многоликой Кали и любуются своей Богиней. Она усаживается на белоснежный орхилитовый алтарь и до полудня выставляет себя на обозрение восторженных почитателей. Когда-то невежественные в этом вопросе кентавры, теперь назубок знают внешность всех существ, населяющих родную Эвелиду. Каждый мужчина Кента обожает свою Богиню и готов жизнь за неё отдать. Любой облик Кали завораживает так, что глаз не оторвёшь.
- Дай им волю, так они вообще из Храма не уйдут, - думает девушка, но она их Богиня. Она обязана радовать и завораживать свой народ. Так учит её Главный Жрец Храма Лотоса, а уж он то знает в этом толк. Таким образом Кали благодарит кентавров за любовь к ней.
Звучит музыка, это Юлика играет на тростниковой дудочке, и Кали послушно танцует на каменном алтаре. Подумать только, кроме диких кентавров, никто не видит этой небывалой красоты. Куда там галлюцинациям Лотоса до грации и гармонии навеваемой Кали. Говорят – красота спасёт мир. Может именно такую красоту имели в виду, от которой глаз не оторвёшь. Смотришь, как зачарованный, и ничего больше не надо. И совершенно не переживает Жрец Лотоса, что почти не стало посетителей в его Храме. Очень мудр старый кентавр, он нашёл новую узду для дикого нрава своих сородичей. А Лотос? Чтож, его можно обменять на уйму полезных вещей для города. От этого в убытке никто не будет. Не страшно, что Главной Жрицей стала его дочь, он по-прежнему управляет немногочисленным племенем кентавров.
- Продрогла я сегодня, - вздрагивают плечики Кали. – Разведи огонь посильнее.
Юлика послушно подкидывает в очаг большую охапку хвороста. – Как мне жаль, что тебя нельзя одеть, - причитает она. – В этом году, куда как холоднее обычного. Ты не простыла?
- Разве может Богиня простыть? – удивлённо смотрит на неё Кали.
- Ещё как может! – хмурится Жрица и пытается набросить покрывало на пока ещё крохотную фигурку, но та вдруг увеличивается раз в «надцать», и маленькое покрывальце скатывается со спины драконы. – Бесполезно, - смеётся Богиня. – Не переживай, просто я устала. Отдохну и всё пройдёт.
- НЕ велик труд – посидеть пол дня на камне, - пожимает плечами кентавра. – Не нравится мне твоя усталость. Ох, не нравится!
- Сейчас лягу, посплю, и усталость, как рукой снимет.
- И спать ты стала слишком много, - не унимается подруга. – Всю ночь спишь и вторую половину дня!
- Отстань, Юлика! Тебе какое дело, хочу спать и сплю. Тебе же лучше – больше свободного времени. Она устраивается на своём огромном ложе и тут же засыпает. Юлика задумчиво морщит лобик, но ничего не придумав, уходит, оставляя Богиню в покое.
Кали, проспав до полуночи, вскакивает и неслышными тенями крадётся в грот Храма Лотоса на свидание. Она не знает, как его звать, но разве это важно? Гораздо страшнее то, что она не знает, понравится ли она ему, когда он проснётся. Вдруг, он встанет и уйдёт навсегда не только из Храма, но из её жизни.- Пусть он спит подольше! – обращает Кали свои молитвы неизвестно к кому. Она открывает хрустальную крышку и гладит ставшее таким родным тело парня. Это раньше он казался ей мужчиной, а теперь она повзрослела, а он остался прежним. – Он ждёт меня, - убеждает себя девушка, - Иначе, зачем он здесь? Но в душе она совсем в этом не уверена, и горькие слёзы всех рас Эвелиды капают на грудь спящего.
Аревар слышит её, Канал слышит её. У них сердце кровью обливается. Как дать ей понять, что она любима, и что никто их не разлучит? Уж который год они всеми силами своей магии пытаются поднять это тело, которое лежит, как чурбан и равнодушно к их попыткам. Всё-таки оно не устояло. Оно конечно не проснулось и не встало, но оно внезапно начало меняться в унисон с изменениями Кали. Кто бы мог подумать, что энергия бьющая через край, выплеснется таким образом. Сначала спящий немного отставал от её превращений, но вот прошло пару манов, и он полностью совпал с ней. Многоликая увидела себя, как бы со стороны, во всей красе, только в мужской ипостаси. Что более убедительнее могло передать ей чувства спящего. Она поняла послание и успокоилась. Её любят! Кали скачет вприпрыжку в свой Храм. Радость распирает ей изнутри, но тише, как бы не разбудить Юлику. Она не хочет свидетелей своему счастью. Зачем лишние расспросы, если она не даст на них ответ.
Рады Аревар с Каналом. – Ты молодец, ард, - хвалит его демон. – У тебя всё получилось, как надо.
- Признаю, что без тебя, у меня ничего бы не вышло, - отвечает Ар. У них одна радость на двоих, одно счастье. – Как же мы поделим её, когда у каждого будет личное тело? – спрашивает ард.
Демон молчит. Его жизненный опыт подсказывает, что лучше помолчать. Аревар и не настаивает, зачем надоедать, ведь неизвестно, сколько ещё им вместе быть…  Теперь Аревар знал всё. Стоит ему проснуться, и Каналу не удержаться в его теле. Это и для Канала не секрет. Он лишь надеется, что Рок поможет ему выкарабкаться из передряги.
- Мальчик, - наконец заговорил он. – Не нам с тобой решать, а ей. Кого выберет, так  и будет.
- В этом ты прав, - соглашается Аревар. – Решать ей. Только полюбила она моё тело, так что тебе видать , не повезёт.
- проснёмся, увидим, - не спорит Канал. Зачем спорить, ведь неизвестно, сколько ещё им вместе быть…
А затем мощный общий крик – Кали идёт!!! И опять они одно целое и не только друг с другом, но и с ней. Те же облики, те же цвета. Всё как надо, всё как должно быть, всю ночь напролёт. Днём снова некоторые разногласия, сходящие на нет с приходом новой ночи. Наконец, настаёт тот день, когда и без Кали их начинают одолевать одинаковые, как две капли воды, мысли – Когда же Рок освободит нас?
Что такое семь лет по меркам демона и арда – нет ничего. Им же обоим они кажутся вечностью. Кто же осудит их за это.
День пятнадцатилетия Кали стал большим праздником для города Кента. Кентавры радовались – их Богиня научилась удерживать свои прекрасные облики на длительное время. Теперь можно рассмотреть все её тела в мельчайших подробностях, не то что раньше, когда только и успевали понять, какой облик она приняла в данный момент. – Она само совершенство, - хвастались они друг перед другом, как дети. – Ни у кого нет такого чуда, нам просто повезло.
Торжество длилось до самого вечера. Когда стемнело, Кали и Юлика остались в Храме одни. Ещё слышны на улице песни и крики, ещё не скоро утихомирятся разгулявшиеся кентавры. Пусть веселятся, лучше веселье, чем драки. – Помнишь того незнакомца, которого когда-то давно в Храме отца усыпили? – заводит разговор Жрица.
- И что? – сердце Кали подпрыгивает к горлу.
- Я сегодня Жрецов подслушала, вроде, как завтра за ним кто-то должен придти. Что с тобой, Кали?! – Юлика с ужасом смотрит на свою Богиню. – Ты уже давно не менялась с такой скоростью!
От волнения Кали не замечает, что её даже различить невозможно в мелькании разных частей всяких тел. – Сейчас пройдёт, - пытается она успокоить Юлику и себя заодно. А саму мучают мысли. – Неужели, у меня его отнимут? – Не отдам я его никому! – рычит в лицо Жрицы дракона. – Только через мой труп!
- Кали, успокойся, - дрожит Юлика. Она впервые за свою жизнь видит Богиню в гневе. – Зачем он тебе?
Кали удерживает облик разъяренной драконы. – Он мне нужен, я его люблю!
У Жрицы округляются глаза. – Я пойду? – отступает она от рычащей морды, - Отцу скажу?
- Иди! – скалит зубы дракона. – И скажи ему мою волю!
Юлика врывается в Храм Лотоса. – Отец! Отец! У нас большая проблема!
Жрец заспанный выходит из комнаты, - Чего кричишь то? Почему ты не с Кали?
Она выкладывает ему всё. Он ошарашенный приваливается к стене. – Вот тебе на, - мотает он головой. – Что же нам делать с ней?  Спящего завтра должны забрать.
- Пусть здесь его разбудят, – предлагает Юлика. – Кали с ним поговорит, утихомирится.
- Молодец, девочка, – успокаивается Жрец. – В этом есть зерно истины. Посмотрим. что будет завтра. я не позволю увезти его, если этого не зачет Кали. Коль понадобится, он проспит здесь вечность. Иди, подбодри её.
У дверей Храма Многоликой кали Юлику встречает человеческая девушка дивной красоты. – Утешься, Кали, - гладит Жрица её по волосам. – Твоя воля – закон! Как скажешь, так и будет.
Слёзы - жемчужинки текут по щекам Богини, - Не обижайся, Юлика, просто, я умру без него.
Жрица заводит её внутрь, запирает двери, укладывает на ложе. – А разве тебе не хотелось бы, чтобы он проснулся? – направляет она разговор в нужное ей русло.
- Конечно хочу, - поднимается девушка.
- Вот завтра мы это и устроим, снова укладывает её Юлика. – А теперь спи, тебе надо отдохнуть.
Утром в Кент прибыл Рок. – Прости, Жрец, - басит он. – Слишком долго я не появлялся. Надеюсь, ты выполнил обещание, и мой друг цел.
- Цел, – кивает Жрец, - только неувязочка вышла, придётся тебе его здесь будить. Такова воля нашей Богини.
Рок удивлённо поднимает брови, затем улыбается, - Не могу отказать ребёнку, которого спас.
- Она уже не ребёнок и будет присутствовать при пробуждении.
- Ты уверен, Жрец? – в упор смотрит он на старика. – Мало ли что может произойти.
- Богиня так желает! – упорствует Жрец. Рок знает, никакая она не Богиня, но говорить об этом кентаврам не собирается. – Ну чтож, надо, значит надо. Зови её и пойдём, а то мне некогда, дела поджимают.
- Она уже там, - Жрец направляется в грот, демон за ним.
Кали нервничает. Это осознают жрец и Юлика, но не Рок. Он видит перед собой нечто неподражаемое, но кто скажет, что он испытал, глянув на тело спящего. Над этим ломали головы все, кроме Богини. Впервые она встретилась со своею любовью днём при свете солнца, а не при тусклом блеске лампы. Спящий менялся, как по мановению волшебной палочки. Стоило Кали изменить личину, тут же её двойник появлялся в саркофаге. Заворожённый представлением демон, не сразу вспомнил зачем сюда пришёл. Мелодичный голосок привёл его в чувство. – Буди его! Я жду!
Тело вытащили из хрустального футляра и уложили на пол у ног Рока. Он снял кристалл с шеи и держа его в руках прочитал заклятие. Затем явно произошёл какой-то сбой. Вместо того, чтобы влиться в кристалл и остаться там, Канал обрёл тело – своё тело. Демон возродился. Ярким огнём сияет прибежище его духа – камень в руках Рока. Канал забирает его у сына и прижимает к груди. – Наконец–то, как я рад! Рядом с ним с пола поднимается Аревар, оглядываясь по сторонам, он выискивает среди толпы кентавров Кали. Она стоит убитая горем и поникшая. Застывший облик говорит о её полнейшем оцепенении. Юноша подходит к ней, берёт за руки, - Это я, родная! Что с тобой?
Она в испуге отталкивает его от себя. – Отойди, незнакомец!
Подскакивает Канал, - А со мной пойдёшь?
От этого Кали шарахается ещё сильнее. – Кто вы?! Куда делся тот, который спал здесь? – кричит она в панике.
Аревар с Каналом удивлённо переглядываются. Демон, указывая на парня, убеждает, - Кали, это же он! Им обоим нестерпимо режет сердце её страх  и отчаяние. А она уже заходится в вопле – это не он, не лгите! Верните мне его немедленно!
- Меняйся, придурок! – шипит Канал на Аревара, - Убеди её, что это ты, иначе она сойдёт с ума от горя.
- Думаешь, ты один такой умный? – огрызается ард. - Я по-твоему, что сейчас пытаюсь сделать? Только не получается у меня угадать, кем она станет. Тело не хочет вторить ей.
- Ужас! – приходит к заключению Канал. – Так мы потеряем её, а у кентавров будет безумная Богиня.
Главный Жрец Лотоса приходит в себя и наступает на Рока, стоящего в полнейшей растерянности. – Верни его назад! – грозно говорит он. – Иначе ни один из вас не уйдёт отсюда!
- Чего пристал, - отступает Рок. – Мне самому не нравится сложившаяся ситуация. Он не должен был обрести тело. Что теперь будет, даже предположить боюсь, но загнать его назад, уже никто не сможет. Нам всем конец.
- Безумец, - шепчет ему на ухо Жрец, - Пока они заняты Кали, действуй. Отними у него кристалл и разбей, а второго опять усыпим. Все будут довольны и Кали останется при своём.
- Глупец! – злиться молодой демон. – Это же мой отец! Я не могу разбить кристалл  и отправить его в небытие.
- Тогда это сделаю я! – решается Жрец. Он резко поворачивается к своим слугам. – Окружить тех двоих! У демона отнять камень, парня связать! Кольцо воинов постепенно стягивается вокруг троицы, выясняющей отношения.
Кали бьётся в истерике, а мужчины спорят, чего бы предпринять. Потом оба утихомириваются и смотрят друг на друга, словно мысли читают. – Пожалуй, у нас нет иного выхода, - начинает Аревар. – Мы должны вновь объединиться, - продолжает Канал. – А ты сможешь навсегда остаться во мне бесправной тенью? – спрашивает юноша. – А ты смириться с моим вечным присутствием? – это уже Канал. – Если рядом с ней, то да! – утвердительно кивают оба. Аревар распахивает двери своей души широко-широко. Демон швыряет драгоценный кристалл о каменный пол, собственноручно разрушая возможность иметь своё тело. Они сливаются воедино. То, чего не смогли бы сделать никакие демонические усилия и колдовская магия, сделала беспомощная девчушка, безутешно рыдающая и молящая вернуть ей любимого.
Кентавры остановились. Посреди грота стоял Аревар. точнее его теперь нельзя было назвать так – он стал другим. Чутко прислушиваясь к новым ощущениям, демон и ард – мутант примеряли свою теперешнюю сущность. – Мы с тобой явно двуличные, - пошутил Канал.
- Такой и нужен нашей многоликой любимой, - улыбнулся Ар, и они шагнули навстречу Кали, которая всё ещё всхлипывая, кинулась к ним в объятия. Они оба заслужили такую любовь, отказавшись ради неё от самого дорогого, что имели – от самих себя. За семь лет они научились сосуществовать, теперь им предстояло научиться быть одним целым.
Сплетаются обнажённые тела юноши и девушки, эльфа и эльфийки, гнома  и гномелы, дракона и драконы, арда и ардийки, града и грады, слака и слаканы… ещё пол дня уйдёт на перечисление вереницы мелькавших перед одуревшими от такого зрелища зрителями. Жрец потирает руки от удовольствия. – Теперь у нас не только Богиня есть, но и Бог. Давайте, уйдём, не будем им мешать, - поворачивается он к остальным и первым покидает грот. За ним вереницей, всё время оглядываясь, другие. А этим двоим нет до них никакого дела, хоть мир перевернись над головами, они этого не заметят. Ведь надо навёрстывать упущенное. – Как звать тебя? – шепчет Кали
- Тебе придётся самой дать нам имя, – смеются они. Ей ещё надо привыкнуть, что их двое, но это не важно. – Я назову вас Арком, - сияет она от счастья. Суть не в имени, главное, что отныне и навсегда они будут рядом, и вся их любовь принадлежит ей одной. В блаженной истоме она склоняется к ним на грудь. Бережно подхватывая её на руки, они несут девушку в Храм, укладывают на алтарь и ждут, пока она заснёт. – Ты счастлив? – спрашивает Аревар. – Мог бы сам догадаться, - Канал нежится в лучах любви, исходящих от Кали. Ар мысленно улыбается и принимает облик демона. - Тебе пора объясниться с сыном. Канал недоверчиво оглядывает себя, - Видать, ты и впрямь на меня не сердишься. – Идём, – торопит парень, - Пока Кали спит, ты успеешь его успокоить.
Рок в смятении, он не может понять, что произошло. Где же они ошиблись? Ведь не долен был отец воплотиться. Вопросы, вопросы… и ни одного ответа. Понятно одно – они снова объединились. На этот раз по обоюдному согласию. Осталось поразмышлять, какая от этого польза ему – Року. Похоже, они теперь тут надолго застрянут. Рок поёжился, - Угораздило же отца влюбиться в Кали. Наверное, от Судьбы не уйти. Их с Амандой притягивает что ли?
К нему подошёл Канал. – Рок, - окликает он, - Поговорим? 
Рок поворачивается, - Знаешь, мне есть, что сказать тебе, присаживайся. Прямо из воздуха выскакивают кресла. Они усаживаются посреди Храма Лотоса. Рок задумчиво трёт подбородок, - Хочу сообщить тебе довольно щекотливую вещь. Когда я развоплотил маму, её дух вселился в Кали, - на одном дыхании выпаливает он. – Получается, вы снова вместе. Считай, что я простил тебя. Учитывая нынешнюю жертву, она крепко зацепила вас, да?
- Канал кивает. – Скажи, - интересуется Рок, - Как вы с Ареваром уживётесь? Я понимаю что запевала в вашем хоре – не ты. Старый демон ухмыляется. – Думаю, со временем у нас выйдет отличный дуэт, без запевал. Рок с сомнением смотрит на отца, на его лице написано недоверие. На какое-то мгновение демон обращается Ареваром – Не дрейфь, я вполне с ним согласен. Затем рядом с ним снова сидит отец, он хлопает его по плечу, - Из этого добровольного союза толку выйдет больше, чем я смел надеяться. Аревар упрямый мальчишка, но разумный. Мой опыт и его талант многое дадут нам и Кали. Да и свей Эвелиде тоже.
- Я надеялся, - встаёт Рок, - Что вы вернётесь со мной в царство Теней, наверное, зря. Там Цезарь ждёт Аревара. И ты теперь, кстати, дедом стал. Не мешало бы тебе с внуком познакомиться.
Канал распахивает объятия, - Поздравляю! Я готовился к этому моменту и всё же немного теряюсь. Мысленно он советуется с Ареваром. – Негоже так быстро покидать Кали, - решает ард. – Уйти из Кента она сейчас наврятли согласится. Должно пройти какое-то время, потом видно будет. Канал тоже встаёт, - Сынок, ты не обижайся, как только сможем, мы обязательно появимся у вас. Цезаря попытайся убедить, что Аревару не угрожает ничего. Надеюсь, я уже не тот, кем был раньше. Насчёт Империи, даже и спрашивать не стану. Как решишь, так и сделаешь. Отныне на Эвелиде есть только один Князь Теней – это ты. Император Аревар и Князь Канал, как индивидуумы, перестали существовать. Слишком полным вышло наше слияние. Боюсь, что через каких-нибудь пару лет, мы с ним растворимся в новой личности, Кали, кажется, нарекла нас Арком. Арк не будет ни мной ни Ареваром. Знать бы ещё, кем он станет. Канал невесело рассмеялся, - Не унывай! – подбодрил его голос арда в голове. – Зато Кали останется с ним и будет счастлива, чего тебе ещё надо. Демон встряхнулся, - Нам пора, Кали скоро проснётся, мы должны быть рядом. Рок обнял его, - Прощай, отец! Надеюсь, когда ваше состояние стабилизируется, вы не откажете мне в помощи. Открылся временной проход. Рок шагнул в него, - Счастья вам! Проход захлопнулся.
В Храм Многоликой вошёл демон во всём своём страшном великолепии. Согласитесь, даже жуть может оказаться великолепной, всё зависит от того, как на неё посмотреть. На алтаре возлежала обворожительная демоница. У демона аж рога вспотели от волнения.
- Ар, это что же получается, мы под неё подстраиваемся или она под нас?
- Хватит болтать, старый пень! – дрожит от желания Аревар. – Какая тебе разница! он сам не понимает, как может та, что лежит на алтаре, вызвать в нём такую бешеную страсть.
- Любовь зла – полюбишь и козла, - вспоминает Канал слова Аманды, и с диким хохотом кидается в объятия «прелестницы».
Впервые за все века  распутной, беспутной жизни занимаюсь любовью с женщиной своего вида, - думает демон. Аревар же ничего не думает, он не может думать. Ведь он не Канал, для него близость с женщиной почти впервые. – ААААААААА! – кричит он в экстазе. Глотка демона выдаёт за него необузданный рёв, сотрясающий стены Храма Многоликой Кали.
В щёлочку за ними подглядывают Жрец и Жрица. – Даже если они надумают покинуть нас, - говорит старик – кентавр, - Мы напросимся воспитывать их потомство.
- Здорово! – улыбается Юлика. – Кали не сможет мне отказать в этом.

Вредный Карадурн трясся от страха, не без основания побаиваясь праведного гнева Рока. Коль Правитель узнает о его подвохе и решит наказать ослушника, то не видать ему мира живых, как собственных ушей. Колдун решил, что чем скорее он сделает ноги, тем целее будет его шкура. Если посмотреть на его поступок с позиции Князя Канала, так ему – Карадурну, надо выдать награду, а не наказывать. Да разве докажешь молодому демону, что не мог он предать старого хозяина и на веки вечные упрятать его в кристалл. Старик уже миллион раз, наверное, прокручивал эту мысль, ещё до того, как решился внести изменения в заклятия, создавая камень и теперь, когда разъярённый Рок явится в царство Теней с мана на ман. Сердце вещее подсказало ему – Беги! Не дожидайся возвращения демонов ! И хоть он лелеял надежду на благодарность Канала, бросил всё и пустился в бега. – Главное, - думал он, - Вернуть себе «Маликарб». Потом посмотрим, кто кого. Если удастся уничтожить кинжал, то даже Князь Теней не сможет развоплотить его на расстоянии. А уж прятаться он умел.
Уже давно кристалл познания сказал ему точное место расположения «Маликарба», поэтому Путь Карадурна лежал в Торские болота. Но как он ни пытался выманить Вула, скрывающего оружие, всё бестолку. Вул оказался ему не по зубам. Как не бесился от злости колдун, распроклятое создание ни глазом не повело, ни ухом  не пошевелило. Не зря ему доверили такое важное задание. Кинжал был так же далёк, как если бы Карадурн сидел в царстве Теней. А достать его из болотной грязи самому не представлялось возможным. Разозлившись, он решил населить топи монстрами, и силой вынудить торов вернуть «Маликарб». На это ушло не так мало времени, как надо бы. И всё-таки дело сдвинулось с мёртвой точки. Главная трудность заключалась в том, что колдун не мог просто придти в деревню и потребовать нож. Ему даже приходилось тщательно скрывать свою причастность к этому случаю. Он надеялся довести торов до отчаяния, и тогда они бы покинули родную деревню и ушли восвояси, а уходя, прихватили «Маликарб. Тут-то он его и отнял бы. Хитростью или колдовством - не важно, лишь бы поскорее убраться самому отсюда подальше, пока Рок не кинулся на поиски. Что Рок будет его искать, он не сомневался. Мало подлянки, которую старик с Каналом подстроил, так ещё побег из Империи Теней, не глядя на строжайшее предупреждение. Такое не прощается.
По дороге из Империи к болотам Карадурн пересёк лес Бельбефы, где прихватил в свой арсенал грозное секретное оружие, на которое возлагал большие надежды. Правда, и сам порядком повозился, но всё ж изловил смертоносного василиска, оставшись невредимым. Кто его знает, что он при этом творил, но теперь его суму приятно оттягивала рептилия – мутант. Как мы увидим позже, василиск сыграл немаловажную роль в его игре.

24

ЧАСТЬ 3
ГЛАВА 1
Совет Создателей, уже который по счёту за это время. Много споров и никаких конкретных решений.
- Зачем мы этому миру? – доказывает АЛЬБА, но к ней никто не прислушивается.
- Интересно же! – спорит АРТ. – Ты всегда была равнодушна к своим героям, а я, например, даже во сне своих вижу. Мне жаль с ними расставаться.
- Толку то от такой игры, - не уступает АЛЬБА, - Кидай, не кидай кости, у них всё по-другому происходит. Припадает наша власть над ними.
- Неправда! – машет руками обычно невозмутимый АРТ. – Приключения, по-прежнему мы им придумываем. Они без нас вымрут со скуки.
- То-то я гляжу, ты вымер, - смеётся АЛЬБА. – Над тобой ведь нет Создателей.
-Это ещё стоит обсудить, - неугомонный АРТ сердится, - Кто доказал, что их нет? Он надувается и уходит.
- Зря ты его так, - улыбается ИРИДА. – Он же ребёнок, ему охота поиграть.
АЛЬБА хмурится. – Уж и не рада я, что втянула его в эту затею. Боюсь, зависнет он в ней, а реальность побоку, нельзя так. Честно сказать, мне уже самой хочется избавиться от игры, а то никаких дел. Одно нытьё – Давай играть, давай играть. Тебе проще, ушла домой и всё, а мне целый день выслушивать приходится.
- Может нам уйти, а он пусть остаётся, если захочет, - предлагает ИРИДА. – Тем более подходящий момент зреет. Рок под нас копает. Власти ему захотелось.
- Да не власти, - отмахивается АЛЬБА. – Мы ему надоели.
- Вот и пускай пробует убрать нас с Эвелиды, - говорит ИРИДА, - А мешать не будем. Посмотрим, что из этого выйдет. Если он такой умный, и всё у него с рук сойдёт, АРТУ не в чем будет нас упрекнуть. Игра есть игра. Рок – мой герой, какую захочу историю могу придумать.
- АРТ станет нам палки в колёса вставлять, - задумывается АЛЬБА. – Чтож, поглядим, кто кого.
Наконец, решение принято. АЛЬБА вздыхает с облегчением. Не прав АРТ, ей тоже жаль расставаться с героями и со своими и с чужими. Она не меньше его прикипела к ним. Это она вносит все сведения в Архив вымыслов. Ей начинает казаться, что из-за них – Создателей, Эвелида заходит в тупик. Вместо того, чтобы просто жить, вся планета, как марионетка, играет в их игры. Для АЛЬБЫ мир Эвелиды перестал быть игрой. Как доказать это маленькому АРТУ, Создателю АРТУ. Может быть, именно благодаря его буйной фантазии, так ярко представляющей всё происходящее, где-то в неопределённой дали необъятного космоса, на крошечной планете родился этот мир. И кто бы, что ни говорил, АЛЬБА твёрдо верит, что он существует.

В городе Призраков (бывший Ард) стоит мёртвая тишина. Ветер гоняет сухие листья по пустынным улицам, воет в трубах холодных очагов уцелевших домов. Никто не живёт в нём. Даже тени не смогли поселиться здесь, пока Призрак был территорией Империи. А сейчас, живые и подавно не рискуют связываться с привидениями, охраняющими город. Да, вы угадали, все жители Арда были уничтожены. Единицы, оставшихся в живых героев, Судьба разбросала по всему миру. Но верный город ждал в надежде, что былая слава древнейшего народа Эвелиды когда-нибудь возродится. – А призраки? спросите вы. Нет ничего проще – это был Совет Старших города Арда. Он во сто крат вырос после бойни, учинённой войском Канала, но ни один ард не попал к Императору. Все убитые вошли в Совет. Теперь это была сила, способная защитить город Призрак от любого нашествия. Старшие ждали кого-нибудь со своей кровью. И дождались.
Спокойная гладь моря, быстрый парусник бежит по волнам. На палубе спорят двое.
- Капитан, что тебе стоит причалить. Я сойду на берег, а ты продолжишь свой путь. Старый моряк смотрит на стоящего рядом мужчину, - Не пойму, ты чокнулся, что ли, если просишь меня об этом. Да ни один живой ни за что не подойдёт близко к этому месту. После того, как там побывали тени, никто не уходил оттуда безнаказанно. И не проси!
Мужчина вздыхает, - Жаль, придётся плыть самому. Шлюпку-то хоть дашь?
- А сам с чем останусь, – сердится капитан. – Не советую я тебе туда плыть. Поверь мне!
Мужчина вздыхает ещё сильнее. – Спасибо за совет, но я обязан попасть в Ард.
– Это уже не Ард, - хмурится старик, - Это Призрак.
- Не верю, что мой родной город убьет меня, – думает ард. – А если и убьет, то лучше умереть дома, чем блуждать по свету. – Прощайте, - машет он рукой, стоящим поодаль морякам. – Не поминайте лихом. Он начинает меняться. Маленький дельф ныряет с палубы в воду и стремительно мчится к берегу.
- Меняющий облик, – ахает команда. – Давненько я таких не видел – теребит бороду капитан. Ард спешит домой, а придёт к руинам, которые занял демон знает кто. Всем жаль ардийца, вполне возможно, что он последний. Этим ардом был Квентин.
Его охота на Канала закончилась. Ему захотелось вернуться в Ард. Он знал об участи постигшей последнее прибежище ардов, и всё же стремился туда. Страшные истории не запугали его. Он дома! Душа поёт! Дельф выходит из воды, на ходу обращаясь в арда. Он бродит по городу, его душат воспоминания. Почти всё осталось по-прежнему, только нет сородичей. Никого нет! Квентин подходит к дому Совета Старших. – Как вы могли допустить это?! – кричит он в чёрный проём двери. – И как тихое эхо к нему оттуда долетает – Входи Квентин. мы ждали тебя. Притихший ард осторожно протискивается через проломанную дверь. – Почему они победили? – опять спрашивает он. – Ведь до этого не было силы, способной сокрушить вас.
- После драки кулаками не машут, – отвечает Совет. – Ты же знаешь, что мы оказались бессильны против Аревара. Ард – мутант подействовал разрушительно на нас, поэтому мы проиграли, и наказаны поделом. Когда-то мы обрекли на смерть невинного ребёнка мутанта. Он не погиб, но это не умаляет нашей вины. Аревар стал нашей Карой за Великий грех. Сейчас на Эвелиде есть два арда – мутанта, и по воле Судьбы они единственные, кто может возродить расу ардов. Квентин. ты должен привезти их сюда. Пусть их дети родятся тут, иначе Ард так и останется городом – призраком. Мы существуем для того, чтобы заботиться об ардах. Когда арды исчезнут, что станет с нами? Хорошо если мы останемся просто приведениями пугающими народ, но ведь может произойти что и похуже. Не известно во что обратит нас воля Создателей. Что-то в последнее время не нравятся нам их мысли.
- Вы умеете слушать самих Создателей? – удивляется Квентин.
- Да, малыш, – усмехается Совет. – С недавних пор мы их слышим. И не только их, он и всё, что твориться в мире Великих. Это, можешь нам поверить, страшно и непонятно. Зато, незримо присутствуя на Совете Создателей, мы узнаём про события происходящие на Эвелиде. Именно поэтому мы осмеливаемся предположить, что есть возможность спасти ардов. Кали и Арк – наш последний шанс на это.
- Кто они? – спрашивает ард. – Это больной вопрос, как для нас, так и для тебя. Ну хорошо, мы расскажем. Старшие окутывают Квена серебристой дымкой познания. Он узнаёт в мельчайших подробностях жизни ардов – мутантов. От знания навалилась какая-то тяжесть. – Так-так, - бормочет он. – Дочь Лонда и Лисии. Хм, и Аревар слившийся с Каналом. Однако, хороших же вы выбрали продолжателей рода. Других что, нет?
- Пойми, Квентин, - втолковывают ему. – Осталось всего семь ардов, вместе с тобой. Из них лишь одна женщина, и та уже не сможет никого родить. Если ардийские мужчины начнут скрещиваться с иными видами, всё равно будут рождаться не арды, а мутанты!  Нам не нужна раса мутантов. Арк и Кали отличаются от обычных ардов.
- Конечно! Они тоже мутанты – улыбается Квен.
- Не только этим, - продолжает Совет, Ещё кое-чем. Их превращения настолько полны, что даже все генотипы совпадают с генотипами тех, кого они изображают. А это значит, в каком виде будет зачат их ребёнок, таким он и родится. Понимаешь! Если в момент зачатия они обратятся ардами, родится ард. Не мутант, а ард чистейшей крови. Родят девочку – хорошо. На её руку есть шесть претендентов. Мальчика – тоже не плохо. Никто  здесь не помешает им нарожать целую кучу детишек, о которых заботиться будем мы.
У Квентина голова пошла кругом. – Откуда вы знаете, что они согласятся придти сюда и рожать вам ардов? Может у них другие планы?
- Для этого и нужен ты, - убеждают Старшие. – Направишься в Кент и убедишь Арка в необходимости. Всё же в нём большая половина от Аревара, его память наконец. Напомнишь, что именно он уничтожил Ард.
- Не он, а Канал, - хмурится Квентин. – Неважно, теперь это одно и тоже, - журчит голос Совета. – Если тебе это удастся, Кали сделает всё, что захочет Арк. Мы знаем! Теперь иди, Путь не близок. Совет исчезает вместе с дымкой познания. Квентин опять в мёртвом городе. – Вот угораздило, - ходит он туда-сюда. – Вернулся, называется.
Два превращения в день – не лёгкое дело, но переполненный силами Совета, в небо устремляется дракон, который держит курс на юго-запад – в город Кент.
Далеко внизу сплошная зелень нового леса Ужаса. Он вырос благодаря неимоверным усилиям его жителей – нечисти всякой: колдунов ведьм. Как в старые добрые времена, Кент окружают неприступные бастионы толстенных деревьев. Пожалуй, даже ещё гуще. Квен обозревает, раскинувшуюся под крылом панораму. Дракону сесть в лесу – сплошная мука. – Если не найду какой никакой полянки, все крылья в кровь издеру – заранее переживает он. Полянка нашлась, правда, далековато от Кента, зато посадка прошла без сучка без задоринки. Квентин принимает облик волка и лёгкой трусцой пробирается в прежнем направлении. Из-за куста выглядывает белая, огромная, зубастая морда. – Ба! Никак Квентин! Не меня случайно ищешь?
Ард подпрыгнул от неожиданности на всех четырёх лапах. – Напугал же ты  меня, Вой! Вообще-то я тут по своим делам, но и тебя видеть рад! Чем занимаешься?
- Видишь ли, - оборотень обернулся человеком, - Стою на стрёме.
Квентину ничего другого не осталось, как тоже преобразиться. – Кого сторожишь?
- Тора Гнеда знаешь? – Вой неопределённо махнул рукой. – Этот чудак решил Лотоса набрать, уж не знаю зачем он ему. Говорит, что позарез надо.
- Слышал про такого – ответил Квен, - Но лично не знаком.
- Так вот, – продолжил оборотень, - Недавно вредные ведьмы вокруг наружного берега озера Лотоса болото наклепали. Такую грязищу развели – шагу не ступишь. Главный Жрец им за это хорошо заплатил. Слишком много в последнее время стало желающих к нему в Храм залезть. Только Гнеду наплевать на топь. Он взялся тропу столбить. Ему не впервой. Долго, но надёжно. Целую неделю тут сижу, смотрю, чтобы ведьмы его с тыла не накрыли. Скоро закончит. Обещал меня с собой в Храм взять, всё какое никакое развлечение.
- Как удачно я на тебя наткнулся, - радуется Квентин. – Мне тоже в Храм надо.
- И тебя на Лотос потянуло? – щерит клыки Вой. – Ладно молодёжь взяла моду мозги парить, а тебе-то зачем?
- Я не в Храм Лотоса, а в другой, - смеётся ард. – мне цветок и задаром не нужен. А Гнеду он, интересно, за каким болом сдался.
Вой пожимает плечами, - Сам он вроде, его не нюхает, а какие-то опыты над болотными кошмариками проводит. Жалуется, что болота Тора из-за них почти непроходимыми стали. Всех торов потеснили, из деревни невозможно выйти. Вот он и решил на них управу найти. Они ещё долго беседовали о том, о сём, пока не пришёл тор. Весь в болотной грязи, но улыбка до ушей. Увидев Квена, он малость насторожился,
- Дык, ты бы меня предупредил, Вой, что у нас гости.
- Не переживай, Гнед, он парень свой и пойдёт в Кент с нами, - хлопнул оборотень тора по плечу.
Когда Квентин не побрезговав, горячо пожал перепачканную руку тора, тот сразу же оттаял, - Вместе, так вместе, всё сподручнее. Что, пошли? Тропа готова.
Вой присвистнул, - Быстро ты с ней справился.
Гнед застенчиво улыбнулся, - Вашим ведьмам далеко до природы. У нас дома топи почище будут.
Втроём они двинулись по тропе навстречу неизвестности. К озеру подошли в кромешной тьме. – У кого, какие предложения? – осведомился оборотень, - Что-то не слишком охота в зубы когортов по такой темноте лезть, не заметишь, как съедят. Может утра подождём?
- А утром нас кентавры с того берега, как куропаток перестреляют, - нахмурился ард. – Это не выход из положения. А какой у вас план был, - поинтересовался он. – Как вы собирались через озеро перебираться?
Тор с оборотнем чесали затылки, - Прорываться с боем, - наконец смущённо промямлил Гнед, - А ты сам-то на что рассчитывал?
- Мне то, что – Квен пощупал пальцем воду. – Я когортом стану и переплыву, а там кентавром, если сил хватит, а нет, так ещё кем. Вам же проблематично будет, однако, я не знал про болота, тут вы меня выручили.
- Ты смог бы большим ящером обратиться? – с интересом посмотрел на него тор, – Нас бы на спине перевёз.
- Попробую, - Квентин решительно ринулся в воду, на поверхность всплыла чёрная спина, усеянная острыми наростами, клацнули почти пол прановые зубы. Вой содрогнулся. – Одно из двух. Или это Квен, или когорт, который его съел.
Тварь медленно подплыла к берегу и застыла, словно в ожидании. – Придётся рискнуть, - Вой тронул ногой морду хищника, тот не пошевелился. Уже смелее оборотень перебрался на спину рептилии. Ничего не произошло. – Лезь, Гнед, - донеслось из мрака.
Покрывшийся мурашками тор, проделал тот же путь. Когорт осторожно, чтобы наездники не свалились с него мокрой, скользкой спины, развернулся и поплыл к Храму Лотоса. Вокруг них с угрожающей быстротой мелькали спины тварей сильно уступающих по размеру той, на которой сидели застывшие, как изваяние, мужики. Однако и такие запросто могли за один раз проглотить обоих. Было чего испугаться. Примерно через тан, монстр причалил к берегу. Соблюдая полную тишину, Вой и Гнед на четвереньках перебрались на сушу. Перевоплотившегося друга они еле успели вытянуть из воды, тем чуть не поужинали когорты.
- Вот гады кентавры. Небось, специально такой высокий причал построили. Раньше его не было. Сам бы я не успел вылезти, а когортом наверх тоже не выскочишь.
- Всё продумали, - согласился Вой, к которому вперёд тора возвратилась способность говорить. – Как же мы назад вернёмся? Лучше бы ты, Гнед, купил у них Лотос. Дешевле бы обошлось.
- Знал бы ты, что они взамен просят, не говорил бы так, - очухался тор. – Такая цена для меня не приемлема.
- Хватит спорить, - прервал их ард. – Если моё дельце выгорит, тогда и вам цветок дадут и вернёмся благополучно. Если нет, будем решать на месте, как выпутываться. Сейчас ждите меня тут. В Храм Лотоса не заходите, внимания к себе не привлекайте. Короче, делайте вид, будто вас здесь нет. Понятно?! Те старательно закивали. Кентавров они не очень то боялись, но как представили себе, что их могут сбросить на съедение этим мерзким тварям, всякое желание хорохориться отпадало. Всё-таки Квентин стал кентавром. – Наверное, Совет Старших и тут постарался, - подумал ард и с тихим цоканьем двинулся к Храму Многоликой Кали. Он уже однажды побывал в Кенте и досконально изучил план города. Беспрепятственно он добрался до нужного места.
Каждый кентавр в любое время дня и ночи мог полюбоваться своими Богами, поэтому двери Храма оставляли открытыми. Квентин, стараясь, как можно тише стучать копытами, вошёл внутрь. И на алтаре увидел спящих в обнимку Арка и Кали. Арк сейчас полностью походил на Аревара, а Кали находилась в облике юной девицы, от вида которой у Квентина защемило сердце. Чем-то она напоминала ему Марго. Чем внимательнее ард всматривался, тем больше определялась схожесть. Он моргнул, наваждение пропало. Мягкий розовый свет лился с потолка Храма. Парень и девушка в этом свете казалось, купаются. Их тела так и мерцали розовыми переливами, неспешно принимая другую форму – демона Канала и демоницы, затем обратно. 
- Надо будить Аревара. а не Канала – пришла мысль, выведшая Квена из оцепенения. Он немного подождал, пока перемена облика не достигла своего апогея, легонько тронул обнажённое плечо Аревара. – Проснись, мальчик мой, мне надо с тобой поговорить.
Сонные глаза юноши не мигая смотрели ему в лицо, - Квентин! – пронёсся по Храму тихий шёпот. Затем Арк встал, измудрясь освободиться от объятий Кали, не разбудив её. Он взял арда за руку и повёл вглубь зала, где как оказалось, скрывалась дверь, ведущая в просторную комнату. Парень втащил его туда и закрыл за собой дверь. Квен принял свой человеческий облик. Арк обнял его. долго не отпуская, - Как мы давно не виделись! Ах. Квентин. я так скучал.
- Да, малыш, время и впрямь много утекло. – Ард едва сдерживал слёзы волнения. – Нам не мешало встретиться раньше, но на всё воля Создателей. Арк криво усмехнулся. Что-то от Канала промелькнуло в его чертах. – Не будем о Создателях, ладно? Говори, что привело тебя в этот забытый всеми город. Неужели, только затем, чтобы со мной увидеться, ты тащился в такую даль?
- Зачем ты так? – с горечью отпрянул ард. Я пришёл и к Аревару и к Арку. Не хотелось сразу переходить к делу, но что-то неуловимое изменилось в Ареваре. Лишь сейчас Квентин понял, что существо перед ним, вовсе не его крестник, а как говорили Старшие – Арк. Он в полной мере перенял сущности обоих личностей находившихся в нём. – Чтож, поговорим о деле, - предложил Бог стул арду, а сам расположился прямо на полу. Квен начал свой рассказ издалека, постепенно продвигаясь к сути. По мере его повествования черты отчуждения разглаживались на лице Арка, и проступало чувство вины за содеянное. Этого и добивался Квентин, на это рассчитывал Совет Старших. Всё же Арк ещё сомневался. Однако узнав о способности Совета слышать мысли Создателей, он перестал медлить и решительно, словно именно этого факта ему не хватало, согласился следовать в Ард. – Утречком и отправимся, - поднялся он с пола, разминая застывшие мышцы. – Но я вижу, что тебя что-то ещё беспокоит.
Квентин, решившись, раскрыл ему правду про болота Тора и про их напасти. Заодно про Воя и Гнеда, ожидавших его у Храма Лотоса.
Арк хлопнул в ладоши, вбежала кентавра. – Юлика, - обратился он к ней, - Сделай одолжение, набери в кувшин побольше Лотоса и плотно закрой. Завтра мы с Кали ненадолго покидаем Кент, он нам пригодиться. Округлившиеся глаза Жрицы выдавали её удивление при виде незнакомца в Храме, а может волнение от новости. Чего именно, Квен не догадался, потому что она молча покинула их.
- А с моими друзьями никакой беды не случится? – забеспокоился ард.
- Не бойся, я всё улажу. Жди! Арк бесшумно скользнул в дверь. Спустя манов двадцать, он вернулся в сопровождении Воя и Гнеда. Они послушно плелись за ним, как привязанные, и казалось, только в присутствии Квена пришли в себя. – Утром вас выпустят из Кента и дадут Лотос, - кивнул им Арк. А сейчас будьте тут, мне надо идти. Предстоит долгий разговор с Кали, - повернулся он к арду. – До утра! – и оставил их одних.
- Ну, что? – клацнул клыками оборотень, - Ты утряс свои дела?
Квентин вздохнул с облегчением. – Думаю, да.
- Что, нет полной уверенности? – тор внимательно разглядывал фрески на стене. – Может удрать, пока тихо?
- Нет, удирать не надо, - Квентин пытался устроиться на полу. – Вы-то спокойно уйдёте с цветком, как сказал Арк. Я беспокоюсь не о вас. Слишком быстро согласился он со мной идти. Интуиция подсказывает мне, что за этим кроется неладное. Но, что? Внешне всё, как нельзя лучше, но  меня не обманешь. А ладно, будь, что будет, пусть Совет Старших во всём разбирается. Моё дело – доставить в Ард Кали и Арка. Дальше, им самим предстоит выяснять отношения с этими двумя. Он ещё долго потом бурчал себе что-то под нос. Что именно ни Вой, ни Гнед не разобрали.
Тор от рождения был любопытным и всеми правдами и неправдами собирал всяческие знания, где только мог. Вот и сейчас он с увлечением изучал хронику кентавров по рисункам на стенах Храма. Там изображалось всё вполне понятно, вплоть до рождения какого-то святого ребёнка. Затем следовали чудные изображения существа похожего на сбор чересполосицы – нога одного, рука другого, голова третьего и так далее и тому подобное. Дальше ещё хлеще – два таких создания. Гнед ничего не понял, а спросить оказалось не у кого. Квен спал, привалившись к стене, а оборотень, обернувшись в огромный белоснежный шар, тоже похрапывал. Вот и спроси их. - До утра далеко, - решил рассудительный тор и приткнувшись поближе к тёплому боку волка, настиг друзей на длинном пути в царство сна.
В комнату заглянула Юлика. она долго разглядывая троицу, мирно посапывающую на полу. Закрыв дверь, она удалилась. Она грустила – пришло время расставаться с Кали. Но у неё оставалось бесценное сокровище – ребёнок Богов, зачатый ими в краткий миг смены обличий, такой же, как они. Юлика знала, что Кали и Арк не вернуться, но Кали обещала подарить ей Кору. Богиня сдержит своё обещание, Жрица чувствовала это. Она подошла к колыбельке. На неё улыбаясь смотрела малышка. – Хочу на руки! – тянется эльф, - Какая ты добрая, Юлика, - рычит драконочка. Маленький пант лижет ей щёку, - Я люблю тебя, ты самая лучшая! – теребит волосы крохотуля дельфийская девочка… и так бесконечно. Жрице некогда горевать, впереди её ждёт безграничное чувство любви к новой Богине Коре.
Арк щекочет пятку Кали, - Вставай, соня, нам пора. Кали открывает глаза. Арка захлёстывает волна любви, которую Богиня щедро изливает на него. – Может, останемся? – Кали подбирается к нему поближе. – Ведь если мы уйдём, придётся отдать Кору Юлике. Я не могу отказаться от своего слова.
- Не переживай, родная, у тебя будет ещё много детей. А к нашей девочке мы всегда сможем вернуться.
- Ты ставишь меня перед сложным выбором. Или мы расстанемся с Корой или со всеми, кто родится потом. Арк понимает, что ещё немного, и он поёдёт на поводу у своей ненаглядной. Он резко вскакивает, - Умаляю тебя, Кали, ведь я уже дал обещание. Как ты исполняешь свои, так и мне трудно обмануть ожидания близкого друга.
Она морщит носик, - Ладно, уговорил. Как мы до Арда добираться станем.
- Это другое дело, - Арк хватает её в охапку и осыпая на бегу поцелуями, мчится во двор, где их поджидает Квентин. Уже давно Кали не меняется в угоду своему телу. Их связь с Арком удерживает тот облик, который угоден ему. Пока он рядом, она подстраивается  под него. Когда его нет – на усмотрение собственной сущности. Она изменила его, он изменил её. Кали надеется, что их девочке Коре повезёт тоже и она найдёт пару, хотя Арк в этом сомневается. Сильные руки опускают Кали на каменный пол двора Храма…
- Лучше всего – драконами, - наконец слышит она разговор. – Быстрее и надёжнее. Возле Арка стоит мужчина средних лет, приятной наружности. Он с тоской смотрит на её суженного. Женским чутьём она ощущает грусть, сжимающую его сердце. – Вас что-то тревожит? – обращается она к Квентину.
Мужчины с удивлением смотрят на неё. – С чего это ты взяла? – спрашивает Арк. Уже сам внимательнее приглядываясь к собеседнику.
- Меня терзают воспоминания. – Квентину приходится выкручиваться. Не может же он признаться, что на самом деле, это интуиция терзает его сомнениями. Зачем тревожить молодёжь смутными предчувствиями, которые сам не знаешь, как объяснить.
Выходит Жрица. Расставание для Кали мучительно. – Не переживай, моя Богиня, с твоей дочерью ничего не случится. Ты же знаешь, я люблю её больше жизни и позабочусь о ней должным образом. В нашем Храме ей будет также хорошо, как было тебе.
- Я верю тебе, Юлика, - Богиня склонила голову, чтобы скрыть накатившиеся слёзы. Украдкой смахивая их с длинных ресниц, - Прощай моя подруга, - протягивает она руки к кентавре, - Я всегда буду помнить тебя!
Арк, смеясь, тормошит их. – Вы словно на век прощаетесь.
Но что-то подсказывает обеим женщинам, что они больше не встретятся. Жрица стремительно убегает в Храм.
Весь город Кент вышел провожать своих Богов в Путь. Даже Арк утирает скупую мужскую слезу, заблестевшую в уголке глаза. Наконец он понимает, что кентавры способны на такую привязанность. Они всегда казалось ему своенравными и неукротимыми. Лишь Кали полностью проникла в их сердца. Они скорее походили на больших детей, эмоции которых непредсказуемы. Их ненависть, могла тут же смениться любовью и преданностью, гранича с безумством. Таковы кентавры, которых они сейчас покидали.
Три дракона взмыли в небесную высь. Через пару манов они казались кентаврам маленькими чёрными точками, удаляющимися с бешеной скоростью. Вскоре и эти точки исчезли из их поля зрения. А в сторону болот Тора не менее бравым маршем, чем драконы, но конечно ушедшие без той помпезности, что они, продвигались тор и оборотень. Оба преследовали хоть и разные, но вполне определённые цели. Гнед хотел спасти родной дом от нападения болотной нечисти, а Вой, как всегда, искал приключений.
Их Путь не был ни лёгким, ни близким. Собственно говоря, на три четверти он проходил по степям с озверевшими от голода псами. Один в поле не воин, да и двое – не армия. Псовая охота завернула их в Прибрежный, где они еле успели укрыться за городскими стенами. Насколько оборотень – вояка, даже он предпочёл позорное бегство, геройской смерти.
Война не тронула Прибрежный, но город опустел. Все, кто хотел сбежать, сбежали, назад же никто не вернулся. Он по-прежнему был прекрасным приморским городом. Всё те же вечноцветущие сады касара, свежий морской воздух, наполненный ароматами цветов. Всё те же красивые дома и замки, утопающие в буйстве вьющейся и плетущейся зелени. Выложенные от дома к дому разноцветные мраморные дорожки. Только пустынные улицы и гробовая тишина были свидетелями того, что Прибрежный перестал быть перевалочным пунктом для толп путешественников. Уже пятнадцать лет Большой Сбор не организовывался тут. Высшие ушли в Новый Свет, туда же перебралось почти всё оставшееся в живых население Старого Материка, в том числе и Прибрежного.
Вой и Гнед брели по заброшенным улочкам. – Давненько я здесь не бывал, - встряхнулся оборотень, остановившись около любимого кабака «Вулф и К». – Может, зайдём?
- Отчего не зайти, если там прилично кормят. – Гнед позвенел тарханами. – Надеюсь, нам хватит на оплату. Вой открыл дверь и заглянул внутрь. Было непривычно тихо. Из посетителей только две мухи ошалело летали из угла в угол, пытаясь найти хоть одну завалявшуюся крошку на двоих. – Есть кто живой? – голос Воя гулко отскочив от противоположной стены, застыл среди столов и стульев. Даже эхо не откликнулось ему в ответ.
– Наелись, - улыбнулся Гнед. – Пошли, поищем другое место, где народу побольше.
Обошли пол города, так никого и не встретив. Внезапно нос Воя уловил знакомый запах. Тот самый нос и привёл их к Розовому замку.
Прямо на дороге сидела маленькая мела и забавлялась тем, что кидала камешки – голыши в старую ворону. Девочка никак не могла в неё попасть, а птица явно не желала улетать. Проходящие мимо мужчины отвлекли её от этого занятия. – Дяденька, - обратилась она к Вою, - А ты, оборотень?
Тот подскочил от удивления, - Как ты догадалась?
- Вижу, - пожала плечиками девчушка. – Меня дед научил.
- А кто же твой дед, разреши поинтересоваться? – подступил к ней Гнед. – И где он живёт?
- Да, здесь же, - кивнула мела в сторону Розового замка. – А зовут его Лот. Он вместе с бабушкой и Виром – предсказатели.
Услужливая память оборотня выдала образ хозяина запаха, который до этого он никак не мог вспомнить. Конечно же, гном Лот и гномела Синдия, так много лет прошло, разве сразу вспомнишь. Он познакомился с ними на острове Шаридан, когда они вместе замок Карадурна штурмовали. – И они сейчас дома, милый ребёнок? – оскалился он в улыбке.
- Конечно! Если хотите, заходите. Они всегда гостям рады, - девочка уже взвешивала в руке очередной булыжник.
- Как хоть звать тебя? – тор заинтересованно поглядывал на ворону, которой предназначался увесистый сюрприз.
- Эльза! – озорно сверкнула глазёнками мела и швырнула камень, угодив точнёхонько вороне в бок. Та недовольно каркнула и перелетела на другое дерево. – Ну что, проводить вас? – девчонка смешно пришлёпывала ладошками, отряхивая с их придорожную пыль. Она открыла калитку, ведущую в сад и крикнула – Электрон, выходи, к нам гости. Около дома горел небольшой костерок, на нём жарился аппетитно выглядевший поросёнок, и никого не было. Эльза сердито топнула ножкой, - Потом дожаришь, выходи! Мне не хочется на глаза Синдии попадаться, а то заставит домой идти, а мне страсть как охота ворону прогнать.
Гнеду показалось, что костерок дрогнул. – Ты с кем разговариваешь? Там же нет никого, - вопросительно уставился он на неё. Вой тоже не ощущал ничего, кроме запаха мяса.
- Сейчас водой оболью, будешь знать, - пообещала в пустоту двора неугомонная мела.
Огонь перетёк, если можно так выразиться, из-под поросёнка на дорожку, и не успели Вой с Гнедом глазом моргнуть, как перед ними оказался молодой мужчина. Он тяжело вздохнул, - Вредина ты, Эльза. сама же потом будешь ныть, что мясо сырое дали. Вот специально тебе с недожаренного бока отрежу. Она показала ему язык и закрыла калитку с другой стороны.
- Озорница, - засмеялся он. – Не смущайтесь, это Электрон уже к гостям обращался, - проходите. Лот и Синдия в доме. Или вам Вир нужен?
- Лот, - кивнул Вой. Они зашли в прохладу дома, прикидывая, что можно спросить у прорицателей. Гнед тут же решил разузнать всё о фресках из Храма Многоликой Кали. Уж больно задела его эта загадка, а он не любил оставлять их неразгаданными. Оборотень давно хотел узнать судьбу многих пропавших друзей и решил, что сейчас для этого саамы подходящий момент настал. Но расспрашивать начали их, да с таким пристрастием, что они выкладывали и то, что не помнили за давностью лет. Зачем думаете вы, это владельцам Комперса? Просто они сверяли точность данных предсказанных когда-то машиной. Ошибок пока не было.
Когда Гнед рассказал им про рисунки на стенах, Синдия глубоко задумалась. Что-то говорило ей это имя, в смысле имя Богини кентавров. Первый вопрос, заданный Комперсу был - Кто такая Многоликая Кали?
Вот так  и узнала гномела окончание давнишней истории. Она уже ломала голову, как сообщить Лонду радостную новость.- Его дочь жива, здорова и находится в Арде. Синдия передёрнулась, подумав, что испытает бедный дракон, услыхав про этот город. Город, с которым у него связаны самые мрачные и самые светлые воспоминания в жизни.
- Одно дело, - размышляла она, - Скрывать рождение ребёнка, которого убили, и совсем другое, что у него есть живая дочь. Гномела даже представить себе не хотела, тот гнев, что предстоит им перенести, когда Лонд узнает о сокрытии такого факта. Но деваться некуда, они попытаются ему всё объяснить. Судьба Аревара, теперь Арка, тоже потрясла всех. Кто бы мог подумать, что дети – изгои встретятся и полюбят друг друга. А теперь ещё и народ ардов возрождать собираются. Расу, которая так желала их смерти. Ирония Судьбы. Как сказал Вир, - Однако, в жизни всё бывает.
Гнед теперь знал всю подноготную и кентавров и их Богов, а заодно и немного о будущем ардийцев. Его любопытство предсказатели вполне удовлетворили. Сведения, полученные Воем, дали ему серьёзную пищу для размышлений. Ещё тор узнал, кто мутит воду в его любимых болотах. Оказывается, некий колдун Карадурн пытается заполучить назад свой кинжал, спрятанный когда-то в Торских топях. Вой изрёк, - Нечего по всему болоту за страшилками гоняться. Достанем кинжальчик – колдун сам к нам придёт, тут мы его и кончим. Все страхи сами пропадут. На том и порешили. Впрочем, Совет Планетного Архива не счёл нужным сообщать им, чем кончится их битва с мертвяком. Они отбыли из Прибрежного полные надежды и уверенности. До болот добрались без прибамбасов, точнёхонько вовремя. Деревня торов жила на грани уничтожения, но ещё не сдала своих позиций.

Три дракона размеренно разрывали воздух могучими крыльями. Красный закат на горизонте кроваво-палевыми когтями пытался дотянуться до них, но они, опережая его, неслись на северо-запад. Туда, где клубилась тьма. Похоже, на побережье Арда надвигался крутой шторм. – Успеть бы до ночи, - Квен обеспокоено оглядывался на небесное светило. Оно неуклонно скрывалось, где-то за необозримым лесным массивом.
Ночёвка в лесу Ужаса не придавала бодрости. Первый раз им просто повезло. Небо было затянуто тучами, и ночные королевы не сияли во всю мощь А сегодня чернота закрывала лишь берег моря, в лесу же полные спутницы Эвелиды – Лера и Нера открывали доступ всем тёмным силам к непрошенным гостям. Даже если учесть, что Арк сильнейший маг и колдун, со всеми ведьмами сразу попробуй, поспорь. Квен выглядывал в неотвратимо наступающих сумерках  подходящее место для передышки. Вдвоем с Арком они наверняка не нуждались в этой остановке, но Кали устала. Приходилось равняться на неё. Она чувствовала себя неважно, когда долго оставалась в одном облике. Хотя вид драконы давался ей легче остальных, но всё-таки.
– Там! Видите опушку, - крикнул он отставшей парочке. – Осторожно садимся. Какие-то красные и зелёные огоньки шныряли от куста к кусту. Сизый туман медленно подтягивался на только что свободную от него полянку из-под чёрных елей. Арк преображаясь, присвистнул. – Похоже, мы нежданно-негаданно угодили на шабаш. Квентин вздрогнул, как от удара. – Ты уверен?!
Парень пожал плечами, - С точностью до тана. Скоро нечисть лесная начнёт собираться. - А откуда ты это знаешь? – испуганная Кали плотнее прижималась к нему, пытаясь спасти ноги сырости, накатывающейся снизу.
Арк взъерошил волосы. – У меня по этой части богатый опыт. Я ж, как никто знаю толк в шабашах.
- Это не опасно для нас? – поежился Квентин.   
Демоническая улыбка резко перечеркнула родное лицо, - Не думаю. Во всяком случае, не для нас с Кали.
Квентин стал свидетелем удивительной трансформации. Перед ним стоял демон – обликом Канал. Но ардиец понимал, -  Как телу Аревара не быть его крестником, так и этому, демоническому, далеко до Князя Теней. Многоликая не отстала от своего возлюбленного. Безропотно подчиняясь перемене, она предстала демоницей воплоти.
- Повеселимся! – Арк схватил Кали и закружил её по поляне. Оглядываясь на Квентина, он предложил, - Ты тоже мог бы принять какой-нибудь облик, соответствующий обстановке. Но как Квентин не старался, ничего у него не вышло.
- Не унывай, - рассмеялся мутант. – Стань самим собой. Эта публика никогда не видела истинных ардов. Они примут тебя за заморского колдуна, а я помогу их убедить в этом.
Спорить было некогда, на подлёте обозначились первые прибывающие. Внутренне дрожа, как маленький листик могучего краба на зимнем ветру, он не раздумывая более стал ардом. И так, он нарушил Клятву, данную Совету Старших. Многие существа увидят сейчас, как выглядит его народ.
- Ну и пусть! – зло стиснул зубы Квентин, - Если меня поразят гром и молния, виноват в этом не я один, а Совет тоже. И он небезгрешен. Надеюсь, Старшие простят мне клятвопреступление за мои заслуги.
- Ого! У нас новички! – радостно взвизгнула молоденькая ведьмочка, первая ступившая на поляну шабаша, укладывая своё помело под ближайшую ёлку. – Давненько у нас в гостях не бывало демона, а уж про демоницу вообще никто слыхом не слыхивал. Под громкое улюлюканье их окружили плотным кольцом.
- Что за чудо-юдо к нам в гости пожаловало? – в Квена тыкали пальцами и пытались ущипнуть. – Видать, нездешний, - галдели старухи, молоденькие же пытались пропихнуться поближе и поглазеть на диковинку.
– Ох, девочки! – взревел демон, - сегодня командовать парадом буду я!
Квентину казалось, что в Аре просыпаются давно забытые ощущения. Мутант смаковал их, а ард ужасался, - Неужели, это будущий прародитель моего народа?!
Кали держалась поближе к Арку, всеми порами впитывая новые эмоции.
Лес затрещал. – Вот и мужики прибыли, - обернувшись, демон смотрел на ведьмаков и колдунов, продиравшихся через охранный круг шабаша. Чужим не было места на этом сборище. Ардиец держался только благодаря защите демона.
К Арку подковылял древнейший колдун. – Теряюсь в догадках, не Канал ли к нам вернулся? Демон горько улыбнулся, - Ты ошибся, старик. Прошлого Князя больше нет. Я – Арк! Прошу любить и жаловать.
- Мы демонам завсегда рады! – зашумела толпа.
- Считаю шабаш открытым! – рёв нового Председателя заглушил всё остальное, а затем и сам утонул в залихватском визге и свисте. Затем в центре поляны вспыхнул огромный костёр, в котором каждый сжигал что-нибудь предназначенное для шабаша. Этот языческий огонь никого не опалял, в нём горели только жертвы и подношения.
Чтобы не вызывать  лишних подозрений, Квентину пришлось отплясывать лихие танцы и с молоденькими красавицами и со страшными старухами. Причём, от общества вторых он получил больше пользы, чем радости от приставания первых. Шабаш был местом, где передавался опыт, накопленный, что там годами – веками. Он, как сравнительно молодая особь в этом коллективе, служил, как бы сосудом, в который старались поместить знания старшие члены этого удивительного сообщества. В конце концов, Квентин забыл, что он тут случайный гость. Поддавшись всеобщему безумию, он кружил  в хороводе тёмных сил, которые презирал и ненавидел. – Урок надо извлекать и из дерьма, - утешал он себя. И посмотрим правде в глаза, он узнал о враге за эту ночь, куда больше, чем за всю предыдущую жизнь. Как ни странно, Кали чувствовала себя в этом водовороте лиц, рож, харь и морд, как рыба в воде. Она начала меняться, даже не замечая этого. Поначалу, удивлённые и озадаченные приспешники Тьмы, так
и не углядев в ней угрозы себе, преклонились перед её талантом. Они думали, она колдовством научилась принимать всевозможные личины. Ведь всем известно – у демона только два облика. Её безоговорочно признали своей.
- Отныне, - шепнул ей Арк, - Тебе будут рады на шабаше. Кали только фыркнула в ответ и снова пустилась в пляс.
Демон сидел на троне и любовался подданными. С горечью Арк осознавал, что не испытывает былой радости от этого зрелища. Аревар не восставал внутри него, ведь он смотрел на всё глазами Канала, но и Канал видел то же самое взглядом Аревара. Такая сумятица немного бередила душу Арка, но он стойко сносил эти неудобства, потому что Кали веселилась и радовалась. – Так ли хорошо ей будет в Арде – этот вопрос неотступно преследовал его от самого Кента.
Ночь пролетела, как единый миг. Почти на заре, тепло прощаясь, потянулись вереницы отлетающих ведьм. Треск леса свидетельствовал об уходе ведьмаков и колдунов. Кострище бесследно исчезло, как и уже казавшиеся весёлыми огоньки. Туман спрятался в своё убежище в густом лесу. К восходу солнца ничего не напоминало о бурно проведённом празднике.
Драконы, протрубив прощальный клич, больше уставшие, чем отдохнувшие, к следующему вечеру одолели наконец то пространство, что отделяло их от города Призраков. Шторм, бушевавший тут всю прошлую ночь, выкинул на берег множество рыбы. Ноющие от голода желудки встретили с одушевлением этот неожиданный подарок природы. Запечённая на углях рыба подняла настроение и придала сил Квену и его спутникам. Искупавшись в тёплой воде, троица направилась в ждущий их город.
Он показался Кали, никогда не видевшей больших городов, страшным и грозным. Присутствие Арка подбадривало, но не настолько, чтобы не вздрагивать при любом шорохе. Квентин вёл их к Старшим, а те неторопливо поджидали в здании Совета. Как в былые годы расцвета Арда, они не хотели сейчас покидать своего пристанища. Когда придёт время воспитывать новое поколение, они выйдут, а пока, зачем пугать и без того напуганную женщину. Ещё чего доброго, передумает и сбежит, а это не входило в их планы. Город Призраков вновь стал Ардом, стоило лишь долгожданным гостям ступить на Путь возрождения.
Кали и Квен по просьбе Арка остались снаружи, а он пройдя чёрный провал, очутился в зале Совета. Гордость не позволила ему принять облик арда, но это, по-видимому, нисколько не смутило Старших. Они, почти ласково изложили ему свою просьбу. В ответ на неё. Арк выдвинул встречное условие. – Мы поможем вам, только в том случае, если вы будете сообщать мне всё, что узнаете о Создателях.
Немного обдумав такое заявление, Совет пришёл к выводу, – Ничего страшного не произойдёт, пусть мутант узнает, что хочет. Они скрепили договор Клятвой. Арк и Кали обязались родить семнадцать детей – радов, после чего становились свободны в выборе – или покинуть Ард, оставив на попечение Совета всех малышей, или остаться жить здесь, но не вмешиваться в воспитание будущего поколения.  Старшие же поклялись предоставить Арку все имеющиеся у них сведения о Создателях, а так же те сведения, о которых они узнают впоследствии. Конечно хотелось бы сказать, что Создатели были осведомлены об утечке информации. Однако, увы! Это осталось для них тайной. Зато кое-кто на Эвелиде узнал, что в решения Создателей вкрались разногласия. И этот кто-то не преминул этим воспользоваться в своих интересах.

25

ГЛАВА 2
Тихо моросит дождик, такой нудный,  у Адмета аж зубы сводит от тоски. Менять погоду отец отказался. Мальчик, конечно, понимал, что дождь тоже нужен, но на него эти слёзы небес действовали подавляюще. уже целый месяц Эльза гостила  у деда с бабушкой, а он из упрямства отказался, и теперь маялся в гордом одиночестве, скучая по сестре и весёлым играм. Именно тогда, от одуряющей скуки, он сотворил своё первое магическое заклятие.
Перед ним открылась дверь. Его взору предстала маленькая комнатка. Одна стена, занятая полками, его внимания не привлекла. Вместо книг на полках стояли крошечные фигурки различных существ, какие-то сухоцветы и ещё непонятные коробочки. У другой стены стояла широкая кровать, занимающая почти пол комнаты, и ещё полки. Вот на одной из них его поразил большой шарообразный сосуд. В нём резвились карликовые рыбки. За дверью находился человек – мальчишка. Как на глаз определил гном, чуть старше него. Он загадочно улыбался, - Здравствуй, Адмет, заходи! Я рад, что ты сумел до меня добраться.
Адмета вдруг обуял страх. Что-то было не так в этой комнате. Толи запах не тот, толи свет из окна совсем не такой. Сердце его билось, как пойманная птичка, а незнакомец уже протягивал руку. Смущённый гном пересилил себя, шагнул за порог и пожал всё ещё протянутую руку чужака. Это понимание впилось ему в мозг, как раскалённая игла, - Пацан. сжимавший его пальцы, был чужаком в его мире. Улыбка сползла с лица человека. – Не я чужак, Адмет, а ты. Мы не на Эвелиде, а на Земле. Я создал тебя, теперь мне нужна твоя помощь.
Гном поднял удивлённый взгляд, - Как я понимаю, ты – Создатель?! – полувопрос, полуутверждение заставили АРТА нахмуриться. Он только кивнул в ответ. – Чем может помочь ребёнок - гном Создателю? – поинтересовался Адмет, пытаясь выдернуть руку из крепкого пожатия.
- Не дёргайся! – предупредил АРТ. – Если я отпущу, ты можешь исчезнуть. Это не шутки, из мира в мир скакать.
Адмет притих, - Ну так, чем?
Свободной рукой АРТ пригладил волосы, откашлялся и начал свой невесёлый рассказ.
- Надеюсь, ты знаешь, что нас – Создателей, трое? Так вот, двое собрались покинуть Эвелиду и меня с собой забрать.
- В смысле, покинуть? – удивился гном. – Как я сейчас понял, вы совсем не в нашем мире.
АРТ легонько хлопнул его по лбу ладошкой. – Мы вас придумали, мы играем с вами. и потому вы существуете. Подумай своей башкой, что произойдёт, если мы забудем про вас! Этот вопрос застал врасплох маленького гнома. Он напрягся, - Ты хочешь сказать, что мы должны будем исчезнуть?! – почти крикнул он.
- Тихо, не ори! Нас могут услышать. – АРТ зажал ладонью рот своего героя, – Мне и так пришлось много попотеть, чтобы тебя вызвать. Если они догадаются об этом, у меня не останется шансов помешать им.
Адмет вылупил глаза, - Чего я могу сделать?! Тебе следовало выбрать кого-нибудь постарше и поопытнее. Моего отца, например. У него, я думаю, больше возможности оказать тебе помощь.
АРТ вытер выступивший пот. – Пойми, чем заметнее и сильнее герой, которого я выберу, тем хуже ему придётся. АЛЬБА и ИРИДА обязательно придумают что-то в противовес в сто раз похлеще. А на маленького мальчика, они может быть, вообще внимания не обратят. Я надеюсь, они не узнают, что ты посещал меня, Хотя, даже если и узнают, то наверняка не поверят. Для них всё это – только игра и не больше. Да чего там таиться, до этого момента я тоже так думал, но всё же надеялся, как видно, не напрасно.
- А что я должен делать? – перебил его гном.
Создатель призадумался. – Будет приключение, которое приведёт нас к изгнанию с Эвелиды. Вполне возможно, они совместят несколько историй. Финал останется прежним. Сдаётся мне, что главным противником поставят демона Рока. Твоя задача – изучить его методы, но ещё лучше – пробраться к Комперсу и выяснить все подробности его действий. Всё – всё, даже мелочи.
- Что это даст тебе? – Адмет придвинулся поближе к Создателю. Чувство дискомфорта немного утихло.
АРТ прищурил один глаз, - Как только, кто-то из моих героев узнает подробности, их узнаю я! И буду знать, какие меры надо принимать, чтобы не проиграть. Видишь ли, теперь кидание костей, почти никакой роли не играет. Всё зависит от того, у кого богаче фантазия и кто к концу игры придумает, как лучше выкрутиться. Желательно, чтобы выигравшим оказался твой Создатель. Тогда Эвелида не перестанет существовать. Главное – о своей миссии ни слова не говори героям АЛЬБЫ и ИРИДЫ. Учти это и будь осторожен. Лучшее вообще никому про наш с тобой разговор ни слова, так вернее будет.
- Даже Эльзе? – вздрогнул Адмет.
- Ей в первую очередь нельзя! – АРТ даже притопнул от нетерпения. – Любой из твоих близких и знакомых может оказаться не моим героем. Через них противник прознает наши планы.
Гном непонимающе на него уставился. - Разве захочет кто-то исчезнуть? Они будут хранить тайну!
- Ты право, ещё ребёнок, - улыбнулся АРТ. - Не важно, поведают они об этом Создателям или нет. Знает герой, значит знает Создатель,  таковы правила. А теперь тебе пора. Гляжу, на тебе лица нет. Неужели, так тяжело быть в чужом мире? Адмет шмыгнул носом. – Терпеть можно. Ладно, я буду молчать и действовать, как смогу. Он отступил к двери, всё ещё открытой. АРТ шагнул за ним. И только тогда, когда гном переступил порог, он отпустил его руку. Они попрощались взглядами. Маленький Создатель и маленький гном. Дверь захлопнулась. Каждый остался в своём мире, внутренне удивлённый существованием другого. Адмет молча глядел в окно, за которым по-прежнему рыдало небо. Как же он теперь был рад этому дождю. Такому родному, своему. Гном выбежал на улицу и хлынувшие на него потоки воды, постепенно смывали с кожи присутствие чужой Земли. Глыба мрака внутри таяла, оставляя после себя ощущение неприятия другого мира. К тому тану, как Лана выглянула в окно и обомлела от неожиданности, у него успело созреть решение, - Больше он в мир Создателей ни ногой. Если надо, пусть АРТ сам к нему приходит.
- Ты чего это удумал, разбойник! – долетел крик матери. – Простынешь ведь! Он торопливо вбежал в дом и угодил в её тёплые объятия Ланы. – Что с тобой, сыночек?
Он крепко прижался к ней. – Как хорошо дома, если бы ты знала!
- Нет, так дело не пойдёт, - она отстранила его от себя, крепко держа за плечи. – К чему такое плаксивое настроение? Ты же мужчина, у тебя впереди куча путешествий и приключений. Пора готовиться к ним. Отправляйся ка ты к деду Лоту. Хватит киснуть здесь.
Адмет весело расхохотался, - Кисни там! Ты это хотела сказать?
- лана шлёпнула его пониже спины, - Проказник! Всё перевернёшь с ног на голову. Пора тебе привыкать к чужой обстановке. Это я и хотела сказать.
-Да ради Христа! – брякнул Адмет.
брови Ланы поползли вверх. – Что за новое словцо? Не ругательство какое?
Мальчишка пожал плечами, - Не знаю даже, что это такое и что оно означает. Само вырвалось. Мать подтолкнула его. – Иди, переоденься и бегом к отцу. Он переместит тебя в Прибрежный. Может Лоту и Синдии удастся направить тебя на путь истинный. Что-то в облике сына резало ей глаза. Внезапная догадка поразила ей своей неотвратимостью. Белокурый Адмет стал седым. Пока волосы были мокрыми и слипшимися, это не выявлялось так чётко, но сейчас, подсохшие, они пепельными локонами лежали на его плечах. Она хотела провести рукой по волосам Адмета, тот уклонившись от материнской ласки, вприпрыжку поскакал переодеваться. Через двадцать манов он стоял перед отцом, готовый к отправке.
Тот разглядывал сына. – Может, скажешь, куда вляпался? – наконец произнёс он. – Или так и будешь мне лапшу на уши вешать?
Адмет уставился на него вполне невинными глазами, - Чего рассказывать-то, искупался под дождём. Вот и все дела. Ещё с самого начала я говорил тебе, что он мне не нравиться, но ты не поверил. Небось, его специально кто на нас наслал, чтобы напакостить. Он бы ещё и дальше врал, но отец махнул на него рукой, - Правильно мать говорит, тебя надо на воспитание к Лоту отправить.
- Я готов, – воодушевлённо вскинул глаза Адмет. – Отправляй.
- Привет передавай, – взлохматил его седые кудри Тот. Всего пару ссеков заняло перемещение. И вот уже мальчишка стучится в дверь Розового замка.

Довольный АРТ потирает руки. – Молодец Адмет. Резво взялся за дело. Ещё немного терпения и я узнаю, что замышляется против меня. А там, Госпожи Великие, я Вам покажу на что способен ребёнок, у которого хотят отнять его любимую игрушку.     
Громкий стук заставляет Эльзу оторваться от созерцания великолепной битвы двух жуков – дуболобов. она плетётся к двери, бурча под нос. – Нашли себе привратницу. Думают, раз маленькая, так надо всю нудную работу на меня свалить. Адмет умным оказался, что дома остался. Она открыла, слова застряли, не добравшись до языка, а потом её словно прорвало. – Братишка! Как здорово, что ты решил меня навестить! Я думала, мне тут придётся состариться, пока ты соизволишь показаться. Она взвизгнув от радости, повисла у него на шее.
Он смеясь, еле втащил её в дом. – Я знал, что ты соскучилась. Мне самому тоскливо стало, вот и попросил отца посодействовать.
Эльза подергала его за волосы, - Ты выкрасился? Неужели на Ярмарке новая мода, а я тут сижу и ничего не знаю?!
- Нет, - отмахнулся гном.- Дождь у нас был какой-то неправильный. Меня угораздило промокнуть, а это - он потянул непослушную прядь, - Так сказать, результат холодного душа.
Она лукаво на него посмотрела, и колокольчики её звонкого смеха заметались по холлу.- Врёшь, ведь!
Адмет обиделся, - И отец не поверил, а между тем, это правда! 
Эльза сначала надула губки, но увидев неподдельную обиду брата, быстро сообразила, что он может удрать домой, и без неё. – Ладно, - притворно согласилась она, - Под дождём, так под дождём. Сама же строила планы, как докопаться до истины. Дед Лот уже многому научил её по части магии. Адмет намного отставал от неё по этому вопросу. Она гордилась, что может запросто заткнуть брата за пояс. По наследству Адмету и Эльзе досталась привередливая магия. Способности к волшебству у них несомненно наблюдались, но они пока спали крепким сном. Как подозревал Лот, стоило внукам найти Цель своей жизни, магия хлынет из них мощным обвалом. Сейчас же его задачей было научить их пользоваться теми силами, которыми они, сами того не зная, владели.
Свой первый день в Прибрежном Адмет провёл бурно. Узнал много нового, увидел Комперс в действии. Синдия даже разрешила ему немного поспрашивать машину. Простые вопросы не вызвали ни у кого никаких подозрений. К вечеру он мог довольно споро, без помощи бабушки, справиться с Комперсом, что его очень порадовало. Он приближался к намеченной АРТОМ цели семимильными шагами. Да и самому приятно чувствовать себя всезнайкой. Уже укладываясь спать, он пообещал Создателю выполнить возложенную на него миссию. – Я не подведу! – твердил он, как заведённый. – На меня можно положиться1 Так и заснул малец с мыслями о долге. Во сне он метался между мирами, что навело его на мысль. – Если открылась одна дверь, почему бы ни открыть другую. Эта идея так поразила Адмета, что на утро он решил поэкспериментировать. Оставалось найти уединённое местечко, где ему никто бы не помешал.
Адмет бродил по безлюдным улицам утреннего Прибрежного. Стояла рвущая сердце тишина. Казалось, она закрадывается в душу и скручивается там в тугую спираль, готовую в любой миг взорваться диким воплем, чтобы хоть как-то прекратить это безмолвие. – Да остался ли кто-нибудь в этом городе? – подумал гном и натолкнулся на подростка. Тот взялся, казалось. ниоткуда. Только что никого не было и вот он уже здесь. Весь такой правильный, как с картинки в дедушкиных книжках.
- Ты кто? – поинтересовался у него Адмет.
-Янг, - ответил парень, стряхивая с рубашки невидимые пылинки. – Мне в Архив надо. Случайно не знаешь, где это?
- В Розовом замке, – кивнул гном в сторону моря. – Иди прямо по улице, не ошибёшься, когда к нему подойдёшь.
- А не хочешь меня проводить?- уставился на Адмета Янг глазами напоминающими бездну.
- Сек назад они были цвета лазури, - Адмет мог поклясться в этом, - А сейчас их чернота с ума сводила. – Нет! – выдавил он из себя, - У меня дела. Можешь быть уверен, тебя там хорошо встретят.
- Да уж надеюсь, - чернота зрачков начала понемногу светлеть. Удивительное дело – смотреть в глаза с жёлтыми зрачками, именно такими они стали у нового знакомого. – Мать убеждала меня, что бабка с дедом обрадуются моему появлению.
Ошарашенный Адмет просипел, - В каком смысле, бабка с дедом? Чей ты сын?
Гордо выпятив грудь, Янг изрёк. – Мой отец – Рок, а мать – Дип.
-Значит, мы братья, - обрадовался гном. Он был готов протянуть руку для братского приветствия.
- Ты, вроде, куда-то торопился, брат? – осадил его пыл парень. В его устах это хорошее слово прозвучало, как ругательство. Ох, знаете ли, этот Янг, если хотел, мог кого угодно довести до белого каления. Адмет внезапно понял, что хоть перед ним и близкий родственник, он ему неприятен. И наврятли Лот с Синдией найдут на него управу. Если конечно Вир постарается, то возможно, сможет его приструнить с помощью Изумруда Желаний. Но слащаво-приторный вид Янга подсказал гному, маловероятно, что они догадаются с кем имеют дело. Это зло могло прикинуться очень даже хорошим. Похоже, что стоящий перед ним парень, с ядовитой ухмылкой, подчинялся только силе. Не важно какой, магической или физической, лишь бы она превосходила его собственную.
Как определить, когда в нашей жизни появляется Цель, и когда её обрёл маленький Адмет. Может, когда АРТ дал ему задание, а может, сейчас, когда он догадался какую опасность для его семьи и для него лично представляет злой Янг. Решение созрело в миг. Лёгким мановение руки он открыл дверь за спиной брата, даже не интересуясь, какой за ней мир. Главное он знал – чужой, из которого не так-то просто выбраться, если не умеешь открывать двери. Что самое интересное, Янг не видел этого проёма, словно его не существовало. Но гном явственно ощущал поток горячего воздуха, обжигающего ему лицо. Он протянул руку к не ожидающему подвоха родичу и вдруг с силой не присущей ребёнку, толкнул его в этот проём. Янг успел лишь уцепиться за пуговицу на курточке Адмета, да куда там, она с треском вырвалась, и он, потеряв равновесие, упал спиной в горячий песок.
Адмет закрыл дверь. Внутренне содрогаясь от содеянного, он плёлся домой, мучительно прокручивая вопрос, - Говорить кому-нибудь о случившемся или не стоит. Он ещё раз оглянулся на то место, где только что стоял зазнайка Янг. Абсолютно ничего не выдавало его поступка. Адмет решил, что пока помолчит. Пусть попыхтит братишка в чужом мире, может, образумится, да притихнет. Во всяком случае, будет знать, как нарываться на неприятности. Уже бодрее он зашагал в Розовый замок, там его ждал Комперс. Путешествие в другие миры Адмет надумал отложить на некоторое время. Он теперь знал, что таиться и куда-то уходить для этого необязательно. Никто его дверей не видит. Это была хорошая новость.
Коричневое солнце пекло кожу сверху, горячий песок поджаривал снизу. Тонкая рубашка нисколько не защищала от этого жара. Янг не мог поверить своим глазам. – Его, сильного колдуна, затёрли и загнали, куда Канал теней не гонял. Он щупал пальцами песок, пытаясь убедить себя, что это всего навсего искусная иллюзия, и стоит, как следует сосредоточиться, всё вернётся на место и тихая улица Прибрежного и нахальный гном. Но сколько он не старался, ничего не вернулось. Через пять манов он не выдержал и вскочил, как ошпаренный. Хотя, сравнение «как», логично было не употреблять. Раскалённый добела песок действительно ошпарил всю спину. Янг заклятием снял боль, немного полегчало. Затем он решил срочно выбираться из этого немыслимого места. Он разжал кулак, на ладони лежала большая пуговица. Демон в сердцах отшвырнул её. То, что произошло с ним следом, похоже было разве что на удар кувалды по голове. Его, как оглоушил кто, и швырнул на землю. Распластавшись на этот раз на животе, он таращился, пытаясь сообразить в чём дело. Рука сама потянулась за лежавшей недалеко пуговицей. Сработал инстинкт самосохранения, потому что он вцепился мёртвой хваткой в этот кусочек родного мира. В голове прояснилось. Сердце перестало биться в ушах и зашкаливать, а вернулось на место, туда, где ему и положено быть. Там оно всё ещё отплясывало чечётку, но сменило ритм на более приемлемый.
- Пора возвращаться, - Янг еле поднялся на ноги, - И вздуть, как следует, противного Адмета. Только домой заскочу, поинтересуюсь у отца, где я был. Он открыл временной проход, который принял его в свои охлаждающие объятия. Демон представил себе милый дом и вышел в открытый вновь проход. Несомненно, он в царстве мёртвых, но точно ясно – это не царство Теней его отца. Бронзовая мгла застилает взор, дальше трёх пранов ничего не видно. Где же славный серый цвет, к которому с детства привыкли глаза? Паника медленно, но верно охватывает всё существо Янга. Он резким рывком входит в межвременье и пытается выйти в лесу Ужаса. Непроходимый лес хлещет бегущего парня синими листьями и чёрными ветвями. Всё тоже коричневое светило бьёт ему в лицо. Он начинает принимать отчаянные попытки попасть в Прибрежный. Скажем так, - И в этом мире нашёлся пустой городок на берегу моря цвета молока. Здесь нервы Янга не выдержали. Он опустился в бронзовую пыль дороги и заплакал навзрыд. Мир, в котором он оказался, был не Эвелидой, а как попасть домой, он не знал. Каким бы сильным колдуном он не считал себя, Адмет явно его перещеголял, заперев тут без надежды вернуться самому. Даже злости на гнома у него не осталось, только чувство огромной утраты и беспомощности.
Янг снял с груди кристалл и прицепил рядом с ним на цепь пуговицу – талисман. Путём проб и ошибок он уже усвоил себе – без неё он погибнет. Хоть что-то должно связывать тебя с родным миром. Этим чем-то, оказалась простая пуговица, так нечаянно к нему попавшая. Не оторвись она, кто знает, что было бы с ним.
А в Прибрежном Адмет работает с Комперсом. Он задаёт простые вопросы и получает ответы, которые тут же доходят до АРТА. АРТ готов скакать до потолка от радости. Его герой добился своего – разведка АЛЬБЫ с треском провалилась. Её Янг на время сошёл с дистанции.
- Где Янг? – спрашивает гном у машины и узнаёт, - Демон Янг покинул Эвелиду. Он прошёл в дверь между мирами. Как называется то место, в котором он находится, Комперс определить не может. Адмет задумывается над тем, что возможно, он поступил неправильно с братом. Откуда ему знать, что эта идея навеяна Создателем, а он лишь прекрасный исполнитель его воли. Всё, как и прежде, идёт своим чередом. Только Создатели переключились на юных героев. Великие пришли к заключению, что ими легче управлять. И кости они теперь не кидают. На данном этапе игры сшиблись упорства фантазий. Два Создателя, твёрдо решивших уйти, с одной стороны, а с другой – один, с такой же силой не желающий этого. И все преимущества, как ни странно, на стороне маленького АРТА. Буйство детской фантазии покоряет.
Деваться некуда, плачь, не плачь, надо как-то устраивать свою жизнь. Янг размазывая слёзы по щекам, прикидывал, где ему лучше остановиться. Что привлекательнее, одиночество или общество неизвестных жителей этой чужой планеты. Решил, что пока безопаснее отсидеться в этом пустынном городе, а там видно будет. Наобум выбрал дом, вполне уютный и даже чем-то напоминающий дома в царстве Теней. Состряпать себе магическим путём пищу, не составило особого труда. Тут-то Янг возблагодарил Создателей, за то, что не потерял своих колдовских способностей. Оказаться здесь беспомощным равнялось смертному приговору.
Коричневое Ярило, как обозвал его Янг, скрылось за горизонтом. Ему на смену вышли две зеленоокие спутницы планеты. Как два изумруда, сияли они в черноте бархатного небосклона и притягивая взор, не давая заснуть.
Где-то ближе к утру всё и началось. С жутким воем на него набросились огненные твари. Не так чтобы большие размером, но опасные. Он бы сгорел, если бы не ринулся в открытый проход межвременья. последовать за ним хищники не решились. Бедный демонёнок, мало того, что днём спалил кожу на солнце, так теперь ещё его поджарили на огне. Негостеприимно его здесь встретили, даже, враждебно. Янг представил тёмную пустую пещеру и шагнул в неё, в надежде залечить ожоги и в безопасности провести остаток ночи. В ноздри шибанул запах крупного хищного зверя. Похоже, он угодил в логово местного мясоеда. В данный ман его не было, но кто знает, когда он вернётся. – Оставаться здесь небезопасно, - подумал Янг и вышел наружу. Обожженную кожу леденил морозный воздух. Никого вокруг, только горы и лес. Ни птичьего тебе пения, абсолютно никаких звуков, издаваемых в таких местах живыми созданиями. Завывание ветра в вершинах синих деревьев – вот и всё разнообразие после пещерной могильной тишины.
Глотка парня выдала рокочущий рык. Из чащи к нему кто-то крался. Потрескивание сухих веток, валявшихся повсюду, говорило об огромных размерах охотящегося. На нападающего уставились жёлтые зрачки демона – Янга. Каким бы большим не был вагот, он не доставал до пояса демону Эвелиды. Янг решил, что хватит бегать от неприятностей. Пора утвердиться в этом мире, и почему бы ни начать прямо сейчас. Он напал первым.
Вагот жил в своей пещере вот уже двадцать циклов. Никто в округе не мог ему противостоять. Эта махина весила не меньше десяти тонн и не ведала страха. Как бронированный таран, он пёр напролом, стремясь поскорее вкусить свежатинки, другие мысли его не занимали.  Когда мощную грудь пропороли рога, вагот, не понимая, что произошло, по инерции пробежал ещё добрую сотню шагов. Янгу только и оставалось поспешно пятиться. ОН никак не мог остановить зверя и вытащить рога, застрявшие основательно. Наконец, враг. истёкший кровью, рухнул на землю и испустил последний вздох. Перевоплотившись, Янг избавил себя от необходимости тут же очищать рога от крови, оставив это до более подходящего момента. Зато, он почти задохнулся от боли. Его человеческое тело всё ещё страдало от ран нанесённых  огненными призраками. Наспех состряпав несколько лечебных заклинаний, он уселся прямо на поверженного противника, дожидаясь пока здоровье придёт в норму.
Для человека туша вагота казалась необъятной. Устроившись на лапе, как в кресле, он прикидывал, куда ему девать такую груду мяса. Она непременно должна была привлечь массу любителей поживиться падалью. Такого соседства Янг не желал. Хотелось, как можно скорее избавиться от дохлого вагота. Прошло манов тридцать – сорок. Раны покрылись сухой коркой и приятно почёсывались. Янг встал, прошёлся туда-обратно. Ноющая боль отступила. Он закрыв глаза, подставил лицо под лучи коричневого светила, показавшегося на востоке. Утренний свет был ласкающим и согревающим. – Как было бы замечательно, если бы эта дрянь просто исчезла, - помечтал парень. – Так неохота с ним возиться. Ярко представилось пустое место вместо уже начинающего неприятно попахивать хищника. Встрепенувшись, Янг собрался приступить к серьёзным мерам. Он открыл глаза и уставился на … пустое место… Неприятно засосало под ложечкой. – Чтобы это могло быть? – спросил он сам себя и не нашёл ответа.
Не станем долго вдаваться в подробности. Как считал в последствии сам Янг, произошло великое чудо. На планете, на которой никогда не существовало магии, его власть над колдовством обрела совершенную силу. Чего бы ни пожелал демон Янг, это исполнялось немедленно. Согласитесь, кто захочет покинуть такой мир. Вот и Янг отказался от мысли вернуться на Эвелиду, неплохо пристроившись на Раковане. Так называлась планета, на которую он угодил благодаря Адмету. Спустя много лет, имея возможность вернуться, он предпочёл остаться. Быть великим и единственным волшебником здесь, чем одним из многих дома. Однако, это совсем другая история (Властелин Ракована). Мы же возвратимся на Эвелиду, где полным ходом играющие Создатели и их герои, каждый, как мог и умел, стремились к своим Целям.
Даже в лучшие времена Торские болота привлекали к себе всякие страсти-мордасти. А уж когда Карадурн на них лапу наложил, так и вовсе житья бедным торам не стало. Две недели, как за территорию деревни никто носу высунуть не мог. Почти кончились запасы еды, а осада всё плотнее сжимала кольцо, грозясь извести болотных людей напрочь. Никто не догадывался о причинах этого бедствия. Всё списывали на выдумки Создателей и изо всех сил старались найти выход их создавшегося положения. Про колдуна ничего не знали. Видели только последствия его заклятий, да испытывали на своей шкуре зубы созданных им исчадий.
Двое крались по хорошо нахоженной тропе, вокруг словно застыла жизнь. Даже ветерок затаил дыхание. Казалось, из-за самого мелкого кустика за ними следила неизвестная сила миллионами глаз, запоминая каждый шаг их пути. – Что-то разонравилась мне эта идея, - прошептал Вой Гнеду. – Может, пусть он останется на прежнем месте? А ну, как только мы нож возьмём, Карадурн его тут же у нас отнимет.
Тор нахмурился, - Ты сам предложил, так чего же теперь назад пятками то. Если этот треклятый «Маликарб» в болотах прятать, торам придёт конец. Колдун специально нас изводит, чтобы кинжальчик выманить. Деваться некуда, придётся его забрать у Вула и делать ноги, куда подальше, если успеем. Не сидится этому Карадурну в царстве мёртвых, так и тянет к живым. Торы-то здесь причём? Он с намерением так поступает, чтобы кинжал ему на погибель, никто достать не мог. Если кто шальной на болота зайдёт, так и сгинет тут. На это у него вся надежда.
- Оборотень оскалился, - А сейчас он зараза чует, зачем мы идём – мягко стелет. 

Гнед резко остановился. – Пришли! Он свистнул в свистульку. Пару манов спустя показалась голова. – Вул! Принеси кинжал! Прошло ещё пять манов, и вот «Маликарб» в руках у тора. Ожидания Воя не оправдались. Небо на них не рухнуло, и топь не засосала. Всё в такой же тишине они продвигались прочь от деревни и болот, пробираясь к Прибрежному. Старый колдун настиг их на самом краю хляби, когда в них проснулась надежда на удачу. Точнее, их встретил неприятный сюрприз в виде василиска, на которого они и напоролись, не ожидая такого казуса. Родина этих тварей – лес Бельбефы. Обычно в других местах они не водились, но гадкий старикан каким-то образом измудрился притащить его сюда и выставить на пути тора и оборотня. Они и пикнуть не успели, как окаменели. Карадурну оставалось подойти и забрать «Маликарб». Вот и все дела. Никаких тебе сражений и волнений. Он собирался смыться. С глаз долой из сердца вон, чтобы не мозолить очи своему Повелителю. В Новом Свете предостаточно потаённых мест, где можно укрыться от праведного гнева Рока.
Перемещаться Карадурн не умел, поэтому ему предстояло дальнее путешествие. В Портале ждало заранее готовое судно, доставившее колдуна в залив Шейка, что на острове Дракона. Высадившись на берег, он правдами и неправдами добрался до Кейских гор, там и затаился. На протяжении всего такого долгого пути он ни разу не колдовал и вообще, старался не привлекать к себе ничьего внимания. Он хотел затеряться чего временно добился.
Замысел Создателя АЛЬБЫ закинул его в эти горы, где он нашёл некий камень, из которого непревзойденный мастер высек кристалл, вложил в него всю душу и силу свою. Он стал лучшим произведением, когда-либо выходившим из рук специалиста. «Маликарб» он расплавил, а из металла сделал оправу для кристалла. Нарёк его камнем Судьбы. Так и появился на Эвелиде бессмертный старик с чудесным камнем. Всю его колдовскую мощь вобрал в себя кристалл. Карадурн жил теперь обычным отшельником в небольшой пещерке у подножия горы Кусити.
Незримой змейкой пополз слух. Сначала по острову, а затем и дальше, о способности камня изменять желающим Судьбу. Потянулись паломники. Почти все, возложившие руки на кристалл, исчезали. Оставшиеся, изменялись до неузнаваемости и покидали пещеру довольные. Карадурн не препятствовал этому. Казалось, он чего-то ждал.
- Шли годы, – сказали Создатели. Они и шли. – Промелькнули десятилетия. Так и было. Это на Земле щёлкают минуты, часы, а на Эвелиде кто-то прожил жизнь. Великим ничего не стоит предположить такую малость. Что значит время, когда на карте Судьба столь многих. В царстве Теней Рок рвёт и мечет. Бесследно исчезнувший сын, так и не нашёлся. Комперс ничего конкретного не говорит. – Прошёл в другой мир. Как хочешь, так и понимай. Конечно, от Янга можно чего угодно ожидать, но чтобы вот так, сбежать, этого Рок не мог понять. Он собирался навестить Арка, послушать, что Создатели знают про это.

26

ГЛАВА 3
Мы очень давно не наведывались в Ард. Так давно, что перемены в этом городе могут удивить кого угодно, даже Создателей. Арк и Кали расстарались. Они нарожали Совету Старших кучу маленьких ардов, мальчишек и девчонок. И те росли под неусыпным оком своих воспитателей. Теперь старой расе не угрожало немедленное вымирание. Появился шанс выбраться из небытия. Не обошлось и без накладок, хотя складывалось впечатление, будто Арк и Кали это нарочно подстроили, лишь бы Совету насолить. Они породили одного дракона и двух прелестных девчушек – людей.
Как же радовались Старшие и такому пополнению, но вслух об этом не распространялись, дабы не поощрять самовольства. Однако, как они считали, «несанкционированные» дети ещё сильнее привяжут мутантов к Арду. а это на пользу всем. Детям - не ардам уделялось во сто крат больше внимания с их стороны. Мудрый Совет добился своего, и дракон и девочки почитали и любили его больше родителей и покидать родной город не собирались. Так и сидели Спасители ардов в этом городе, словно прикованные своими клятвами и пуще того детьми.
Кали, не познавшая с детства родительской ласки, не решалась лишить её родных малышей. Как можно было забрать одних и бросить других? Это не укладывалось у неё в голове. Арку же приходилось безропотно сносить все последствия. Если сказать честно, им жилось не дурно. Все их желания выполнялись Советом до мелочей. В конце концов, они смирились с мыслью, что целую вечность им предстоит возрождать ардов. Если в этой веренице родится кто другой, журить особо их не станут. Арк иногда выбирался к Року, но  надолго Кали оставлять не хотел. Они жили в полной изоляции почти тридцать лет.
В этом году их старшая дочь должна была проходить обряд Совершеннолетия. К такому событию в Арде собирались все выжившие ардийцы. Джилине предстояло после обряда выбрать себе спутника. Кали сильно волновалась за дочь. Вдруг ей никто не приглянётся? Неужели придётся жить с нелюбимым. Джилина смотрела на этот вопрос по-другому (чувствовалось воспитание Совета). – Долг превыше всего! – улыбалась она. – Да и думаю уж из шестерых то хоть один, да понравится, а надоест, выберу другого.
Мать с ужасом слушала, - Как же так? Разве вы не будете всё время вместе?!
- Что ты! – Джилина всплеснула руками. – Таким образом не продолжишь в полной мере наш род. Совет разработал схему, по которой мы будем скрещиваться и рожать ему ардов.
Кали передёрнуло. – Мало ему нас с Арком, теперь он и за вас взялся.
- Всё хорошо, мама, я не жалуюсь. Перед нами стоит великая задача, и мы выполним её.
Неподдельная искренность дочери резанула душу, но Кали знала – ничего изменить она не в силах. Хорошо Джилина, да и остальные тоже, не осознают, как их используют. Кали успокаивала себя тем, лишь, что если бы народ кентавров попал в подобную ситуацию, то она  - их Богиня, пошла бы на всё, даже на то, на что пошёл Совет ради своей расы.
Старшие пересмотрели старые законы, и пришли к выводу, - Надо многое менять! Самым главным изменениям подверглось сокрытие истиной личины. Отныне, ардийцы обязывались быть сами собой и меняться только в необходимых случаях. Это уменьшило риск запретных связей. Теперь перед народами Эвелиды во всей своей красе предстанет старейший вид, которого никто до сих пор так и не видел. Отсюда вытекали и другие снятия запретов. Ардиец мог покинуть свой город в любое время, когда ему заблагорассудится, даже до совершеннолетия.
- Вы должны познать мир, дети мои! – говорил Совет, - И я не буду этому препятствовать.
Много ещё чего стало другим, но не столь важное. Лишь Совершеннолетие по-прежнему предлагалось встречать в Арде. В подарок на это событие Старшие обязались в свою очередь преподносить имениннику  магический дар, то есть отдавать часть себя.
И так, готовилось грандиозное празднество. Совет разослал приглашения. Среди приглашённых оказались Рок и Дип, Цезарь, Лонд, всё семейство лота и многие другие, неизвестно по какой причине выбранные Старшими.

Вернёмся назад, лет на тридцать, и осветим события, которые Создатели прощёлкали, перекрутив временную строку далеко вперёд. Для них новые приключения начались мгновенно, а на Эвелиде жизнь не скакала, а шла нормальным темпом, без участия Великих.
- Лонд, не сердись! Мы же хотели, как лучше. Тебе и без этого туго приходилось.
Большой дракон почти почернел от гнева, сдерживаемого неимоверными усилиями. – Как вы могли?! Если бы тогда я полетел разбираться, им бы пришлось выложить всю правду. Глядишь, я захотел бы сам получить сообщение Комперса. Мало ли в конце концов, каким путём я докопался бы до истины. А теперь, как я к ней прилечу? Что скажу? Здрасьте, я твой папа! Вы отняли нас друг у друга! Пятнадцать лет пропали даром. Бедная моя девочка… Через три дня стонов, перебранок, объяснений, упрёков и прощений, он отправился в дорогу. Все его помыслы находились в Арде. Туда же помчался и сам дракон, на встречу с ребёнком, который так нежданно-негаданно у него объявился.
Какая-то сила непреодолимо притягивала Кали в маленькую бухточку, когда-то давным-давно облюбованную Лисией и Лондом для встреч. И погода там казалась мягче и песок желтее и море теплее и небо синее. Каждое утро она шла туда, усаживалась на берегу и подолгу глядела в бирюзовую даль, словно чего-то ждала. Попозже, разобравшись с делами, к ней присоединялся Арк, и они вдвоём смаковали приветливость мягкого ветерка, ласковость тёплых волн. Со временем, это стало правилом – проводить всё утро вдали от города и приставаний Совета.
Однажды, как всегда, примостившись возле Кали, Арк указал рукой в небо. – Смотри, к нам кажется, гости.
Она смотрела на быстро увеличивающуюся точку и по мере того, как та росла, её сердечко непроизвольно сжималось. – Кто бы это мог быть?
Арк пожал плечами, - Чего гадать, сейчас узнаем.
В небе над ними кружил огромный дракон, с каждым кругом опускаясь ниже. - Ничего угрожающего в нём не наблюдается, но осторожность не помешает, - подумал мутант, на ходу обращаясь в такого же, и отправился на встречу приземлившемуся гостю. Кали осталась сидеть неподвижной фигурой, застыв в облике молодой женщины ардийки.
- Батюшки мои! Никак сам Лонд к нам пожаловал, - радостно прорычал Арк, приближаясь к дракону. – Какими судьбами тебя занесло в эти забытые всеми края?
Лонд недоверчиво переминался с лапы на лапу, явно не узнавая старого знакомого. Тогда, пред ним предстал Аревар. Вот тут пришла очередь Арка удивляться поведению Лонда.
- Старина, ты чего такой подавленный? Виноватый вид дракона поневоле заставил его призадуматься.
- Привет, Аревар! Или теперь тебя надо Арком величать? – пробубнил он
- Брось! Как хочешь, так и зови, мне всё равно.
-Лонд указал головой в сторону Кали. –  А это, как я понимаю, твоя жена? Мутант кивнул. – Тогда, я к ней. Он двинул своё огромное тело ближе к дочери. Та в страхе сжалась в комок и утратила способность сдерживать облики. Калейдоскоп личин чётко указал Арку, что его Богиня в ужасе. Ей нужна помощь.
- Эй, Лонд, сбавь темп! – ухватил он за хвост друга, - Может, сначала мне объяснишь, в чём дело.
Тот притормозил малость, - Прости Ар, у меня срочное признание, не терпящее отлагательств. Кали! – бухнул он сходу, - Я твой отец!
Арк, уже в теле демона, от неожиданности выпустил из рук хвост. Потеряв равновесие, дракон шлёпнулся в песок, мордой к ногам перепуганного создания, дрожащего теперь в облике драконы. – Поверь мне! – умоляюще простонал он, отплёвываясь. – Это правда!
- Ты знаешь правду о её рождении?! – подошёл демон. Кали, тут же преобразившись соответственно, бросилась к нему, прижалась к родному телу, малость успокоилась и стойко удержала родившийся облик демоницы.
- Да, - поднялся Лонд. – Я – её отец, а мать – ардийка Лисия. Ему трудно давались слова, но он без утайки поведал всю историю, вплоть до гибели Лисии. – Только, - виновато пробурчал он, - я не знал о рождении ребёнка. От меня это скрыли. Вот и всё, - устало осел он. Теперь можете прогнать меня.
- За что? – улыбнулась Кали, - Ты ни в чём не виноват. Я буду любить тебя, словно мы никогда не расставались. На радостях она взмыла в высь великолепной драконой. У Арка мелькнула мысль, - Такой красавицей я её ещё не видел.
После этих событий у них родился дракончик Джеф. толи, как дань отцу, или в отместку Совету. Ну а Лонд стал дедом, так и не побывав путём отцом. Внука он любил беззаветно, носился с ним, как с писаной торбой. даже жалобы Совета не помогали. В конце концов, старшие плюнули на присутствие дракона в Арде, таким образом, надеясь загладить свою вину перед Лондом и Кали.
Арк, завязнув в возрождении ардийцев по уши, на ближайшие пятьдесят лет не стал ключевой фигурой в играх Создателей. Мутанта оставили в покое, не подозревая о его сговоре с Советом и его полнейшей осведомлённости о делах Великих.
Мы остановились на этих, казалось бы, ненужных моментах, для того, чтобы логично впоследствии ввести в игру Джефа. Потому что он в дальнейшем сыграл немаловажную роль в замыслах Создателей, хоть и объявился в мире Эвелиды абсолютно без их помощи, точнее вопреки ней. Всего лишь по прихоти двух ардов – мутантов.

Хоть облупись, магия на Земле не действовала. Это АРТ усвоил в полной мере. Чего он только не перепробовал, пытаясь, сам открыть дверь на Эвелиду - всё тщетно. Оставалось воспользоваться помощью Адмета, а так хотелось эффектно появиться перед своим героем. Отбросив гордость, он уселся писать новую историю о путешествии Великого АРТА и гнома Адмета. когда он поставил точку в конце повествования, у него за спиной потянуло сквозняком. У Создателя АРТА было преимущество перед всеми остальными живыми и неживыми существами – он видел проход, который открывал его герой. Также он предполагал, что знает, какие его, ждут приключения, ведь он сам их выдумывал. Не раздумывая более ни мгновения, маленький Создатель шагнул за грань вероятного и тут же попал в мир существующий благодаря его фантазиям.
- Странное местечко ты выбрал для встречи, пробурчал он, увидев маленького коренастенького мужичка, ростом чуток повыше него. – Можно было и где-нибудь в цивильном месте проход открыть.
- Но так мне пришлось бы крюк в триста крамов пилить. 
Ворчание рассмешило АРТА. – Неужели, это ты, Адмет?
Гном удивлённо на него уставился, - Конечно, я, кто ж ещё попрётся за Создателем в такую даль.
что-то не стыковывалось ни в его поведении, ни в его обращении к Великому с представлением обо всём этом у АРТА. Мальчишка нахмурил брови. – А почтение к Создателям на Эвелиде -  пройденный этап?!
Адмет насупился. – Знаешь, парень, если тебе от меня надо чего, то говори сразу. Может тебе еще, куда дверь открыть?
- Премного благодарен, - выдавил из себя АРТ ехидную улыбку. – Справлюсь без тебя, проваливай, раз так торопишься. В глубине души он ждал извинений, но совершенно опешил, когда гном помахал ему рукой, - Как знаешь, прощай! – и исчез.
- Не писал я такого! – неслись галопом испуганные мысли. – Что, чёрт возьми, здесь такое твориться? Он огляделся  - вокруг непроходимый лес и никакого намёка на близость обжитых мест. Забрезжило воспоминание о трёхстах крамах, про которые Адмет говорил. – Вот влип, – простонал мальчишка. – Хоть бы узнать, куда меня занесло. С самого начала всё пошло наперекосяк, нисколько не совпадая с составленными планами. – Может, находясь здесь, я перестал быть Создателем? – думал он. И от такого предположения радость от предстоящих приключений померкла. АРТ почувствовал себя маленьким заблудившимся мальчиком.
быстро темнело. Предстоял выбор – заночевать здесь или по потёмкам пробираться в неизвестном направлении. Задушив панику в зародыше, он соорудил себе наскоро шалаш, как в школе на ОБЖ учили и, завалив вход хвойными лапами, устроился на подстилке из травы. Хорошо, хоть тёплое время года стояло.
Утром его разбудил чудной звук, как-будто, что-то очень тяжёлое волокли мимо его убежища и при этом ругались, на чём свет стоит. АРТ осторожно раздвинул ветки и выглянул наружу. Шум стих, а парень нос к носу столкнулся с драконом. Вероятно, тот тоже решил поглядеть на диковинку. Не то чтобы он шалашей не видел, просто так их никто не строил. Конечно, очень просто представить в своих мечтах дракона. Придумать все мелочи его наружности, но увидеть воотчую, причём, без подготовки, вот так вдруг.… Ну, АРТ оказался к этому не готов. Он сомкнул ветки и затаился в таком смехотворном укрытии, надеясь, что дракон пройдёт мимо.
- Ты долго ещё там сидеть собираешься? – услышал он снаружи хоть и грубый, но вполне миролюбивый голос. – Выходи, познакомимся. Мне помощь нужна.
Осторожно поднявшись, АРТ решился на знакомство. Он вышел из шалаша и встретился взглядом с рептилией. На первый погляд дракон казался огромным, но затем, оглядев его повнимательнее, Создатель уверился, что всё же это молодой экземпляр, и у него действительно наблюдалась большая проблема. Его крыло безвольно болталось и тащилось вслед за телом. Мало того, что в нём торчал огромный сук, так ещё оно порвалось почти пополам. – Меня АРТ зовут, - кивнул он. – А ты кто?
- Я Джеф, – поморщился от боли дракон. – Не мог бы ты АРТ, вытащить этот кол. Он очень мне мешает. Каждый раз, как я сам пытаюсь это сделать, у меня рвётся перепонка, а толку ни на тархан.
Мальчишка сглотнул подкативший к горлу ком, потом засучил рукава. – Не обещаю, но попытаюсь. Ложись и крыло в сторону отведи. Джеф послушно брякнулся на траву, закрыл глаза, - тяни побыстрее, сил моих нет больше. Ухватившись за сук покрепче, АРТ упёрся ногами в землю и, пыхтя, как паровоз, тащил упрямое дерево. Оно воткнулось в какой-то хрящ и крепко засело там. Всё же он справился, правда, дракон при этом потерял сознание. Перед АРТОМ лежала беспомощная махина. Он вздохнул, - Сам не знаю, как выпутываться, а тут ещё на мою голову больной дракон свалился.
Даже неопытный парнишка видел, что рана загноилась. - Как же попал сюда этот Джеф? – размышлял он, сидя рядом со своим новым другом и ожидая, пока тот не придёт в себя.
Наконец-то дракон открыл глаза. Мутный взгляд свидетельствовал о прескверном состоянии его владельца. Оглядев крыло, Джеф пророкотал, - Как я понимаю, моё дело – швах!
- Ну, почему… - поднялся АРТ, – Если рану обработать чем-нибудь…
Шумный вздох разочарования прервал его. – Тут это сделать нечем.
- Знаешь, - продолжал он, - Можно огнём прижечь. Говорят, помогает. Больно конечно, зато заражение остановится, а ожёг, как-нибудь полечим. Пописаем на него, например.
У дракона челюсть отвисла. – Слушай, малец, ты уверен в том, про что говоришь?
АРТ потёр подбородок. – Ничего другого мне не приходит на ум. Но если у тебя есть другие идеи, я готов их рассмотреть. Или у тебя аптечка есть?
- Это, что такое? - нахмурился Джеф. – Нет у меня никакого «аптечка».
- Ладно, проехали, - махнул рукой АРТ, - Так что?
Дракон поморщился, - Ты сам себя поджаривал?
Парень пожал плечами, - Есть люди, которые чтобы выжить, отрубали себе руку или ногу. Сам не пробовал, но думаю, если бы вопрос стоял о моей жизни, то рискнул бы.
Недоверчиво поглядев на человека, дракон вздохнул, - Отойди, я попробую.
- Погоди! – остановил его АРТ, - Ты так себя всего поджаришь. Он аккуратно растянул больное крыло по земле, перед этим они старательно выжгли вокруг всю траву, соединил половинки перепонки и указал линию, по которой должна была пройти струя огня. На это ушло предостаточно времени, но как говорил АРТ, оно того стоило. Набрав побольше воздуха, Джеф тончайшей струёй огня прошёлся по намеченной линии и сразу же провалился в беспамятство. Решившись, АРТ закончил задуманное… Затем, оставив лежавшего Джефа, углубился в лес в поисках пищи.
День близился к вечеру и двухдневный пост сильно сказывался. Живот стонал от голода, и кружилась голова. Слава богу, лес кишел птицами, и, похоже, настал сезон высиживания яиц. Дома АРТ был привередлив в еде. Одна мысль, что придется, есть сырые яйца, вызывала тошноту. Но суровая реальность заставляла и не таких, как он, есть и не такое. Уже на третий день они казались ему вершиной кулинарии. Дракон пролежал без сознания пять дней. Всё это время мальчишка таскал все найденные яйца и складывал их возле шалаша. У него возникали подозрения, что, очнувшись, Джеф захочет, есть, и хорошо бы накормить его хотя бы этим. Ведь ничего другого ему не удалось раздобыть.
Он старательно лечил крыло доморощенным способом, не будем каждый раз говорить каким. Пожалуй, окажись на месте дракона в роли умирающего, кто другой, исход был бы ясен, но драконы сильные ребята, поэтому на шестой день он очухался более или менее. Настолько, чтобы съесть всё, что ему предложили.
АРТ уже подумывал, когда они смогут тронуться в путь, но это долгожданное событие произошло лишь на двенадцатый день, когда парень и дракон на яйца уже смотреть не могли.
- Скажи, Джеф, ты как сюда попал? – расспрашивал АРТ друга.
Скривившись, тот поведал. – Дед решил вырастить из него настоящего боевого дракона, и для этого отправил его в поход, Цель которого – воспитание выносливости и всяких других качеств, присущих всем драконам этого вида. Видишь ли, проживая в Арде, я, по его мнению, совершенно не соответствую стандартам. С помощью магии Совет забросил меня неизвестно куда, а вот выбираться и найти дорогу домой, я должен сам.
- Так, что? – встревожился АРТ, - Ты даже не знаешь, в какой части Материка мы находимся?
- Какой там Материк, - передёрнулся Джеф. – По-моему, меня вообще в Новый Свет закинули. Это я ещё смекнул, пока летать мог.
Известие малоприятное, но лучше, чем ничего. Как выяснилось гораздо позднее, Судьба занесла их на остров Дракона, и сейчас, продираясь по чащобе, оба приближались к Кейским горам. Сами того, не подозревая, они выбрали кратчайший путь к пещере Карадурна. 
Голод – не тётка, он научил и мальчика и молодого дракона охотиться и есть, что попало. АРТУ проще было, ягоды и корешки, которые он собирал по дороге, капельку утоляли голод, но дракону требовалось мясо. Джеф притаивался в кустах, а АРТ гнал на него, на него дичь. Гормы и кабаны, ещё никем не пуганные, успешно заманивались прямо к морде, которая извергала пламя. Ошпаренная туша падала к ногам охотников. Джеф раздирал и ел добычу, оставляя самые нежные куски. Их на костре дожаривал АРТ, и полугорелое, полусырое мясо съедалось без препирательств. Как говаривал АРТ ещё дома, - Я не родился поваром. Теперь, посмеиваясь над собой, он насаживал на палочки кусочки горма и приноровившись, умудрялся довести их почти до готовности на углях затухающего костерка. Он мысленно уже который раз обругивал себя. – Отправился в поход, называется! Ничего  полезного не прихватил. Хоть бы нож взял или соль. Там, на Земле, ему и в голову не пришло, что в сотворённом им мире, он будет простым мальчиком, лишённым всей своей магической власти. Это добивало. Но могло ведь быть и хуже, - занимался он утешениями. – Джефа встретил. Ему жизнь спас и идти не одному.
Они по-прежнему не знали, куда направляются. Как рассуждал дракон, - Если долго идти, всё равно куда-нибудь придёшь. Их путь по лесу длился около месяца. Рана на крыле Джефа затянулась. Половинки, словно спаянные ожогом, срослись. – Ты оказался хорошим лекарем, - рассматривая крыло, рокотал дракон. – Справиться с такой проблемой совсем без магии не всем под силу. Жаль, я не могу летать.
- Когда-нибудь сможешь! – успокаивал его АРТ, – нам бы до жилых мест добраться.
На него уставился золотой глаз, - Ты так и не рассказал мне, как это тебя угораздило оказаться в такой трущобе одному и без снаряжения. Тебя тоже закинули? АРТ разрывался между желанием сказать правду и страхом попасть впросак, но решился и, как головой в омут, кинулся в рассказ о себе…
- Хм… Создатель… Дракон помотал башкой, - Вот так история! Зачем же ты Адмета отпустил?
Глаза АРТА наполнились злыми слезами. – Я считал себя Великим, если ты понимаешь, к чему я клоню. А на деле вышло совсем не так.
- Значит, чтобы домой вернуться, тебе надо Адмета найти? – вопрос повис в тишине. А ответ поверг дракона в такой же шок, как и предыдущее повествование.
- Я не хочу домой, мне и здесь не плохо. Но гнома найти, пожалуй, стоит. Горю желанием узнать, в честь чего он мне такую подлянку устроил.
К моменту, когда они вышли на поселение пантов, непонимания между ними не осталось. АРТ тихо радовался, что хоть привязанность драконов не миф. Все остальные его представления об Эвелиде рассеялись, как розовые сны. Джеф велел ему затаиться.
– Случайно, не знаешь, миролюбивые это существа или воины? – поинтересовался он у парня. Может, нам их лучше обойти? Как ни пытался АРТ вспомнить сведения о пантах, кроме их жутковатой внешности на ум ничего не приходило.
- Вроде были у АЛЬБЫ два брата – близнеца. Неплохие герои, но сам понимаешь, действительность очень далека от моих знаний.
Дракон согласно кивнул. – Тогда сиди здесь, а я отправлюсь на разведку. В случае чего, беги отсюда подальше, обо мне не беспокойся, выкручусь, а потом тебя найду. Вразвалочку он отправился прямиком в деревню, вызвав переполох своим появлением.
Кто такие панты? Люди – кошки. Тело человека, полностью покрытое чёрной шерстью; когти на пальцах, как у пантеры, и хвост впридачу. Великолепное умение лазить по деревьям. Чисто внешне – гремучая смесь. На поверку оказались добродушными малыми, что ни мало удивило АРТА, привыкшего к подвохам. Здесь они выяснили своё место нахождения, и что до Кейских гор пару дней пути. Тогда-то АРТ и загорелся желанием навестить Карадурна.
- Полюбуюсь на камень Судьбы. Не верится в случайности, не мог я в это место без причины попасть. Может кристалл старца мне мозги прочистит.
Джеф нашёл проводника – молодого панта Наяла. Тот, оказывается, уже не раз провожал желающих изменить жизнь. Ранним утром восьмого дня десятого месяца в сторону гор направлялась троица – дракон и два подростка, человек и пант. Если не считать нападения вечером того же дня летучих собачек, то до подножия они добрались относительно спокойно. Подъём на кручи стал для Джефа делом не лёгким. Да и когда это драконы по горам лазили? Для путешествий им крылья дадены. Однако, чего нет, того нет. Вот и плелись в тан по прану. Мальчишки уговаривали его остаться и подождать. Куда там! Боевой новоиспеченный дракон упорствовал не хуже любого из его рода. – Не могу я бросить вас посреди приключения. Хочу присутствовать при каждом вашем мероприятии, глядишь, и сам камень Судьбы подержу. Интересно, ведь!
Слава Создателям, тропу хорошо протоптали предыдущие посетители. Но чего греха таить, драконов среди них не было, вот и продирался Джеф по кустам, да по узким горным тропкам, пока, наконец, не пришли они к намеченной пещере.
Щурясь на закатное солнышко, из неё вышел старик. – Неужели, ты всё же добрался до меня, АРТ? – улыбнулся он юному Создателю. – Проходи, я давно тебя тут поджидаю. Удивлённо пожав плечами, АРТ пошёл за ним в глубь пещерного провала. Его друзья остались стоять снаружи. Всяк по-своему переваривая услышанное.
- Откуда интересно Вечный знал, что он должен появиться? – вопросительно глянул на дракона Наял. Джеф растянулся поперёк прохода, - У вещунов всегда причуды разные бывают. Этот, видать, не исключение. Подождём, может, и нам поведают подробности.
Между тем, в пещере проходило таинство обращения. Вдруг как-то совсем повзрослевший парень, накладывал руки на волшебный кристалл, абсолютно не ведая, что произойдёт с ним потом. Ну, знал он, что его Судьба должна измениться в унисон его взглядам на неё, но истинного значения этому не придавал. Слишком много разочарований настигло его, пока он пребывал на Эвелиде. И вполне вероятно, – думал он, - Камень Судьбы – это очередной обман. АРТ для надёжности, даже глаза зажмурил, постоял мана три – ничего. Открыл глаза – опять ничего. – Что и следовало доказать, - с тяжёлым вздохом произнес он, безвольно опуская руки. Но тут у него в голове всё пошло кругом. Какие-то чуждые его разуму события неслись круговертью перед ним, как бесконечная вереница, постепенно укладываясь сначала в обзорную панораму, а затем, пришло полное знание и понимание окружающего его мира.
Куда там записям АЛЬБЫ и их общим фантазиям до настоящей реальности, которую он сейчас познал. Ещё АРТ считал себя Создателем, сидя дома, мечтал о своей власти над героями. Только в этот миг он осознал, что такое ВЛАСТЬ. Он овладел ей в полной мере. Его взгляд откинул Карадурна к стене.
- Это я сделал тебя таким, - прошептал старик. – Не забывай этого потом.
АРТ вздрогнул от переполнявшей его непонятной силы. Ему, в сущности, ещё ребёнку, будет трудно тащить на себе всю ответственность за этот мир. Его мир. Так он хотел. Это и получил. Он понял, какой груз вдруг взвалил на себя, однако, отступиться не захотел, да и мог ли? Чего ждал он, отправляясь на Эвелиду, врываясь в чужой край? Теперь он знал. Он жаждал власти над своим творением. Каким же властелином я буду? – донимала его мысль, пока он выходил на свет из мрака… - Не забывай… - неслось ему в след. Ох, как хотелось бы сказать, - В его глазах светилась мудрость… Но нет, кроме гордости за себя, там пока ничего не было.
Джеф потянул носом. – Ты изменился, - констатировал он факт.
- А ты чего хотел, не зря же мы шли сюда.
- А мне можно на Камень взглянуть?
- Думаю, нет смысла. Я сам смогу дать тебе всё, что пожелаешь. Дракон вздрогнул, - Я полечу? - И не просто полетишь, а как реактивный самолёт, - самодовольно усмехнулся АРТ
- А как это? – удивлённый Джеф нетерпеливо переминался с лапы на лапу, пытаясь поймать взгляд друга.
- Сейчас узнаешь. – парень положил ладонь на услужливо подставленную морду и начал менять внешность дракона. Его сил вполне хватило повлиять на не поддающегося никакой магии дракона. Через пару манов перед ним предстал самый крупный на Эвелиде экземпляр. В придачу Джеф получил броню вместо шкуры. Он озадаченно разглядывал себя. – Это я?!
- Конечно, ты, - АРТ внезапно оказался на его спине. – Пора в путь. Бедный Наял молчаливо с широко раскрытыми от ужаса глазами взирал на происходящее. – А мне, можно с вами? - наконец прошептал он, в общем, и не надеясь, что будет услышан. В следующий сек он уже восседал за спиной АРТА.
- Ну, поехали, – шлёпнул АРТ по металлической шее Джефа.
- И куда? – дракон, расправив крылья, любовался стальным блеском.
- Как, куда! В Ард. конечно! Ты же должен завершить свой поход. Не так ли?!
Мощный рывок кинул их далеко верх и вперёд. – Да! Думаю, дед будет гордиться мной, а Совету придётся пережить наше с ним расставание.
Посмотри сейчас, кто-нибудь на юного Создателя, то он заметил бы азарт, загоревшийся в нём. АРТ подозревал, что Старшие добровольно не захотят отпустить Джефа, и ему предстоит нешуточный спор, если он и впредь желает находиться в обществе друга.

В дальнем углу пещеры сидел старик и смотрел на камень Судьбы. Оба выполнили  предназначенное им Создателем  АЛЬБОЙ – изменили Судьбу АРТА. Кристалл прямо на глазах покрылся сетью трещин и рассыпался в прах. Карадурн молодел по мере распада камня. На свет вышел прекрасный юноша – это награда Создателя за хорошо выполненную работу. Конрад, так его теперь зовут, удостоен прожить ещё одну жизнь заново. Он счастлив. Когда-нибудь и мы узнаем, что из этого получилось, ведь он не утратил свою удивительную способность творить магические кристаллы.

27

ГЛАВА 4
Веселье в полном разгаре. За столь долгие годы первое Совершеннолетие в Арде. Гости съехались их разных уголков Эвелиды. Всем любопытно узнать и увидеть своими глазами таинство, так давно укрываемое от чужих взоров. А теперь ради блага малочисленного рода, Совет выставляет напоказ обряд вступления ардийца во взрослую жизнь.
Джилина, гордо расправив плечи, расхаживает среди гостей, принимая восторженные поздравления. Но грустный взгляд её мечется от одного к другому, разыскивая любимого брата. – Ах. Лонд, зачем же ты настоял, чтобы Джефа отправили в Путь перед Совершеннолетием. Мог бы и подождать. А теперь самый ответственный и тяжёлый день в её жизни она проведёт без дружеской поддержки. Как жаль! Совет словно угадывает её беспокойство. Он ласково обволакивает её сознание своим присутствием. – Не переживай, родимая, всё будет хорошо. Ты же знаешь, любимое занятие твоего братца – выпрыгивать неожиданно, как демон из коробочки. Может, и на этот раз он не сделает исключения.
Она улыбается, - Буду надеяться.
Её уже все поздравили и одарили подарками. Осталось только дать Клятву Совету и принять от него в ответ магический дар, а затем выбрать себе спутника на год.
Вот они стоят, шестеро мужчин её рода. Как на подбор, красавцы. В самом расцвете ардийских лет. Они с трепетом ждут, на кого из них падёт выбор. Бронзовый цвет их кожи – брони переливается на солнце до рези в глазах. Гости и хозяева Арда с замиранием сердец взирают на ардийскую красавицу, взбирающуюся на Клятвенный монолит алтаря. Джилину окружает яркий свет – это все души, когда либо живущих на Эвелиде ардов собрались вокруг неё. Она клянётся соблюдать законы Старших, призывая в свидетели трёх Создателей, Судьбу и Удачу, четыре стихии и души своих предков. Огромная мощь сгустилась над девушкой. Могучую силу ощущали все присутствующие, внутренне содрогаясь от необъятности происходящего. Огненный росчерк перечеркнул небосклон, подтверждая принятие Клятвы. Понемногу свечение вокруг Джил сошло на нет. С алтаря сбежала взрослая ардийка, отвечающая сама за свои дела и поступки.
Чуткое ухо Джилины улавливает какой-то металлический звук, доносящийся из-за спин окруживших её друзей. Крайние уже оглядываются, пытаясь узнать, что на них надвигается. Вскоре расступаются все, давая дорогу великану – дракону с двумя седоками на спине.
- Хо! Джил! Кажется, я успел, - донёсся до девушки голос брата. – Так хотелось присутствовать на твоём Совершеннолетии. Прости, если сможешь, за опоздание.
У неё рот растягивается до ушей, - Ты, как всегда, вовремя! Поможешь мне выбрать спутника?
Со спины Джефа скатываются два парня – пант и человек. Оба необычайно молоды. Дракон представляет их своей сестре. – Мои друзья. АРТ и Наял. Надеюсь, они тебе понравятся. АРТ, можно сказать, спас мне жизнь и помог поспеть на твой праздник. Так что, за моё появление его благодари. Джил с радостью кинулась целовать руки в знак признательности. Растерявшийся АРТ, стоял посреди огромной толпы существ, населявших Эвелиду. Он впервые воотчую увидел их перед собой. Конечно, он представлял каждого и знал, как они должны выглядеть, но теперь его поразило, насколько оказывается, интересно встретиться с ними по-настоящему, а не в своём воображении. 
Так случилось, что почти все находящиеся вокруг него, обладали магическим даром, кто в большей, кто в меньшей степени, поэтому они почувствовали неудержимую, непонятную им силу, буквально переполнявшую парнишку и грозившую излиться наружу при малейшем вмешательстве. Джил отпрянула от него, и с изумлением уставилась себе на руки. Их словно окунули в кипяток.
- Ох, прости, - еле выдавил  АРТ. – Что-то я разволновался.
Приятная истома сменила боль в руках и девушка еле заставила себя собраться, а не поддаться ощущениям. Джеф просунул голову между ними. – Ну, что, идём тебе жениха выбирать? – Да, да, - поддакнул ему АРТ, - А мы с Наялом сами как-нибудь развлечемся.
Он схватил панта за руку и потащил прочь от дракона и ардийки, пытаясь скрыть смущение резкими движениями. Их почтительно пропускали, и ряды зевак смыкались вновь, привлечённые новым этапом празднества.
Джилина подошла к ардам и внимательно разглядывала каждого, стараясь понять, с кем ей будет лучше. Выбор пал на самого старшего. Джеф радостно сопел у неё за спиной, давая понять, что он одобряет её вкус. Избранник не возгордился. Он опустился на одно колено и положил протянутую ему руку себе на грудь. – Я сделаю всё, чтобы тебе было хорошо этот год со мной, - прошептал он. Пятеро остальных разочарованно похлопывали друг друга, утешаясь, что на следующий раз повезёт кому-то из них. Новоиспечённых спутников радостно поздравляли, заставляя их бронзовые лица желтеть от смущения и пожеланий.
Всех, любивших Джефа, так и подмывало разузнать у него подробности чудесного перевоплощения, но церемония бракосочетания, последовавшая незамедлительно, отодвинула их любопытство на второй план. Нельзя же оставить жениха и невесту и заняться расспросами.
АРТ и Наял затерялись пока среди гостей, стараясь не привлекать к себе излишнего внимания, хотя Создателю, так и хотелось потрогать проходящих мимо, дабы убедить себя в реальности происходящего. Одно дело – гоняться по лесу с драконом, и совсем другое – сразу очутиться в таком скопище заинтересованно поглядывающих на тебя существ. Наял выглядел среди них не самым странным. Вот же угораздило понавыдумывать, с нервным смешком размышлял парень. – Небось, кроме описанных игроками народов, каждый ещё и просто так себе представлял десяток другой, на всякий случай, для последующих игр. – За что боролся, на то и напоролся. – услышал он внутренний голос, - Теперь это и твой мир, придётся привыкать и не к такому.
Весь Ард превратился в большой зал для торжеств. Везде стояли столы и столики, заставленные всевозможными яствами, какие только можно было раздобыть на Эвелиде. Каждый находил себе что-то по вкусу. Музыка лилась, казалось, из-под каждого куста. Весёлый народ танцевал и пел. Ещё предстоял Карнавал. АРТ и Наял были просто вынуждены позабыть, про то зачем они сюда явились и свою неуверенность заодно. Они, как и окружающие, предались пляскам и объеданию. Пытаясь не потеряться в неразберихе, царившей вокруг. В чём, надо отметить, преуспели. Ночь их встретила множеством огней и новых развлечений. Уже к утру, они измотанные, забрели в первый попавшийся дом, и свалились в кем-то заботливо приготовленные постели. На рассвете Ард затих. Измученные гости разбрелись всяк по своим закоулкам, отведённым им заранее. Благо места было вдоволь, как и остального. Затишье лишь изредка прерывалось криками заблудившихся, но Старшие быстро отправляли таких в нужном направлении.
- Не могу поверить, что этот паренёк и есть наш Создатель. – Нахмуренный Рок смотрел на огонь. – Скажи мне на милость, с чего ты так решил? – поднял он глаза на взъерошенного гнома.
- С чего, с чего! – взвился тот, - Я сам ему двери в наш мир открывал. Кому, как не мне узнать его?
- Одного не возьму в толк, - ещё грознее сдвинул брови демон. – На кой ляд, ты это сделал? Нам и без него проблем хватало, а теперь и с Создателем придётся возиться.
Адмет запустил пятерню в густую пепельно–седую шевелюру. – До сих пор понять не могу. Три недели тащился в какую-то глушь, как во сне, словно управлял он мной. Потом дверь отворил, а уж он в неё тут же и вошёл. Что мне было делать? Силы в нём никакой не ощущалось, я и отвязался от него побыстрее. По правде сказать, думал, что он в лесу то не выживет. Ан, нет, глядикось, спит, как младенец и ни до чего ему дела нет.
- Судьба видать их с Джефом свела, – из темноты угла подал голос Лот. – Возможно, зря панику разводим, глядишь, обойдётся всё?
Адмет поёжился, - Комперс сказал, что с его появлением Эвелиду ждут тяжёлые времена.
- А когда они у нас лёгкие были? – не унимался Лот. – Куда ни кинь, всюду клин. Одной напастью больше, одной меньше. Да и вообще, что натворит один ребёнок? Приставим к нему кого-нибудь посильнее, пусть приглядывает за ним.
По замутневшему взгляду Рока стало ясно – он вдарился в воспоминания. – Не скажи! мой Янг такого перца всем задавал, пока мал был. Целое царство Теней с ним справиться не могло, а ты говоришь – ребёнок! Не зря вчера от него чем-то непонятным несло. Не то, что силой, мощью необъятной. И не важна его сегодняшняя безмятежность и пустота. Разве угадаешь, чего он там, в Драконьих горах нашёл. Видишь, с Джефом какую штуку сотворил. Я, например, на такое не способен, да и Высший маг тоже, думаю, не потянет.
- Давайте с ним посоветуемся, - предложил Адмет. – Высший ближе к Создателям, значит, должен придумать, как нам с ним поступить.
Пока они вели свои рассуждения, в соседней комнате АРТ, потягиваясь и позёвывая, просыпался. Он нежился на мягких простынях и кутался в пуховое одеяло. Как же давно он был лишён этих удовольствий. Он потерял счёт времени. Казалось, дом затерялся в вечности, а он бедный странник, бродил по лесам и горам неведомо сколько. Вставать не хотелось, но бубнящие за стеной голоса не давали покоя. Раздражённый Создатель мысленно пожелал им заткнуться. Не ожидавшие с его стороны такого подвоха, едва ли не самые сильнейшие маги планеты с ужасом открывали рты и не произносили ни звука.
- Убедился! – огненным росчерком на столешнице выжег демон.
Лот залил водой дымящийся стол и вышел. Рок и Адмет остались сидеть, раздумывая, куда заведёт их так нежданно объявившийся Создатель.
- Поделом мне, - вертелось в голове демона, - Взялся разглагольствовать. Надо было его спящего околдовывать и куда-нибудь замуровывать, чтобы не проснулся вовсе. Хотя бы в Храм Лотоса уложить. Адмет же раздумывал, какое его ждёт наказание за то, что бросил АРТА одного в лесу, и вполне был согласен – виноват, так отвечай. Старый гном тихонько вошёл в спальню и присел на край кровати. Сонные глаза АРТА подозрительно уставились на него, как будто вопрошая, - Тебе чего?
Лот пальцем указал себе на рот и сделал попытку заговорить. Естественно, у него ничего не получилось. Парень сразу догадался, - Это ты там шумел?
Лот закивал, и тут же дар речи вернулся к нему. – А мои друзья?
- С ними тоже порядок, - улыбнулся АРТ. – Извините меня за неосторожность. я ещё не привык к своим способностям. Как тебя звать, гном?
Маленький человечек на миг задумался, - Лот, - наконец, выдавил он из себя, - А тебя?
Мальчишки встал и протянул ему руку. – АРТ, мой герой. Рад с тобой познакомиться.
- Может статься, пронесёт, - мелькнула такая желанная мысль. – Не больно уж он и страшный, пока…
Одежда мальчишки мгновенно переменилась на почти царский наряд и заинтересованность во взгляде вдруг сменилась надменностью, присущей разве что владыке.
- А может, и нет, - успел подумать гном.
- Где твой внук Адмет?! – вопрос застал его врасплох.
- Там, - указал он рукой на стену.
- Позови! - Ни тон, ни грозный прищур не обещали ничего хорошего. Лот приоткрыл дверь и кивнул перепуганному внуку, приглашая войти, но его опередил Рок. Он почти робко протиснулся между косяком и гномом.
-Разреши спросить тебя, Великий? – отчаявшись найти сына, он сжал в кулак всю свою гордость и начал выпытывать у Создателя про Судьбу Янга.
План мести созрел у АРТА моментально. – А ты у него спроси, - указал он на стоящего у того за спиной гнома. – Он его так же, как и меня бросил в неизвестности одного. А ведь даже успел узнать, что он родственник.
Бешеные глаза упёрлись в Адмета. – Ты всё это время знал, где Янг и молчал?! 
- Я, был ещё ребёнком, - пятился обвиняемый, - А он предстал предо мной, как воплощение зла, я и испугался, а остальное вышло само собой. Он коснулся спиной стены, дальше отступать было некуда, а демон надвигался на него горой, заслоняя свет.
- Притормози, Рок, - тронул зятя за плечо Лот. – Разберёмся спокойно. Не думаю, что взбучка Адмета пойдёт нам на пользу. Рок в замешательстве оглянулся, ведь, по сути, он не желал смерти племяннику и сам не понимал, что на него нашло. Но АРТ подлил масла в огонь. – Совсем не известно, выжил ли твой сын в том мире, куда загнал его Адмет. Ярость с новой силой заклокотала в глотке демона, когда он развернулся к обидчику Янга. Создатель отчётливо увидел у него за спиной открытую дверь и почувствовал жар, исходящий из проёма. Он всё же успел сотворить невесть какую загогулину и сунуть её  в лапищу демона, прежде, чем Адмет вытолкнул дядьку в чужой мир и закрыл за ним дверь. В планы Создателя не входила гибель Рока. Он рассчитывал, что тот найдёт сына и вернётся на Эвелиду. А Янг – не отец, его гнев не уймёшь уговорами, и тогда Адмет получит по заслугам.
- Опаньки! – засмеялся он, - ты, гном, шустро с ним разделался. Опять само собой вышло? А Дип и Арка, ты тоже туда же отправишь, когда они разбираться придут? – поинтересовался он.
У Лота отвисла челюсть, он не верил глазам своим. – Адмет! Ты зачем это сделал?! – завопил он не своим голосом.
Молодой гном пожал плечами, - А чего он?
- Вы можете идти, – бросил им АРТ. – Нужды в вас больше нет.
Ох, и жутко стало гномам, аж до посинения, от его злорадства. Пожалуй, не обрадуешься, когда твой Создатель таким тоном заявляет, что не нуждается в тебе. Испуганный Наял выглядывал из-под одеяла, а дед и внук, поклонившись, покинули комнату.
- Вылезай, - выходя следом, бросил ему АРТ. – Пойдём, Джефа поищем. Надоел мне этот Ард. Найдём местечко повеселее. Он не спеша, зашагал вдоль по улице, а за ним, еле поспевая, пант.
Лот всячески костерил Адмета. – Ну, ты и дубина, чего отчебучил. Рок, небось, единственный был, кто хоть как-то мог повлиять на Создателя, а ты его загнал куда-то. Сейчас же верни демона в наш мир, не то я вздую тебя, как следует.
- НЕ в моей это власти, - всхлипывал молодой гном. – Для этого мне самому придётся туда отправиться, найти его там, а уж потом вытаскивать.
- Так начинай! – вскипел старик. – Чем быстрее, тем лучше, пока и вправду Арк с Дипой не заинтересовались, куда он делся.
- А если я там погибну? – набычился Адмет, тогда Рок с Янгом точно никогда не вернутся. Они то демоны, им проще за себя постоять, да и кто знает, возьмут мои способности в том мире и пропадут. Что тогда? Кто откроет дверь обратно?
Лот призадумался. – Хорошо, открывай дверь. Я пойду их искать, а ты сиди тут и жди, пока мы вернёмся, а проход держи открытым.
- Что толку, - вдруг заплакал Адмет, - Вы его всё равно там без меня не найдёте.
- Значит нужно всего лишь заклинание, чтобы я увидел твой проход?
- ну, типа того, - всхлипывал Адмет. – Только боюсь я за тебя, дед. Не ходи туда. Мы не знаем, что там за напасти ждут пришельцев. Однако, Лот отмахнулся, - Открывай, видно будет на месте. Наверное, сама Судьба вмешалась – ни одно заклятие Лота не сделало проход видимым, а сработало лишь простенькое приспособление, которым воду в песках ищут. После надлежащих испытаний гном прошёл на Ракован.
Кожу нестерпимо жгло коричневое беспощадное светило, а пятки через ботинки пропекал песок, такого же цвета. Лот по-прежнему не видел двери, но стрелка манка неукоснительно показывала в точном направлении, куда бы он ни поворачивался. А на месте самого выхода начинала крутиться, как волчок. Он напоследок просунул голову в свой мир, - Смотри, не проговорись никому. Скажи, мы с Роком по делам срочно отбыли, когда вернёмся, не знаешь. И не вздумай дверь закрыть. Десять дней жди, потом действуй по своему усмотрению.
Адмет только успевал кивать в ответ. Затем Лот окончательно исчез с Эвелиды.
В самом центре пустыни Абвари, на планете Ракован, стоял седой гном, мучительно раздумывая в какую сторону ему отправиться. Он тщательно упрятал манок в карман, даже не подозревая, что окажись он здесь без этого предмета, то растворился бы в миг. – Странная здесь магия, - подивился гном, применив поисковое заклинание, Потому ка открыв глаза, вместо путеводного указателя, который он надеялся увидеть, обнаружил себя стоящим около Рока.
- Быстро ты меня нашёл. – одними глазами улыбнулся демон.
- Где мы? – оглядываясь по сторонам, Лот пытался сообразить, куда его занесло.
- Кто знает, - сквозь зубы процедил Рок, когда я оказался по милости Адмета в пустыне, то попытался переместиться назад в Ард. Но начинаю понимать, что мы не на Эвелиде. Там нет такого места. Подумать только, белое море. Признавайся, в какой мир зашвырнул меня твой внучок, и чего ты за мной попёрся.
- Некогда острить, - вздохнул гном, - У нас на всё про всё – десять дней. Кстати, в этом мире и Янг находится, Какие у тебя предложения? Будем искать его или сами выбираться попробуем?
Демона передёрнуло всего, - Неужели ты думаешь, я упущу шанс сына найти? Твори свой поиск, гном. Хочу увидеть Янга
- Тебе проще, - задумался Лот, - Я даже не видел внука.
Демон растерялся. – Ведь мы не знаем, как он сейчас выглядит. Значит «поиск» не поможет.
- Не унывай, - хмыкнул гном, - Не думаю, что для демона тридцать лет большой срок. Представь себе его в демоническом обличии, посмотрим, что выйдет.
Рок поднапрягся, взял его за руку и через сек они оказались в роскошном зале, точной копии тронного зала в царстве Теней Эвелиды. На троне перед ними восседал демон. Вне всякого сомнения, это был Янг. Увидев отца, он забыл, как дышать и пожалуй, задохнулся бы от глубины чувств, если бы папаша не встряхнул его вовремя, как грушу.
- Отец! – воскликнул он, с шипение, выдавив из себя застрявший воздух. – Неужели, это ты?
- Похоже, что да! – засмеялся Рок. – Наконец то я тебя нашёл, блудный сын!
Янг с подозрением уставился на седого гнома, сильно напоминавшего ему Адмета, но слишком старого, чтобы оказаться его братом. – А Это кто?
- Твой дед Лот. – раскрыл объятия Рок и с силой притянул к себе вновь обретённого отпрыска. – Мы за тобой пришли, - тронул Янга за руку Лот. Нам надо поторапливаться домой. Неизвестно, что там без нас АРТ натворит.
- Разве Высшие, могут творить непутевое? – скривился Янг. – Это что-то новенькое.
- Да не маг, - нахмурился Рок. – Сам Создатель к нам на Эвелиду пожаловал. Комперс в связи с этим предсказал массу неприятностей. Поэтому мы должны, как можно скорее возвращаться, пока Великий не удумал чего пострашнее, чем нас с Адметом стравливать.
Янг посуровел. – Я готов был придушить своего братца за то, что он со мной сотворил, но по прошествии стольких лет, пожалуй, стоит его поблагодарить за содеянное. Не сердись на меня, отец. Вам придётся без меня идти домой. Мне лучше здесь остаться.
Как же так? – растерянно глядя то на Янга, то на Лота, проговорил Рок. – Твой мир там, а не здесь!
- Уже нет, - отвёл глаза демон – сын. Поверь, я полюбил Ракован не меньше Эвелиды. Так много лет прошло. У меня семья, в конце концов, тут, а не там. Я Хозяин Ракована, а дома лишь один из многих. Ведь тут магией никто не владеет. Твой сын, - посмотрел он прямо в глаза отцу, - Почти единственный на всю планету. Ты представляешь мою власть?!
В зал вбежал прыткий златокудрый мальчуган, - Папа, смотри, что я нашёл, и маленькие ручки протянули Янгу незнакомый пришельцам минерал. Лапища демона сграбастали ребёнка и подбросили высоко вверх, высоченные своды отразили радостный взвизг, - Ещё, ещё! Когда утихомирившееся маленькое тельце ласково прижалось к волосатой груди, Янг перевоплотился в человека. – Знакомься, хан, это твои родственники – дед Рок и дед Лот. Мой отец и отец моей матери Дипы. Помнишь, я рассказывал тебе о них?
Без всякого страха мальчик спрыгнул с рук родителя и подошёл к незнакомцам. – Здравствуйте, - протянул он руку для приветствия сперва Лоту, а затем и Року, - Я – Хан, сын Хозяина Ракована. Вдруг эта самая ручка вцепилась в деда – демона мёртвой хваткой. – Дед, возьми меня с собой! Если у вас на Эвелиде, хотя бы  вполовину интересно, как отец рассказывал, на это стоит посмотреть. Не гляди, что я маленький, я не стану обузой.
Янг внимательно уставился на сына, - Ты уверен, Хан, что хочешь отказаться от трона Ракована?
Лот подхватил внука, - Неужели, ты не понял, у него Зов Эвелиды, зачем ему твой трон. Ну, а если передумает, то всегда сможет вернуться.
- У нас здесь спокойно, – отвернулся Янг, - А у вас Великий балует. Нужно ли тащить ребёнка в неизвестность?
Не очень то ты боялся неприятностей, когда мал был, - заметил Рок. – Дай и ему всего на своей шкуре испробовать. Сам то, как погляжу, уже утихомирился.
Хозяин лишь улыбнулся в ответ. Слишком бурными мне кажутся теперь прошедшие годы. Хан слез с рук и приблизился к отцу, - Пусти, пап. Я потом обязательно вернусь. Ларана не даст тебе скучать.
Демон взъерошил золотые кудри сынишки, - Конечно иди. Смотришь, и ты ухватишь магию за хвост. На Эвелиде всё возможно.
-Кто такая Ларан? – тревожно вглядываясь в погрустневшие глаза сына, спросил Рок. И мне хотелось бы до отправления познакомиться с твоей семьёй. Янг молчал и глотал подступивший к горлу ком.
- Я и Ларан – мы и есть его семья, - звонкий голосок резанул слух. – А мама наша ушла в царство мёртвых, когда родилась моя сестра, цикл назад. Хан выручил отца, зная, как тяжело тому вести об этом разговор.
- Верни её назад! – вскинул брови Рок
- Нет, - покачал головой Властелин планеты. – У нас уходят без возврата. Создатели Ракована расстаются со своими созданиями без сожаления, раз и навсегда. Даже я не в силах это изменить. А Ларан далеко отсюда у кормилицы. Хотя если у вас найдётся лишний денёк, мы могли бы побывать у неё.
- Будь, уверен, мы найдем время на такое важное дело, - нахмурился Лот.
В тот же ман Янг переменился до неузнаваемости. Перед ними стоял старичок неказистой наружности, чем-то напоминающий лесовика. Хан обернулся девчушкой, маленькой и хрупкой. Неизменными остались волосы. – Возьми, прикройся, протянул ему отец головную косынку. Заученным движением Хан обвязал голову, так тщательно, что ни один завиток не показывался наружу – Так, - ухмыльнулся Хозяин, - Займёмся вами. Спустя пару секов около него стояли два мужичка разбойничьего вида. Норма! – обрадовался Янг, - Как раз, что надо. Ещё манов через пять они верхом на скакунах неслись по лесу, и чёрные ветви с синей листвой, нещадно хлестали их лица.
К чему такая конспирация? – не понимал Рок, – но молчал, ждал, пока сын сам ему всё объяснит. Пол дня бешеной скачки по чащобе, а затем по пересеченной местности не лишённой своеобразной прелести, вывели их к одинокому хутору, стоявшему на окраине лесного массива. куда более огромного, чем тот, через который они мчались. Янг сноровисто спрыгнул на землю, велев спутникам оставаться верхами. Он громко постучал в дверь. – Корунда, открывай, это я – Сплин, - хриплым голосом просипел старик, едва за дверью послышалась возня. – Я пришёл за малышкой.
Показалась молодая заспанная деваха. – Делать нечего! Зачем она тебе? – зевнула она. Ты мне ещё за прошедшие два тарана не заплатил. Вот отдашь монету, тогда ори и требуй. Она совсем уж было собралась захлопнуть перед его носом дверь. когда увидела у него в руках золотую деньгу. – Где ты это старый хрыч, раздобыл такое богатство? – уже заинтересованно протянула девка, однако дверь распахивать перед гостем не спешила. Но Янг с заправским видом грубого мужлана, размахивая руками, стал ей объяснять. – Корунда, не груби, я продал обеих своих внучек вот этим господам, – кивнул он на Лота и Рока. – Наконец то избавлюсь от обузы, что повесила на меня дочь, умерев при родах. Ну, ты сама знаешь эту историю. Так что скорее отдавай ребёнка, пока они не осерчали и не востребовали своё имущество силой. Какой бы тупой ни была кормилица, вид мужиков, грозно на неё поглядывавших, подстегнул её почище любого кнута. Она пулей влетела в дом и с той же скоростью вылетела назад, но уже с ребёнком на руках. – Забирай своё отродье, - сунула она Янгу девочку, не забыв при этом выхватить у него монетку. - Мог бы и ещё приплатить, а то она мне всю грудь чуть не отгрызла, пока я её кормила, - буркнула кормилица.
- Не ворчи, - крякнул под тяжестью груза Янг – старичок, - Я и так отдал тебе всё, что получил за неё.
Злая Корунда захлопнула дверь, и больше не стало слышно, довольна она или так и точит зуб на жадного старикана.
Янг бережно прижал сопевший свёрток к груди. Молниеносно взлетел в седло. Залихватски свистнул, и бешеным галопом скакуны понеслись обратно в замок. Да так прытко, словно им перца на некоторые места насыпали. Уже в замке, вернув всем истинные личины, Янг нежно качал уставшую Ларан. Принявшая свой облик девочка, казалась ангелом.
- Как же она похожа на Дипу, - удивлялись Рок и Лот. Янг только кивал, зато Хан, гордо вскинув голову, изрёк, - Она, как две капли воды, будет похожа на нашу маму. Особенно, когда волосы станут такими же золотыми.
- Да… - протянул молодой демон, проводя грубой ладонью по головке дочери. – Это золото никакая магия спрятать не в силах.
- Объясни мне неразумному, - нахмурился Рок. – Что хорошего в этом мире ты нашёл? Из того, что мы увидели, совсем не ясно, чем он тебя прельстил. Ты – Великий маг, Хозяин Ракована, а разыгрывал дешёвый спектакль перед какой-то простушкой. Зачем?
- Тебе и правда не понять, - насупился Янг. – Меня здесь все боятся. Я не сумел найти кормилицу, которая смогла бы кормить Ларану. Как только они узнавали, чего от них хотят, так у них от страха молоко пропадало. Представь, какая судьба ждала бы тех малышек, которые у Корунды ещё остались, узнай она, кто я такой.
- А кого поприличнее ты не нашёл? – вмешался ещё и Лот. - Чего уж такую страшную то?
Янг лишь плечами пожал. – Она ближе всех живёт, да и самая здоровая из всех претенденток. На Раковане все знатные особы отдают детей бедным кормилицам, сами не кормят. Чем я лучше других? Моя Медея была исключением. Хана она вскормила, никому не доверила. Ларане не повезло. Теперь она может обойтись без кормилицы. Вы заберёте Хана, а я займусь её воспитанием. Сын прав, она не даст мне скучать.
За разговорами канула ночь, и лишь когда коричневое Ярило позолотило синие макушки леса, деды вспомнили, что пора и домой отправляться. – Провожать не надо, - остановил, рванувшегося было сына Рок. Здесь ты сейчас нужнее. Мы сами доберёмся. Он взял на руки хана, ещё сладко посапывающего. Поцеловал на прощание сына, и они с Лотом нырнули в проход межвременья, слава Создателям, открытого для демонов и в этом мире. Вышли из него они в самом центре раскалённой, как сковорода, пустыни Абвари. Проснулся от жары Хан. Поудобнее устроившись на могучих руках деда – демона, он с интересом разглядывал амулет у себя на шее. – Почему меня дома не разбудили?
- Лот улыбнулся, - Твой отец побоялся, что если заговорит с тобой, то передумает отпускать, вот и решил лучше так проститься, пока ты спишь. Амулет он тебе на память подарил, велел, чтобы ты его ни в коем случае не снимал на Эвелиде. это кусочек твоего мира. Он сказал – без него умрёшь.
Малыш старательно упрятал подарок отца под рубашку и прижал ладонью к груди. Лот достал из кармана манок. Стрелка указывала прямо на Ярило. Пять сотен изнурительных шагов по нестерпимому пеклу, и она закрутилась волчком. Лот вытянул руку вперёд и пошарил в прохладе. Року и хану казалось, что пол его руки исчезло, затем гном проделал тот же фокус с головой. Удостоверившись, что всё в порядке, и в комнате, кроме спящего Адмета, никого нет, он схватил Рока и втянул его за собой в ласкающий воздух прибрежного Арда.
- Фу, наконец-то мы снова дома. Эй, парень, - толкнул Лот Адмета, - Закрывай свои ворота, мы вернулись.
Подхватившийся спросонья Адмет, живёхонько захлопнул злополучную дверь, доставившую ему и деду столько хлопот. Какого же было его удивление, когда вместо разъярённого Янга, как он себе представлял, он увидел милого ребёнка. И Рок в придачу, кажется, уже совсем на него не сердился. – Хвала Создателям, вы вернулись! Ну и натерпелся же я страху.
Рок отпустил Хана, – знакомься, это твой двоюродный дядька. Мальчик с любопытством разглядывал гнома. – Так понимаю, ты отправил моего отца на Ракован?
Адмет вспыхнул алым цветом. Его смущение не укрылось от проницательного ребёнка. – Он уже не гневается на тебя. Считай, что оказал ему услугу, отправив в наш мир. Он стал его вторым домом, видишь, даже возвращаться не захотел.
-Гном с облегчением воспрял духом. – Все эти годы я был уверен, что отправил его на верную гибель.
- Значит, ты плохо знал моего папу, - захохотал мальчуган. - Он кого хочешь, вздует. Там, тем более. На Раковане ему нет равных. Теперь он Владыка всех земель, и власть над миром принадлежит ему по праву!
- Ладно, - прервал его речь лот. – Хватит восхвалять до небес Янга, пора тебе познакомиться с нашим милым многочисленным семейством. Надеюсь, все ещё в Арде, а не разбежались по домам.
- Не должны были, - Адмет направился к выходу, - Вы поразительно быстро вернулись. Никто даже не чухнулся. Они веселятся. Совет расстарался на славу – это празднество запомнят надолго.
- люблю праздники, - подхватил Хан. Но у нас так давно их не проводили, значит мне повезло, раз я очутился здесь так вовремя.
Рок и Лот переглянулись, Лот подмигнул, - Как ощущаешь себя в роли деда?
Демон расплылся в улыбке, - Уж поверь мне, лучше, чем в роли отца. Янг мне мозги то пропарил. Надеюсь, внучок не подкачает и будет примерным дитём.
-Да уж наверное справишься с обычным ребёнком, коль с демонёнком сладил.
-Эх, повеселимся! – засмеялся Рок, обращаясь демоном, и протягивая лапищу хану. Тот доверчиво вложил свою крохотную ладошку в волосатую длань. – Пойдем, дед, покажи мне свой мир. Хан явно предпочитал деда – демона. Но Лот не ревновал, ясно дело, с эдакой силищей рядом чувствуешь себя спокойнее, чем со старым седым гномом. Так они и двинулись вдоль по улице, которая и без них не пустовала. Мысли и Создателе пока старательно задвигались на задний план, а напрасно.
АРТ уже всё знал. Его замысел провалился, что не очень его обрадовало. И он здраво рассудил, - На досуге придумаю, что-нибудь позанятнее и посмотрим, как тогда выкрутится коротышка Адмет. Этот гном явно наступил ему на любимую мозоль и АРТ не собирался прощать нанесённой обиды. Однако, сначала решил, хорошенько обстроиться на Эвелиде. Местом своего постоянного пребывания выбрал Новый Свет. Лесок на берегу Срединного моря привлёк его внимание, пока Джеф летел к Арду, и АРТ незамедлительно собрался приступить к постройке жилья.
- Джеф! – мысленно позвал он. – Мы скоро улетаем, так что прощайся с родными и разберись с Советом. Откажутся тебя отпускать, дай мне знать. Я сам постараюсь убедить их.
Но Совет не захотел связываться с Создателем и остальным посоветовал не вставать у него на пути. Решили, что Джеф будет хорошим соглядатаем у АРТА. И дракон дал согласие оповещать Старших обо всех проделках своего друга. Да он вообще всё что угодно пообещал бы, лишь бы его отпустили без скандала. Героев АРТА при этом сговоре не оказалось, поэтому он пока не проведал о скоропалительной Клятве Джефа.
И так, бронированный дракон с двумя седоками на спине, красиво планировал в облаках. На этот раз они не спешили. АРТ любовался красотами внизу, Наял молил Создателей поскорее приземлиться. Он жутко боялся высоты, но под страхом смерти ни за что не признался бы в этом товарищам. – Ещё примут меня за слабака, и домой отправят. С ними интересно и весело. Глядишь, знаменитым стану, подвиги совершу. Тогда и вернуться можно. Все в деревне уважать меня будут. Самую красивую девушку в жёны возьму. Так, предаваясь упоительным мечтам, он и не заметил, как его страх рассеялся. А хитрый глаз АРТА с усмешкой вовсе не злорадной, а дружеской, поглядывал на разомлевшего приятеля панта.

28

ГЛАВА 5
Создатель созерцал результаты трудов своих. Расчищенная площадка среди леса размером не уступала хорошему стадиону. Тут и должен был стоять его дом – крепость. Он впервые собирался применить столь мощную магию. Всё тело покалывало, голова болела и нестерпимо хотелось пить, но он отринул в сторону посторонние желания и с энтузиазмом взялся за работу. Далеко в сторонке под огромным деревом расположились Джеф с Наялом, они с интересом наблюдали, как на пустом месте рос, словно живой, роскошный, чёрно-белый, сверкающий в лучах солнца, замок, в котором им предстояло жить. Чем выше становилось сооружение, тем сильнее у них дух захватывало от размаха и замыслов АРТА.
Канули в вечность тан другой, верхние шпили этой монументальной постройки прятались за набежавшими облаками. Пусть все видят, - выпятил грудь Создатель, - С кем имеют дело. Наял только макушку почёсывал, а у дракона тоже слов не нашлось, для выражения распиравших его предчувствий и эмоций. – Да, - прошипел он, - Это великолепно! Мы гордимся тобой!
- Я и сам собой горжусь, - АРТ, усмехаясь и потирая, горевшие синим пламенем руки, уставился на свой новый дом. – Прошу пожаловать! Это и ваше жильё.
Внутри оказалось   ещё интереснее, чем снаружи. Такого великолепия никто из жителей Эвелиды и представить, не смел. Этажи Джеф и считать не стал, ему то достался самый верхний. Габариты замка распрекрасно подходили к его размерам, словно по заказу. АРТ старался не обидеть друга    и сотворил ему апартаменты не хуже своих собственных, лишь подогнал их под величину дракона – великана. Ему с Наялом достались приличествующие им залы и спальни. Лучше не придумаешь. Так и скажешь, что в глубине души, АРТ был архитектором. Толи картинок в энциклопедиях насмотрелся, толи его фантазия на такой уровень вышла. Равняться с его Сверкающим замком, не могла даже Лаборатория, сотворённая изо льда по замыслу АЛЬБЫ. Насколько та вызывала ощущение воздушности и нереальности, настолько дом АРТА был, осязаем для глаз и тела. Хотелось скорее зайти в гости и полюбоваться не только наружным видом. Магия знает своё службу туго – ощущение притягательности возникало от желания АРТА видеть восхищение в глазах удивлённых посетителей. Так и вышло.
Свершилось, он приобрёл пристанище в своём выдуманном мире. Не мифическое, не миражное, а самое, что ни на есть настоящее. И друзей нашёл, как мечтал – сказочное существо и стального дракона. Точно, как в книжках. Чего ещё можно желать в тринадцать лет, когда все твои грезы исполняются. Одного он по-прежнему не мог – открывать волшебные двери. Казалось, чего проще, так нет, лишь Адмет владел этим искусством, единое воспоминание о котором приводило АРТА в бешенство. Он долго лелеял месть и придумал, как наказать обидчика.
Однажды, распрекрасным утром, гном проснулся в роскошном зале на мраморном полу. Около него на стульчике сидел АРТ и пристально разглядывал своего героя. Ужас закрался в душу Адмета от этого взгляда, и он понял, что пришёл час расплаты.
- У тебя есть выбор, - вполне миролюбиво проговорил АРТ. – Нам нет места на одной планете. Или ты уберёшься в другой мир, или станешь для меня дверью, которую я буду открывать по своему усмотрению. На обдумывание даю тебе два дня. Бежать не советую. Скажу только, если останешься здесь, у тебя появится шанс на прощение, лет через несколько. Адмету хотелось волком выть от безысходности. На чью либо помощь он и не рассчитывал, считал, что не в праве подвергать риску родных и близких. Потом, перебоявшись, смирился с неизбежностью, и решился остаться. – Когда, никогда он смилостивится, тем более, что я у него на поводу пойду. Так в Сверкающем замке стало на одну дверь больше. Через неё АРТ проходил, куда ему заблагорассудится. Даром, что сам не умел открывать проход, за него это теперь делал Адмет.
Жизнь АРТА отличалась великим разнообразием, которого он так желал на Земле и получил тут. Наверняка, на Эвелиде начался переполох с его появлением. В войны  он играл с большим размахом, стравливая народы, ранее жившие в добрососедстве. А потом наблюдал за исходом. Года через два ему прискучило это занятие, и он заинтересовался поиском сокровищ,  всяких редкостных вещей и кладов, без зазрения совести опустошая сокровищницы драконов. В своё время его интересовала игра охотников за драгоценностями. Он с азартом лазил по тёмным пещерам и катакомбам. Потом приелось и это. Его коллекции являлись предметом зависти многих коллекционеров Эвелиды. Следующим увлечением стало посещение различных увеселительных мероприятий. Ещё к нему постоянно обращались за помощью различные герои. Кому-то он помогал, а кого-то отправлял восвояси. Текли годы, одним махом пять лет мелькнули, и уже у юноши АРТА появились совсем другие прихоти и мечты. За пять лет, он избаловался вседозволенностью.
Последнюю неделю АРТ видел один и тот же сон – удивительную девушку на алтаре. Она менялась, принимая черты такие порой чуждые, что Создатель не мог сразу припомнить, кому они принадлежат. Но кто такая ОНА, он вспомнил мгновенно – Богиня – мутант из Кента. Он так привык получать желаемое, что, не задумываясь, отправил Джефа в Кент. – Ты в курсе, что там у тебя сестра родная живёт? Дракон отрицательно мотнул башкой. – Ну, так слетай туда, познакомься! Можешь её к нам в гости пригласить.
Такое, казалось незначительное предложения АРТА, Джеф воспринял, как приказ. До связи с Советом оставался целый месяц, и он, не мешкая, рванул к кентаврам.
Встретили его, мягко говоря, прохладно, но всё ж, как-никак, брат Богини, поэтому выгнать его не посмели. А уж она ему обрадовалась несказанно. Обо всём выспрашивала и была от него в восторге. Юлика тоже бдительность потеряла. Он ей привет от Кали передал, она  и растаяла. Молодость, молодость, Кора с радостью согласилась тайно покинуть Кент и посетить с Джефом замок АРТА. Юлика и глазом не успела моргнуть, как они улетели прочь в черноту звёздного неба. А утром бедную Жрицу разъярённые кентавры забили насмерть камнями, за то, что не уберегла Богиню. Главный Жрец направил в Ард прискорбное известие о смерти Юлики и похищении Коры.
Кентавры никогда не покидали Кент, поэтому пока вестник – кентавр добрался до Арка и Кали, прошло пару месяцев. Гнев мутантов не знал границ. Они собрались в Сверкающий замок, не слушая советов  и уговоров Старших. АРТА ждала грандиозная разборка. Совет Старших связался с Джефом и оповестил его о предстоящем прибытии родителей, и о цели визита не забыл упомянуть. Дракон в панике метался по замку, а АРТ только посмеивался, поджидая гостей.
Новый прыжок во времени, теперь назад, позволит нам узнать, почему произошли все эти события, почему так долго два других Создателя позволили АРТУ провести на Эвелиде, совершая столь необдуманные поступки. Надеюсь, читатель уже привык скакать туда-сюда, из года в год, из мира в мир, поэтому вы не удивитесь, оказавшись, на эти злополучные пять лет назад на Земле - на Совете Создателей. Но только два из них присутствовали на нём - АЛЬБА и ИРИДА. АРТ куда-то запропастился. Без него решили очень важный вопрос, двумя голосами «за» против одного отсутствующего. Как только проголосовали, статус Создателей резко изменился. ИРИДА, по обоюдному согласию, стала Наблюдателем, АЛЬБА – Архивариусом, а АРТ – Координатором. Коротенько о том, что в связи с этим вышло. Архивариус мог записывать в Архив события, они и становились основоположением реальности на Эвелиде. Координатор мог изменить данную реальность лишь после координации записей в Архиве, то есть не старую на другую заменить, а придумать новую историю, трансформирующую текущие события. Иначе – никак. Статус Наблюдателя позволял рекомендовать те или иные записи.
В тот самый момент АРТ и попал на Эвелиду, поражаясь своей беспомощности. На самом деле он перестал быть Создателем, а координировать ещё было нечего.
АЛЬБА отправилась домой, села за рукопись и длинным росчерком написала: «На Эвелиде прошло пять лет»», и только потом её взгляд упал на листок бумаги, исписанный почерком АРТА. Прочитав, она ужаснулась. Собственными руками она обрекла сына на чужой мир. Требовалось срочно, но безошибочно изменить архивные записи, и вернуть путешественника домой. АЛЬБА подозревала, что добровольно он не придёт, а поэтому и пришлось на ходу сочинять несколько историй, подготавливающих почву для возвращения. Это она направила стопы сына в пещеру Карадурна. И сны про Кору АРТУ неспроста снились. Одному Арку под силу было вытолкнуть бывшего Создателя в проход открытый Адметом. ОН единственный на всей Эвелиде, на кого по давним условиям не действовала никакая магия. Заманить его в Сверкающий замок могли неординарные условия, их и описала Архивариус в очередной главе. Некоторые моменты все же смущали АЛЬБУ – это возраст АРТА. Утром он исчез тринадцатилетним мальчиком, а к вечеру вернётся восемнадцатилетним юношей. Опять ручка скрипит по бумаге: «На самом выходе в наш мир, магия АРТА РАВНОЦЕННО обменялась на прожитые в фантазии годы». Всего одно предложение, и вместо Координатора АРТА на Землю возвращался малыш Артём. Обычный ребёнок, какой и ушёл.
Все точки над «и» расставлены. Ожидаются результаты…
Коре понравился Сверкающий замок. Она с восхищением разглядывала дом брата, осознавая в каком убогом Храме, она провела годы.
- Оставайся у нас! – радушно предложил Джеф. – Мои друзья обрадуются.
Девушка недоверчиво оборачивается на скрип дверей. В зал входит АРТ. – Приветствую тебя, милая Кора! Я счастлив, познакомиться с сестрой моего лучшего друга. Застенчивая улыбка заставляет сердце АРТА биться чаще – эта девчонка ему нравится всё больше. – Мой замок в твоём полном распоряжении. Гости, сколько пожелаешь.
Кора не меняется так часто, как мать. Облик человека стойко держится на протяжении третьего тана. Ей приглянулся АРТ. – Симпатичный он, - думает она, ещё не подозревая, что её Судьба уже неразрывно связана с Судьбой Создателя. – Ладно, считай, уговорили, останусь на несколько дней. Представляю, какой переполох поднимется в Кенте.
- Скоро наши родители сюда прибудут, - мрачно бурчит Джеф.
Кора так радуется сообщению, что и не замечает подавленности брата. – Я их почти не помню, они почему-то никогда не посещали Кент. Юлика всегда их выгораживала, а мне обидно было. Неужели, не нашлось для меня времени.
- Не сердись на них, дитя, - покровительственно кладёт ей руку на плечо АРТ. – Они действительно не виноваты. Это Совет Старших поставил их в такие условия. Но сегодня, я уверен, их ничто не удержит, даже Совет.
Громкий грохот, донёсшийся с улицы и крики Наяла сверху – Они на подходе! – заставили Джефа сжаться до половины своего размера. Злую улыбку АРТА Кора не увидела, она выглядывала в окно, пытаясь с высоты рассмотреть родные лица. – Веди их сюда. Джеф, - голос создателя не обещал обидчикам ничего доброго.
Скрепя зубами от злости в зал, следом за сыном, вошёл Арк, за ним Кали. Увидев дочь живой и невредимой, она кинулась к ней, на ходу подстраиваясь под её облик. Арк – демон угрожающе надвигался на АРТА. – зачем ты так с ней?
- зато вы честно поступили, - без страха смотрел в жёлтые зрачки юноша. – Бросили ребёнка у дикарей, а сами блаженствуете в Арде.
Кали всхлипнула, - Он в чём-то прав, Арк.
- Но не в смерти Юлики! – неумолимо пёр напролом мутант. – пришла пора тебе, Создатель ты наш, домой отправляться. И оттуда играть в свои игры. Так всем лучше будет. ОН окинул взором зал и увидел, что искал. – Ну-ка, Адмет, открывайся на Землю!
- Не смей, гном! – вдруг испугался АРТ, - Я не хочу возвращаться! Как он ни старался, его магия не справилась с врождённым щитом Арка. Он целый и невредимый добрался до Создателя, схватил его за шиворот и поволок к Адмету, как мешок. Дверь распахнулась.
- Предатель! – завопил АРТ, - Пусть вся твоя сила ко мне перейдёт. Он вывернул шею и взглянул на стоящую в стороне Кору. – А ты, девочка, останешься здесь до моего возвращения. Он бы и дальше извергал заклятия, но опомнившийся вовремя Арк заткнул ему рот волосатой лапой, прибавил шаг и одним махом зашвырнул его  в светящийся проход. Пинком захлопнул дверь, которая, собравшись вдруг в комок, обернулась взъерошенным гномом. – Фух, избавились от очередной напасти! – вздохнул он. Арк добавил прелести, - Пусть он никогда не сможет дверь из своего мира в наш отворить! Заклятие он крепкое наложил, запечатав таким образом Путь, надоевшему Создателю на Эвелиду. – Отправляемся, девочки, - повернулся он к жене и дочери. – Совет там, наверное, от злости взбесился.
Кора дошла только до входной двери замка. Шагнув дальше, она мерцнула и появилась снова посреди холла. Сильнейший маг и колдун в одном лице – Арк, долго бился над проклятием Создателя – тщетно. Так и пришлось Коре поселиться в Сверкающем замке в обществе Джефа и Наяла. Выйти из него она не смогла. Тут же выяснилось, что Адмет потерял способность двери открывать. Всё одно к одному, - бурчал мутант, даже уйти не напакостив не смог…
АЛЬБА сразу же увидела открывшуюся с Эвелиды дверь. Она с нетерпением ждала сына. Он влетел в комнату, как выпущенный из катапульты, красный и злой. Проход закрылся. Вскочивший АРТ пинал ногами воздух и кричал, - Открывайся немедленно, я приказываю! Всё напрасно. В конце концов он утих. Замкнулся в себе и надувшись на оба мира сразу, сделал вид, что смирился.
Игра, вроде бы, прекратилась. Архивы отправились на полку, каждый занялся нужными, по мнению взрослых, делами. Но разве после таких событий, кто-то забудет Эвелиду? Вы, думаете, забудут?

29

ЭПИЛОГ
В маленьком Российском городке жил обычный юноша с удивительными способностями. Взяв какую-нибудь книгу из большой библиотеки мамы, он мог попасть в любой миг вымышленного кем-то мира. Одно его добивало – дверь в созданный им самим мир, наглухо закрылась для него. Разглаживая ладонью страницы толстенной рукописи «Архивы вымыслов», он не мог стереть из памяти девушку из Кента. Слеза боли и отчаяния катилась по щеке.
- Я доберусь до вас, паршивцы! – сами собой складывались проклятия. – Ты только дождись меня, Кора, дождись! Неужели Создатель не сможет пробиться к тебе…
Во всяком случае, воплощению Эвелиды небытие не угрожало. Она существовала вопреки всем правилам, и не собиралась исчезать с лица Вселенной.
Мы вправе сказать: «Она родилась, и продолжает жить».

30

P.S.
В очередной раз перечитывая архивную рукопись, неугомонный АРТ берёт ручку и дописывает: «Есть на Эвелиде славный город Дельф. В нём проживают крохотные существа Дельфы. В пятый день десятого месяца там родился мой герой – малыш Волкален, которому я дарю в день рождения умение открывать проход между мирами…». 

«… Приукрасить это нечем, зато и нечего отнять.
Выдуманные герои в вымышленном мире живут игрой, навязанной Создателями.
Великие внимательно следят, чтобы эти самые герои, не проявляли самовольства и самостоятельности, но кое-кому удаётся иногда вырваться из-под опеки. Такое положение дел не устраивает ни тех, ни других. В результате, Создатели решают бросить мир своих фантазий на произвол Судьбы. Этот процесс проходит не без некоторых неувязок. Не скажу, что речь идёт о них. Однако, некая логическая цепь, связывающая строптивых героев между собой, а заодно и с Создателями, явно наблюдается в повествовании…»


Вы здесь » Niksma » Творчество » Просто сказка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC